1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Россия

До мобильной фотовидеосъемки российский закон пока не добрался

Использование фото- и видеоматериалов, снятых на мобильный телефон, может противоречить нормам этики и морали, но не нарушает действующего в России законодательства.

Мобильный телефон с фотографией на дисплее

После терактов в московском метро в марте 2010 года фотографии и видеозаписи, сделанные очевидцами в первые минуты после взрывов, СМИ использовали наравне с собственными материалами. Однако мало кому из журналистов пришло в голову, что подобные публикации выходят за рамки "допустимого" и унижают достоинство пострадавших.

Впрочем, справедливости ради стоит отметить, что и пострадавшие особо не возмущались. По крайней мере, в суд никто из них не обратился. Если вспоминать про другие трагедии, то громкий скандал разгорелся после публикации фото- и видеосъемки детей из бесланской школы, захваченной террористами в сентябре 2004 года. Но, во-первых, в Северной Осетии почти все снимки были сделаны профессионалами, а во-вторых, и в этом случае дело так и не дошло до суда.

Мораль и этика живут по неписаным законам

На вопрос о том, насколько этично снимать и использовать снимки, сделанные на месте трагедий в частном порядке без разрешения тех, кто оказался в кадре, однозначного ответа, похоже, нет. Правозащитник Лев Левинсон, впрочем, считает, что действующего Гражданского кодекса РФ для разрешения подобного рода споров достаточно.

"Сколько уже существует фотография, но ведь не возникало вопроса, а допустимо ли само по себе фотографирование, - заявил правозащитник в интервью Deutsche Welle. - Конечно, существуют границы между публичным и частным, но это нужно решать в каждом случае отдельно". Выносить же отдельной статьей в законе какие-либо запреты или разрешения по поводу того, что можно снимать и публиковать, а что нельзя, Левинсон считает излишним.

Между тем фото- и видеокадры, снятые частными лицами, в последнее время активно используются не только средствами массовой информации. Как заявил в интервью Deutsche Welle эксперт ассоциации организаций "В защиту прав избирателей "Голос" Александр Кынев, фотокамера, встроенная в мобильный телефон, уже давно стала средством оказания давления на избирателей.

Мобильное фото на службе у власти…

Впервые, вспоминает эксперт, об этой технологии услышали во время выборов в Государственную думу в 2007 году. Очень много сигналов, жалоб поступало на "горячую линию" ассоциации "Голос", блогеры писали о том, что их на предприятии заставляют фотографировать на мобильные телефоны бланк с отметкой и отчитываться. "Фактически речь идет о голосовании по приказу, что нарушает основные принципы тайного голосования, - заявил Кынев. - А для того, чтобы с этим бороться, нужно, чтобы хотя бы один человек не просто написал об этом у себя в блоге, а написал заявление в охранительные органы". Нет заявлений, нет и потерпевших, значит, и проблемы как будто бы тоже нет, подчеркнул эксперт.

С другой стороны, представители оппозиции могли бы применить против власти ею же придуманное оружие и использовать возможности мобильной фотовидеокамеры для борьбы с нарушениями.

На Северном Кавказе между тем нашли иной способ применения видеокамер, встроенных в мобильники. Видеосъемка многим заменяет телевидение, рассказал в интервью Deutsche Welle директор информационно-аналитического центра "Сова" Александр Верховский.

Кустарные видеоролики как оружие против властей

"Люди снимают маленькие ролики и пересылают их как MMS. Так распространяются материалы, явно неприемлемые властью, например компромат на местных чиновников", - рассказал Верховский. По его словам, половина населения северокавказских республик охвачена этим увлечением. Впрочем, пересечь тонкую этическую грань, по его словам, в данном случае тоже легко.

"Независимые медиа - это конечно хорошо, но если материалы, распространяемые подобным путем, будут в судебном порядке признаны незаконными или нарушающими чьи-то права, за это могут последовать санкции", - заявил Верховский. Правда, до сих пор прецедента не было, и поэтому до сих пор неясно, как на это будут реагировать правоохранительные органы.

По действующему в России закону больше всего запретов на использование мобильной фото- и видеосъемки касается самих же правоохранительных органов. Им, в отличие от массмедиа, использовать передовые технологии не рекомендуется, отметил Лев Левинсон. В любом случае, окончательную точку в вопросе использования материалов, полученных с помощью камеры, встроенной в мобильный телефон, должен ставить суд. Только он может решить, были или не были нарушены права людей, попавших в объектив, даже если фото- и видеоматериалы представлены прокуратурой или адвокатами только в качестве доказательства собственной правоты, считает правозащитник.

Автор: Егор Виноградов
Редактор: Андрей Кобяков

Архив

Контекст