1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Рынок и человек

Долларизация Эквадора

12.06.2002

Сегодня мы поговорим о долларизации – но не России или Украины, а Эквадора. Вы узнаете, что дало этой латиноамериканской стране превращение доллара США в национальную валюту.

Широкое распространение долларов на всей территории бывшего СССР иногда называют долларизацией. Впрочем, в данном случае речь идёт о долларизации неформальной и частичной. Мы же поговорим сегодня о полном и узаконенном переходе суверенной страны на валюту США. Вслед за Панамой, совершившей такой шаг ещё в 1904 году, государство Эквадор в марте 2000 года тоже отказалось от своей безнадёжно больной «деревянной» денежной единицы – она называлась сукре. С тех пор примерно 12 миллионов эквадорцев пользуются в своей повседневной жизни исключительно долларами. Стали ли они от этого жить лучше или хуже? Помогла ли американская валюта в минувшие два года оздоровить экономику Эквадора? Не грозит ли этой стране точно такой же кризис, который поразил сейчас Аргентину, где национальная валюта долгое время была жёстко привязана к доллару? Ответы на все эти вопросы попытался найти в Эквадоре специальный корреспондент «Немецкой волны» Йоханнес Бекк. Вот его репортаж:

Жить с долларом эквадорцы привыкли уже давно: из-за высокой инфляции, составлявшей в 90-е годы в среднем 40 процентов и окончательно подорвавшей доверие к национальной денежной единице, цены на автомобили, недвижимость, на сдаваемое в аренду жильё и всевозможные товары длительного пользования неизменно указывались в американской валюте. Да и хранить свои сбережения население тоже предпочитало в долларах. Такая ситуация хорошо знакома жителям России, Украины и других постсоветских государств. К концу 90-х годов примерно 80 процентов всех вкладов в эквадорских банках были долларовыми, да и кредиты финансовые институты тоже выдавали почти исключительно в американской валюте. Так что неофициальная долларизация произошла в этой латиноамериканской стране задолго до принятия политического решения об отказе от национальной денежной единицы. Пойти на такой необычный шаг правительство страны заставил жесточайший кризиз, разразившийся в 1999 году. Инфляция выросла тогда до 52 процентов, а валовой внутренний продукт упал почти на 7 с половиной процентов, напоминает Маурисио Посо (Mauricio Pozo), возглавляющий консалтинговую фирму Мултьенласе (Multienlace) в эквадорской столице Кито.

В стране царил тогда полный хаос. Пожалуй, столь жестокого кризиса у нас не было во всём 20 веке. Мы столкнулись со всеми политическими, социальными и экономическими проблемами, которые только может переживать государство: рецессия, кризис банковского сектора, дефицит государственного бюджета, сокращение валютных запасов и сильная девальвация. Совершенно очевидно, что нас ждала гиперинфляция. К тому времени Эквадор уже испробовал самые разные системы обменного курса, и ни одна не дала желаемого результата. Поэтому и в конце концов было принято решение о долларизации.

У руководства страны просто не было другого выбора, считает и адвокат Марио Прадо (Mario Prado), являющийся членом совета директоров Центрального банка Эквадора.

«Решение о долларизации было правильным решением, поскольку сукре утратил три важнейших свойства любой валюты: его ни использовали ни как платёжное средство, ни как средство сбережения, ни как расчётную единицу».

Тем не менее отказ от национальной валюты является весьма сомнительной стратегией, до сих пор убеждён Филипп Готор-Шеффер (Philipp Gotor-Schäffer), заместитель исполнительного директора Германо-эквадорской торгово-промышленной палаты в Кито:

«Экономика была в плохом состоянии не потому, что в плохом состоянии был сукре. Наоборот: причина девальвации сукре состояла в слабости экономики. В этой ситуации эквадорцы, образно говоря, поступили следующим образом: обнаружив, что у них высокая температура, они выбросили градусник и тут же решили, что уже выздоровели».

Однако ни о каком быстром выздоровлении не могло быть и речи, подчёркивает экономический консультант представительства немецкого Фонда имени Фридриха Эберта в Кито Альберто Акоста (Alberto Akosta). Он напоминает, что в первый год после перехода на доллар темпы роста инфляции не только не снизились, а, наоборот, почти удвоились:

Инфляция по-прежнему остаётся серьёзной проблемой для экономики Эквадора. Долларизация не помогла остановить роста цен. В конце прошлого года он всё ещё составлял более 22 процентов. В тот момент это был самый высокий уровень инфляции во всей Латинской Америке. Темпы роста инфляции в Эквадоре были в 10 раз выше, чем в США, хотя у двух этих стран – одинаковая валюта.

А вот представитель Международного валютного фонда в Эквадоре Джеффри Фрэнкс (Jeffrey Franks) считает итоги долларизации весьма положительными – и в качестве аргумента приводит рост валового внутреннего продукта страны, составивший в прошлом году почти 5 с половиной процентов:

«Думаю, некоторые люди разочарованы потому, что связывали

с долларизацией слишком большие надежды. Но ведь это было нереалистично - ожидать, что инфляция и процентные ставки опустятся на тот же уровень, что и в США, только из-за того, что Эквадор перенял американскую валюту».

Тем не менее Центральный банк Эквадора исходит из того, что уже к концу нынешнего года ему удастся снизить инфляцию примерно до 10 процентов. Тогда в следующем году можно будет попытаться довести её до уровня, приемлемого по международным масштабам. Что же касается процентных ставок, то в Эквадоре они по-прежнему очень высокие – хотя в самих США они упали до рекордно низкой отметки за последние 40 лет. А в Эквадоре банки предоставляют кредиты примерно под 16 процентов годовых. Это, естественно, тормозит развитие экономики, потому что далеко не каждая фирма может позволить себе взять столь дорогой кредит. Высокие процентные ставки в Эквадоре Джон Вьё (John Viault), представляющий в Кито немецкий Dresdner Bank, объясняет так:

«Тут целый ряд причин. Во-первых, если банк выдаёт кредит, он должен заплатить различные налоги. Уже одно это повышает процентные ставки на 3-4 пункта. Кроме того, коммерческим банкам приходится держать более крупные резервы, потому что в экстренном случае Центральный банк не сможет предоставить им срочный кредит. А более крупные резервы связаны с более высокими расходами».

Действительно, если раньше Центральный банк Эквадора мог при необходимости напечатать дополнительные деньги, то теперь он этой возможности лишён: доллары-то американские. Но вернёмся к проблеме инфляции. Продолжающийся рост внутренних долларовых цен имеет отрицательные последствия для внешнеторгового баланса страны. На них указывает предприниматель Луис Мальдонадо (Luis Maldonado):

«У нас возросла стоимость производственных расходов. Из-за этого снизилась конкурентоспособность эквадорских фирм на международных рынках. Раньше ситуацию можно было скорректировать путём девальвации национальной валюты, но теперь это исключено, ведь мы не можем девальвировать доллар».

Снижение конкурентоспособности эквадорских фирм привело к тому, что многие из экспортёров превращаются в импортёров, говорит предприниматель Луис Мальдонадо и в качестве примера приводит свою собственную фирму, выпускающую продукты питания. Раньше она, к примеру, экспортировала печенье. Сейчас это уже невыгодно. Более того, теперь Мальдонадо закупает часть сырья, например, пшеницу и мёд, не у отечественных производителей, а у более дешевых поставщиков из соседних стран. На эту тенденцию указывает и Филипп Готор-Шеффер, заместитель исполнительного директора Германо-эквадорской торгово-промышленной палаты в Кито:

«Перейдя на доллар, Эквадор полностью утратил преимущества перед соседними странами. Его фирмы стали абсолютно неконкурентоспособными, потому что их продукция слишком дорогая. У Колумбии – тот же ассортимент экспортных товаров, что и у Эквадора, и она в последние два года значительно увеличила свои поставки на внешние рынки, прежде всего в Европу. Из-за высокого курса доллара европейцы, естественно, охотнее покупали колумбийские товары, чем эквадорские».

Впрочем, в том, что Эквадор теперь не имеет возможности решать свои экономические проблемы путём девальвации национальной валюты, есть и весьма положительные стороны, отмечает Джон Вьё, представляющий в Кито немецкий Dresdner Bank:

«Товаропроизводители вынуждены теперь работать более эффективно. Ради сохранения своей конкурентоспособности им приходится оптимизировать производственные процессы и транспортные потоки. Раньше они могли этого и не делать, поскольку говорили себе: сукре всё равно девальвируют, и я по-прежнему смогу экспортировать свою продукцию».

Итак, переход на такую твёрдую валюту, как доллар, заставляет эквадорских предпринимателей заниматься рационализацией производства. В перспективе от этого, безусловно, выиграет экономика всей страны. Однако она может и проиграть от того, что валюта будет слишком твёрдой. Пример тому – Аргентина, которая в своё время «привязала» песо к американскому доллару в соотношении 1 к 1. После того, как соседняя Бразилия девальвировала свою денежную единицу, многие аргентинские предприятия оказались неконкурентоспособными. Для бразильского рынка их продукция была слишком дорогой, а на внутреннем рынке её успешно вытеснял импорт - всё из той же Бразилии. Вот почему экономический консультант представительства немецкого Фонда имени Фридриха Эберта в Кито Альберто Акоста даёт весьма пессимистический прогноз:

«Главное достижение долларизации в том, что она остановила процесс девальвации. Однако именно это достижение вскоре станет причиной провала долларизации».

Почему? Из-за отрицательного сальдо внешнеторгового баланса, подчёркивает Альберто Акоста. Если Эквадор и дальше будет покупать за границей больше товаров, чем вывозить, он автоматически начнёт терять доллары. Денежная масса неминуемо уменьшится. В других странах центральные банки имеют возможность напечатать свежие деньги – у Эквадора после перехода на американский доллар такой возможности больше нет. Значит, надо обеспечить стабильный приток валюты в страну. Источником поступления долларов, помимо экспорта, могут быть прямые иностранные инвестиции. После долларизациии Эквадора объёмы капиталовложений из-за рубежа, действительно, несколько увеличились, однако почти 80 процентов поступающих средств направляется в нефтедобывающую промышленность. Вкладывать деньги в другие отрасли эквадорской экономики иностранцы пока не спешат – несмотря на стабильность валюты. Джон Вьё, представляющий в Кито немецкий Dresdner Bank, объясняет, почему:

«Иностранных инвесторов интересуют различные факторы, и стабильная валюта – только один из них. Другой важный фактор – наличие правовой системы, способной защищать права инвесторов. Такой системы в Эквадоре нет. Кроме того, эта страна срочно нуждается в реформах, которые могли бы положить конец коррупции».

Итак, для создания благоприятного инвестиционного климата одной лишь стабильной валюты явно недостаточно. Поэтому резкого увеличения прямых иностранных инвестиций в Эквадоре в ближайшее время ожидать не приходится. Ещё один способ получения долларов – просто брать их в долг. Именно этим все последние годы занималась Аргентина – и теперь оказалась в тяжелейшем кризисе. Эквадор в своё время тоже активно заимствовал средства за рубежом, но в 1999 году ему пришлось объявить мораторий на выплату своих долгов. После этого дефолта страна практически отрезана от международного финансового рынка. Несмотря на то, что иностранные кредиторы списали часть внешней задолженности Эквадора, она всё ещё столь велика, что думать о новых заимствованиях просто бессмысленно. Вот и получается, что едва ли не основным источником поступления в страну долларов являются денежные переводы эмигрантов, поддерживающих оставшихся на родине родственников. Дело в том, что в конце 90-х годов Эквадор покинули примерно десять процентов работоспособного населения – в поисках лучшей жизни они отправились главным образом в США, Италию и Испанию. Однако на щедрости оказавшихся за рубежом соотечественников нельзя выстраивать экономическую политику целого государства. Вот и получается, что без основополагающих экономических и общественно-политических реформ Эквадор не сможет решить свою главную проблему, которая состоит в том, что долларизация есть, а долларов не хватает. О необходимости реформ говорит и представитель Международного валютного фонда в Эквадоре Джеффри Фрэнкс:

«Если страна выбирает режим жёстко фиксированного обменного курса, то все остальные составные части экономики должны быть предельно гибкими, чтобы иметь возможность амортизировать воздействие неблагоприятных факторов. Гибкими должны быть прежде всего рынок труда и рынок капитала. Кроме того, нужны эффективно работающая инфраструктура и высокоразвитая сфера обслуживания».

Итак, спустя два года после перехода на доллар Эквадор оказался на распутье. Либо он воспользуется начавшимся экономическим подъёмом, чтобы провести давно назревшие структурные реформы, либо рано или поздно повторит печальный опыт Аргентины.