Докладчица ПАСЕ: Бывшие пленные оказались не нужны Украине | Украина и украинцы: взгляд из Европы | DW | 27.11.2015
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Украина

Докладчица ПАСЕ: Бывшие пленные оказались не нужны Украине

Депутат Нелли Кляйнберга в интервью DW рассказала о подготовке доклада для Совета Европы о ситуации, в которой оказались люди, побывавшие в плену во время конфликта на Украине.

Обмен пленными на востоке Украины (фото из архива)

Обмен пленными на востоке Украины (февраль 2015 года)

Судьбой людей, которые прошли через плен во время войны на востоке Украины, заинтересовалась Парламентская ассамблея Совета Европы (ПАСЕ). С 24 по 26 ноября докладчица ПАСЕ по этому вопросу латвийская депутат Нелли Кляйнберга посетила Киев и Северодонецк. Собранные ею материалы и факты лягут в основу доклада, который планируется вынести на рассмотрение сессии ПАСЕ в июне следующего года. В интервью DW Нелли Кляйнберга поделилась своими впечатлениями от увиденного.

DW: Госпожа Кляйнберга, с чего вы начали собирать факты для своего доклада?

Нелли Кляйнберга: Я встречалась в Киеве с представителями неправительственных организаций и получила от них много интересной и полезной информации, общалась с представителями ОБСЕ и Красного Креста. Но самой эмоциональной была встреча с двумя молодыми людьми, которые побывали в плену пророссийских сепаратистов. Я была поражена, когда узнала от них, что после того, как они были освобождены, государство фактически бросило их на произвол судьбы.

Один из них по образованию - врач, однако все документы, которые это подтверждают, остались на территории, находящейся под контролем сепаратистов. И теперь он не может найти работу по специальности. Это только маленький нюанс, но их - очень много, и это не может не волновать. Должна признать, что я психологически перегружена услышанным и увиденным в Киеве.

- А в чем, на ваш взгляд, должна проявляться забота государства о бывших пленных?

- Этим людям необходима психологическая реабилитация, социальная помощь в решении бытовых вопросов, статус от государства, которое они защищали. Не менее важной для них является поддержка и признание общества. Правда, Украина уже создала центр содействия обмена пленными. Это важный, но только первый шаг. Государство обязано помочь этим людям.

А после моих встреч в Киеве у меня сложилось впечатление, что такие люди никому не нужны. Они прошли через ад, их жизнь спасена, но она для них остановилась. Один мужчина сказал мне: лучше было бы вернуться назад в плен, потому что там ты знал, кто твой враг и с кем надо воевать. А здесь он не знает, к кому обращаться за помощью, так как все его просьбы остались без ответа, хотя со дня его освобождения уже прошел год.

- В вашем отчете будет говориться и о гражданских лицах, и о военных, побывавших в плену?

- Да. Кроме того, не только тех, кто сражается на стороне Украины, но и тех, кто поддерживает пророссийские силы в Донецкой и Луганской областях. Ведь я как докладчик ПАСЕ оцениваю ситуацию с нейтральной точки зрения.

- Можно ли говорить, что эти люди - военнопленные, если война, которая продолжается на Украине, официально не объявлена?

- Международная терминология в таких ситуациях использует понятие "локальный конфликт". Однако есть веские доказательства, что люди, воюющие в Донбассе, - армия, которая ведет военные действия. Поэтому, думаю, мы вполне можем использовать термин "военнопленные".

- Будет ли у вас возможность встретиться с людьми, которые находились в плену вооруженных сил Украины или поехать на неконтролируемые украинским правительством территории, чтобы увидеть, где и в каких условиях сепаратисты удерживали украинских солдат?

- Такой возможности, конечно, у меня не будет. Однако я думаю, что по рассказам очевидцев я смогу восстановить более-менее реальную картину. Вообще, для меня трудно представить, как в 21 веке, когда права человека являются краеугольным камнем в деятельности едва ли не всех международных организаций, людей берут в плен, удерживая их долгое время даже не в тюрьмах, а в подвалах, гаражах, помещениях и условиях, которые абсолютно не приспособлены для человеческого существования?!

- Будут ли упоминаться в вашем отчете имена Надежды Савченко, Олега Сенцова, которые незаконно находятся в тюремном заключении в России?

- Да, их имена будут в моем докладе. На заседании миграционного комитета ПАСЕ я озвучила свое желание посетить Надежду Савченко и Олега Сенцова в российской тюрьме. Но не думаю, что власти России предоставят мне такую возможность, поскольку делегация РФ в ПАСЕ фактически прекратила свое сотрудничество с ассамблеей.

- Есть ли у вас данные о количестве людей, побывавших плену в результате конфликта на Украине?

- Пока я не могу их огласить, потому что данные, которые были у нас, и те, которые предоставили нам украинские неправительственные организации, отличаются. Но в докладе я приведу уточненную и согласованную статистику. Я очень надеюсь, что мой доклад не превратится в еще один очередной отчет, который так и останется на бумаге. После услышанного и увиденного в Украине я думаю, как нам не забыть об этих людях, как им помочь. Тем более их не так много. Их не тысячи, как думали сначала. И государство должно помочь такому небольшому количеству людей в решении их повседневных нужд и проблем.