Драма немецкой грузинки в Театре российской армии | Культура и стиль жизни в Германии и Европе | DW | 02.12.2013
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Культура и стиль жизни

Драма немецкой грузинки в Театре российской армии

В Центральном академическом театре российской армии прошла премьера переведенной с немецкого драмы "Игра на клавишах души". На премьере побывал корреспондент DW Ефим Шуман.

Приятные сюрпризы по определению приятны. Стала таковой и премьера спектакля "Игра на клавишах души" живущей в Германии грузинки Нино Харатишвили в Театре российской армии. Я был настроен скептически: театр этот представлялся мне слишком консервативным, традиционным. Но мой друг - московский театральный критик - уговорил пойти на премьеру, категорично заявив: "Бурдонский плохих спектаклей не ставит". Пришлось идти. И очень хорошо, что пошел.

Потрясенная примадонна

Нино Харатишвили, приехавшая в Германию в возрасте 12 лет, драматург, режиссер и прозаик, лауреат множества литературных и театральных премий, написала поразительную пьесу. В немецком оригинале она называется "Лив Штайн" - по имени главной героини, гениальной пианистки, потерявшей сына и потому решившей больше не выступать. Имя символично: Stein по-немецки означает "камень". Судя по всему, героиня "окаменела" задолго до смертельной болезни сына: отдав все музыке, исполнительской карьере, она разучилась (или никогда не умела?) чувствовать. Сына отправила в интернат, забыла, что такое любовь к мужу, перестала слушать и слышать других людей.

Мы видим потрясенную стареющую примадонну, которую мучает чувство вины. В жертву она приносит главное - музыку, до сих пор составлявшую ее жизнь. Примадонной она, правда, остается: капризной, властной, безжалостной к близким...

О возрасте женщины не принято говорить. Но здесь, думается, это уместно. Людмиле Чурсиной, которая играет Лив Штайн, - 72 года. Но как она держится на сцене! Как пластична, легка, чувственна! Сколько в ней психологической глубины, сколько темперамента!

Для меня, привыкшего к немецкой сдержанности (в том числе и на сцене), в первом акте было даже многовато порывистости, громких голосов и яростной жестикуляции. Но второй акт был просто идеален. Не то актеры стали посдержанней, не то я привык...

Возрождение чувств

У Людмилы Чурсиной была в этом спектакле конгениальная партнерша - союзница, соперница, подруга, не то добрый, не то злой ангел. В дверь впавшей в депрессию героини, непричесанной, неряшливой, одетой в какой-то старый халат, не желающей никого видеть, вдруг стучится молодая девчонка - нахальная, самоуверенная, настырная Лора (ее играет Анастасия Бусыгина). Пианистка видит ее первый раз в жизни, но Лора буквально вырывает у нее согласие заниматься с ней музыкой. Платой за это будут истории из жизни Генри - умершего от рака сына Лив Штайн, которого Лора знала по интернату. Она мечтает стать великой пианисткой - возможно, более великой, чем сама Лив Штайн.

Сцена из спектакля. Людмила Чурсина и Александр Дик

Сцена из спектакля "Игра на клавишах души". Людмила Чурсина и Александр Дик

Эта дерзкая девчонка преображает жизнь не только главной героини, возвращая ее к творчеству, но и всех персонажей спектакля: Эмиля Штайна, бывшего мужа Лив (актер Александр Дик), его второй жены Хелены (Людмила Татарова-Джигурда), продюсера Лив и ее подруги Симоны (Ольга Вяликова). Не то, чтобы Лора всех их вдруг сделала счастливыми, нет, но она делает их жизнь наполненной, чувственной. И все-таки что-то с ней не так. Почему она предпочитает играть музыку только тех композиторов, которые кончали безумием? Почему не пришла на похороны Генри? Что она скрывает? Мы узнаем это только в самом конце спектакля.

Нино Харатишвили

Нино Харатишвили

Нино Харатишвили написала эту тонкую психологическую драму, когда ей было всего 25 лет. Сегодня ей тридцать, и в Германии идут уже полтора десятка ее пьес. Ставились они и в Грузии. В России же "Игра на клавишах души" - первая пьеса Нино Харатишвили. И этот выбор очень удачен. "Мы все замкнуты на себе, - подчеркивает режиссер Александр Бурдонский. - Неужели для того, чтобы мы почувствовали какую-то близость друг к другу, связь друг с другом, нужны обязательно война, потоп, чума?"

Остается лишь добавить, что перевод пьесы с немецкого на русский язык (переводчица Кларисса Столярова) был спонсирован Немецким культурным центром имени Гете в Москве.