1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Центральная Азия

Дополнение к свободам

В Алма-Ата в конце прошедшей недели состоялся пятый Евразийский медиа форум.

В Алма-Ата в конце прошедшей недели состоялся пятый Евразийский медиа форум, масштабное и уже ставшее традиционным мероприятие, инициированное дочерью президента Казахстана Даригой Назарбаевой. По поводу целей и целесообразности алма-атинского форума имеются диаметрально противоположные точки зрения. Так, одни считают, что инициатива обсуждения основных политических и, так сказать, «медийных» проблем в кругу признанных экспертов помогает закрепить за Казахстаном в мире статус одного из толерантных посредников в различных конфликтах, другие говорят о том, что мероприятие является исключительно рекламным для его организаторов, выступает в роли потемкинской деревни на фоне притеснения независимых СМИ в республике и немалые деньги, затраченные на его проведение, следовало бы потратить с большей пользой для общества.

Своими впечатлениями о форуме в Алма-Ате в программе «Фокус» делится В. Волков. Он сегодня выступает в непривычном качестве интервьюируемого, а не интервьюирующего, поскольку сам был на форуме в качестве приглашенного участника. Кстати, впервые организаторы пригласили на форум журналиста из нашей центрально-азиатской программы.

НВ: Виталий, в целом насколько представительным был нынешний медиа-форум?

ВВ: Согласно списку, предоставленному организаторами, в форуме участвовали 314 человек. И это без аккредитованных журналистов. Среди звезд – представитель ОБСЕ по вопросам свободы СМИ Миклош Харашти, два Ричарда из США – бывший замминистра обороны США при Рейгане Ричард Перл и Ричард Холбрук, дважды бывший заместителем Госсекретаря США. То есть люди с весьма солидными именами. Целая когорта руководителей различных западных известных СМИ. Чемпионами были британцы. По списку – 32 представителя Великобритании, причем в основном это также люди с именами. С другой стороны, на мой взгляд, западных журналистов, освещавших форум, было мало. Знаю, что не всех казахстанских журналистов аккредитовали, там организаторы проявили избирательность. Судя по всему, они не придавали большого значения тому, чтобы события на форуме были шире освещены в прессе. Кроме того, коллеги, которые не первый раз на форуме, обращали внимание на то, что местные политики проявили сдержанность по отношению к этому мероприятию. Возможной причиной послужило то, что на открытие, вопреки обнародованной программе, не приехал президент страны Н.Назарбаев, и об этом в кулуарах стало известно заранее. Не приехал, хотя в Алма-Ате он в это время находился.

НВ: Как вы считаете, можно ли говорить о том, что обсуждения, которые велись в Алма-Ате в какой-то степени могут изменить ситуацию в СМИ в мире, или, хотя бы, в Казахстане, или, может быть, даже больше – политическую ситуацию в мире…

ВВ: Тут два общих момента: обсуждения могут отражать некие тенденции, а могут их «озвучивать» и задавать. Было и то, и другое. Дискуссии велись по секциям, в режиме «ведущий – эксперты – зал». Вот таких пленарных заседаний было восемь, и из них я бы выделил два, которые можно назвать событиями. Первая – это обсуждение ситуации вокруг Ирана, в которой участвовали, в числе прочих уже упомянутый мной Ричард Перл и Игорь Панарин из российской академии дипломатии. Так вот, в ходе этой дискуссии И.Панарин сделал сенсационное заявление, связанное с поставками российской военной техники в Иран. Он сослался на министра обороны России С.Иванова и заявил, что Россия намерена в срочном порядке поставлять системы ПВО Ирану, чтобы тот мог защитить себя от возможной агрессии. И добавил, что гарантом безопасности в данном случае он видит ШОС, в которую Иран вступил в качестве наблюдателя, и которая должна обеспечить его защиту от возможной внешней агрессии. Это заявление человека, который недалек от Кремля. Кроме того, в этой дискуссии принимал участие представитель Ирана, и важно было составит себе представление, как может быть организован диалог между Ираном и США в нынешней ситуации. Кроме того, в ходе этой же дискуссии, на мой взгляд, блестяще показал, как должны работать журналисты в условиях кризисной ситуации Джэймс Миик из британской «Гардиан». Он продемонстрировал, насколько разнопланова палитра мнений в самом Иране, где он работал, и как надо разбираться в теме, чтобы собирать информацию, которая по возможности давала бы полную картину или, хотя бы, давала нам посылку уходить от штампов. И это укладывалось в линию возможно, самой важной дискуссии в целом на этом форуме, а именно о том, может ли просто свобода слова и общество, организованное на принципах, вытекающих из свобод и прав человека в западном понимании, сами по себе гарантировать современный мир от деградации, или же должен все-таки вестись дополнительный подконтрольный процесс? В последний день заседаний, когда обсуждалась тема карикатур на пророка Мухаммеда и определенных этических границ журналистики, эта линия «вскрылась», мне кажется, наиболее глубоко. В ходе этой дискуссии, которую вел генеральный продюсер форума В.Рерих, (кстати, это единственное мероприятие, которое вел представитель Казахстана), столкнулись две точки зрения: одну представлял американец А.Коун, другую – россиянин В.Лагойда. Коун показывавл, как на самом деле прагматично следует относиться к вопросу о границах журналистики и при этом подчеркивал опасность представления, что свобода слова может быть поставлена в условия определенной коррекции даже с точки зрения этической, поскольку это сразу повлечет представление о цензуре, о чиновниках, которые будут решать, «этично или не этично». В.Лагойда, в свою очередь, сказал, что в современном обществе необходимо дополнить принципы свободы, сформированные линией просветительства определенной альтернативой. Не заменить, а дополнить. И предложил на примере России свое представление того, как это должно быть – аналог триады «православие, самодержавие, народность».

НВ: Участники дискуссии пришли к какой-либо общей платформе?

ВВ: Можно по-разному подойти к ответу на этот вопрос, но, в любом случае, существование такой дискуссии и те образцы мышления, которые представили контрагенты, меня навели на мысль о том, что необходимость дополнения становиться общим местом. Хотя предложение В.Лагойды я бы заменил иным – с глупостью, с неумением отделять ложь от информации, со штампами надо бороться и срочно – но как, это уже за рамками рассказа о форуме. Сама дискуссия была проведена на хорошем уровне с разных точек зрения, и породила она массу вопросов, которые действительно могут повлиять на мышление лиц, которые в будущем будут принимать решения. С другой стороны, разочаровало отсутствие в этой дискуссии Казахстана. Если есть претензия на задачу стать медиумом, посредником при решении столь сложных проблем, для чего, как я понимаю, и декларировался форум, то должна быть и концепция, как этому уровню сложности соответствовать. Увы, была важная сессия по общественному телевидению, важная и для Казахстана, поскольку в республике идет обсуждение, быть ли ему, и поле для столкновения взглядов было - все по той же центральной нити: может ли просто свобода слова гарантировать «глобализованный» мир от деградации, или же это должен быть подконтрольный процесс. Но как раз хозяева тут никаким интеллектуальным новаторством не порадовали, фактически заявив, что в казахстанских условиях, где государство, по утверждению выступавшего участника, заинтересовано в объективной информации, общественное телевидение и есть государственное. Аргументация уровню вопроса, мягко говоря, не соответствовала.

НВ: В этой связи я бы хотел расширить вопрос: а журналистов, экспертов из других центрально-азиатских стран на форуме было слышно?

ВВ: Практически нет.

НВ: В этом году ОБСЕ будет решать вопрос о возможном председательстве Казахстана в ОБСЕ в 2009 году. В этом контексте форум может повлиять на принятие того или иного решения?

ВВ: Скажу так: в этом отношении форум был проведен умно. Если организаторы ставили себе задачу улучшить позиции Казахстана при решении вопроса о 2009 годе, форум решению этой задачи вряд ли помешал. Даже с формальной точки зрения там присутствовали и могли участвовать в работе представители ряда оппозиционных изданий, оппозиционные политики. С другой стороны, спектр вопросов, которые обсуждались на пленарных заседаниях, был составлен таким образом, что эти политики выглядели бы белыми воронами, если бы начали говорить о том, что интересует их и, с их точки зрения, отвечает коренным интересам Казахстана. Но, возможно, и для оппозиции это было не бесполезно, поскольку расширение круга интересов и своей ответственности за пределы только лишь своего региона, если они планируют придти во власть, это положительная тенденция. С другой стороны, для западных представителей в ОБСЕ при голосовании, естественно, не форум будет определять их выбор. Скажем, как раз в дни форума новый министр информации проявил себя, идет реформа государственного телерадиовещания, и Западу, конечно, важно, насколько новый министр будет в состоянии облегчить работу независимой казахстанской прессы.