1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Россия

"Другая Россия" без Касьянова: открытый финал

Дороги Михаила Касьянова и "Другой России" разошлись. В чем причины разногласий, как они повлияют на будущее оппозиции? Интервью DW-WORLD.DE - с представителями "Другой России" и Касьянова.

Гарри Каспаров, Михаил Касьянов, Ирина Хакамада

Союз Каспарова и Касьянова выглядел прочней, чем оказался на деле

Михаил Касьянов

Михаил Касьянов

Один из оппозиционных российских лидеров Михаил Касьянов заявил о своем выходе из коалиции "Другая Россия" и создании новой партии. Советник Касьянова по связям с общественностью Елена Дикун и пресс-секретарь "Другой России" Людмила Мамина рассказали в интервью DW-WORLD.DE о причинах такого шага и о шансах оппозиции на предстоящих президентских выборах.

- В чем причины, побудившие Михаила Касьянова заявить о создании новой партии?

Дикун: Российский народно-демократический союз (РНДС) - это движение. Партии и движения существуют параллельно. Если появится партия, то это не означает, что не будет движения. Коллеги Касьянова очень настаивали на том, что нужна партия, потому что они хотят участвовать в выборах. Поэтому, по настойчивой просьбе членов РНДС, было принято решение о создании партии.

В Нижнем Новгороде состоялось заседание организационного комитета, на котором было объявлено, что осенью пройдет учредительный съезд. Рабочее название партии - "Народ за демократию и справедливость" (НДС). Партия не создается под думские выборы, которые пройдут в этом году. Она создается под будущие региональные и федеральные выборы.

Мамина: Мы считаем, что Михаил Касьянов вправе принимать решения об организации новой партии. Что касается его выхода из "Другой России", то тут, к сожалению, нужно констатировать, что у нас возникли некоторые разногласия по ключевым вопросам. Но если он считает, что РНДС или новая партия, которую он возглавит, больше соответствует его политическим целям, то мы не против. Если будет проходить процедура выбора единого кандидата, то мы также рассматриваем Михаила Касьянова как одного из возможных претендентов на этот пост.

- Как вы прокомментируете высказывание Касьянова о том, что "Другая Россия" уже выполнила свою функцию?

Дикун: "Другая Россия" существует не как организация, а как коалиция. Политические организации, которые ее создавали, целый год работали над соглашением по ключевым вопросам. Тогда коалиция существовала. Теперь наступил следующий этап. Необходимо переходить к политической работе. Политическая работа подразумевает единую платформу, а также едиинство в вопросе о процедуре определения единого кандидата. К сожалению, коалиция тут не достигла соглашения.

Позиция Касьянова по определению единого кандидата сводится к следующему. Сначала кандидат должен проявить готовность к выдвижению своей кандидатуры. В нынешней ситуации - это акт гражданского мужества. После этого реальная политическая сила должна выдвинуть кандидата. Это может быть партия, может быть общественно-политическое движение, чья программа и позиция должны быть хорошо известны населению.

В противном случае может создаться ситуация, что какая-то группа людей выдвигает кандидата, но потом под давлением, которое, несомненно, будет оказываться на него властями, он снимает свою кандидатуру, и никто за него поручиться не может.

Следующий пункт, на котором настаивал РНДС, заключается в том, что после того, как общественные силы выдвинут своих кандидатов, должна начаться процедура выдвижения кандидата из этих выдвиженцев. К сожалению, у других участников процесса была другая позиция, поэтому стороны не достигли консенсуса.

На данный момент "Другой России", которая была, не существует. Конференция, которая будет проходить в выходные - это конференция, которую проводит ОГФ. Это уже другая конфигурация, это уже, можно сказать, другая "Другая Россия" или "Другая Россия"-2. Однако это не значит, что на всем переговорном процессе поставлена точка. Касьянов заявляет, что надо продолжать вести переговоры. В этих переговорах могут участвовать как прежние участники коалиции "Другая Россия", так и СПС, "Яблоко".

Мамина: Нам кажется, что "Другая Россия" продолжает все-таки выполнять свою функцию. Выход Михаила Касьянова означает, что, может быть, продолжение его деятельности в рамках "Другой России" не соответствует его целям. Но с другой стороны, "Другая Россия" - это не только Михаил Касьянов, есть еще три организации, и они продолжают действовать. Мы рассчитываем на то, что к нам могут присоединиться другие сторонники. "Другая Россия" обязательно продолжит свою деятельность.

- Как повлияет выход Касьянова из "Другой России" на будущее коалиции?

Дикун: Это - коалиция, которая существует, пока есть консенсус. Изначально "Другая Россия" была организована как союз свободных организаций. Посмотрим, что будет дальше в той "Другой России", которая сейчас есть.

Мамина: Конечно, "Другая Россия" всегда ассоциировалась с тем, что с нами был Михаил Касьянов и его движение РНДС. Но выход Михаила Касьянова не говорит о том, что "Другая Россия" прекратит свое существование, то есть возможны какие-то формы сотрудничества, но в другом виде. Определенных планов пока нет.

- Как вы расцениваете перспективу оппозиционных партий и движений на предстоящих президентских выборах?

Дикун: Я думаю, что у них хорошие шансы, если они сумеют выдвинуть единого кандидата. Вообще, общественно-политические силы должны проявить мужество, мудрость и все же договориться о едином кандидате, если они действительно заинтересованы в изменении нынешнего политического строя.

Мамина: Что касается "Другой России", то планируется выдвижение единого оппозиционного кандидата. На конференции, которая пройдет в эти выходные, планируется принятие политической платформы "Другой России" и выбор единого кандидата. Если к нам присоединятся какие-то другие оппозиционные партии России, то мы будем только рады, потому что процедура выбора единого кандидата заключается в том, что все политические силы страны могут предложить свою кандидатуру.

Что касается перспективы, то пока еще сложно сказать. На мой взгляд, оппозиционные партии будут все-таки участвовать в выборах президента. Но будет ли это один кандидат или несколько, пока вопрос.

Контекст