1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Европа

Доступ к архивам госбезопасности

После упразднения служб политического сыска и государственного террора в бывших соцстранах остались богатые архивы, новый закон о которых обсудила правовая комиссии бундестага 25 апреля.

default

Работа с архивами всегда затруднена "привходящими обстоятельствами"...

Германо-французский исследовательский “Центр Марка Блоха” в сотрудничестве с Федеральным уполномоченным по делам службы государственной безопасности бывшей ГДР (BstU) Марианной Биртлер (Marianne Birthler) и при поддержке посольства Польши, намерены сравнить методы и результаты работы с архивами госбезопасности Польской Народной Республики и Германской Демократической Республики.

Борьба за доступ к архивам

Непосредственным поводом для проведения конференции стало широкое общественное недовольство, вызванное решением суда в пользу бывшего федерального канцлера Гельмута Коля (Helmut Kohl, CDU). Коль добился закрытия досье, заведённого на него гэдээровской “штази”, ссылаясь на то, что по отношению к “штази” Коль выступал в роли жертвы и поэтому имеет право решать, открывать или нет собственное досье для кого бы то ни было. Решение суда в пользу Коля автоматически означает запрет на доступ исследователей и журналистов к досье и любых других деятелей новейшей истории без согласия самих этих деятелей. Таким образом, в разряд “жертв режима” попадают и бывшие высокопоставленные сотрудники “штази”, и их укрывшиеся от внимания общественности западногерманские осведомители.

История и юстиция дополняют друг друга

Конференция в Берлине сопровождает работу соответствующей комиссии бундестага, которая начала своё заседание 25 апреля 2002 года.

Германия и Польша: разные пути к осмыслению общего прошлого

В Германии в 1991 году был принят закон, регулирующий работу с архивами “штази”. В Польше этого закона пришлось ждать до декабря 1998 года. Этот разрыв во времени обусловил различные подходы к прошлому обеих стран. Теперь, особенно после приговора по жалобе Гельмута Коля, общественность и Германии, и Польши находится в фазе перехода и выработки общего подхода – юридического и политического – к недавнему историческому прошлому, к переосмыслению роли институтов и лиц в истории новейшего времени.

Часть архива “штази” всё ещё не вернулась из США

Несмотря на то, что службы госбезопасности ГДР и ПНР были упразднены, а не просто переименованы, как в республиках бывшего СССР, работа с их архивами затруднена привходящими обстоятельствами. В частности, значительная часть архива “штази” была вывезена вскоре после падения Берлинской стены в США, и лишь десятилетие спустя, в апреле 2000 года, началась поэтапная передача этих архивов Германии.

Помощь жертвам: материальный аспект

Как заявил в четверг 25 апреля уполномоченный по делам “штази” в Берлине Мартин Гутцайт (Martin Gutzeit), ведомство Биртлер (ранее его называли, по имени первого руководителя, “ведомством Гаука / Gauck-Behoerde”) сталкивается с особыми трудностями в Берлине.

Marianne Birthler, Chefin der Gauck-Behörde

Марианне Биртлер добивается открытия архивов

Прежде разделённый город нуждается, по словам Гутцайта, во введении почетных пенсий для лиц, преследовавшихся режимом. Соответствующая законодательная инициатива оппозиции была недавно отвергнута красно-зелёной коалицией и должна, считает Гутцайт, быть выдвинута повторно.

Помощь жертвам: психологический аспект

Мартин Гутцайт высказался и за расширение психологической помощи тем, кто пострадал от противоправных действий сотрудников Министерства госбезопасности ГДР. По словам Гутцайта, еще не настало время сдавать недавнее прошлое в архив. В последнее время Берлинское бюро ведомства по делам “штази” оказало психологическую помощь 2500 бывшим узникам и иным жертвам преследований.

Не мстить, но знать

По словам барда и диссидента Вольфа Бирмана (Wolf Biermann), “те, кто из тщеславия выскочили на политическую арену, должны теперь открыть свои мысли и чувства”. И в той мере, в какой дела госбезопасности не касаются личной сферы этих лиц, “мы имеем право поинтересоваться, в каких преступлениях социалистической системы замешаны западные политики. Это – не частный, а морально-политический вопрос”. Для того, чтобы не дать уйти от ответственности ни штатным функционерам репрессивного аппарата ГДР, ни их внештатным осведомителям из бывшей Западной Германии, бундестаг и должен выработать правовую норму.

Контекст