1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Россия

Договор о СНВ может быть провален, если не удастся решить вопрос о ПРО

Новый Договор о СНВ почти полностью отвечает пожеланиям России. Однако отсутствие в новом документе связи между СНВ и системами противоракетной обороны вызывает недовольство Кремля.

Американская баллистическая ракета в шахте

Предварительный текст нового Договора о СНВ уже опубликовала российская газета "Коммерсант". Ответственный редактор газеты "Независимое военное обозрение" Виктор Литовкин в интервью Deutsche Welle уточнил, что это еще не окончательный текст, но даже по нему можно судить, что стороны смогли договориться по ключевым моментам, касающимся сокращения ядерных потенциалов России и США.

Главное не сам договор, а намерения

Заместитель директора Московского центра Карнеги Дмитрий Тренин считает, что договор важен не столько как документ, регламентирующий отношения России и США в плане СНВ, сколько как протокол о намерениях продолжать поддерживать партнерские отношения. "Этот документ важен как символ, как реальный продукт "перезагрузки отношений", как подтверждение готовности администрации Обамы и российских властей двигаться в направлении более предсказуемых отношений в стратегической области", - заявил эксперт в интервью Deutsche Welle.

На церемонии подписания договора СНВ-1

На церемонии подписания договора СНВ-1

По мнению Тренина, сам процесс переговоров важнее, чем сокращение по боезарядам, которое предполагает договор. Как отметил эксперт Карнеги-центра, в нынешней ситуации количество ядерных боеголовок перестало играть определяющую роль и для международной безопасности в целом, и даже для отношений США и России. Впрочем, договор позволяет решать и вполне конкретные задачи. Как отметил Виктор Литовкин, оговариваемое в новом Договоре о СНВ сокращение числа боеголовок является серьезным продвижением вперед на пути ядерного разоружения.

Конкретные задачи решены

Новый Договор о СНВ радикально отличается от СНВ-1, который оставлял за каждой из сторон 1600 носителей ядерного оружия и 6000 боеголовок. Новый договор оставляет 700 развернутых ракет плюс 100 на складах и 1550 боеголовок. "По боеголовкам получается сокращение в четыре раза, а по ракетам - чуть больше, чем в два раза", - подчеркнул обозреватель.

Процесс подготовки договора между тем простым не был, поскольку стартовые позиции России и США по вопросу стратегических наступательных вооружений существенно расходились. Итоговый документ, который будет подписан лидерами двух стран 8 апреля, стал своеобразным компромиссом, причем, по мнению Дмитрия Тренина, обе стороны в Договоре о СНВ найдут именно то, что хотели.

По словам эксперта, России было важно добиться появления договорной основы для стратегических отношений в ядерной области, уменьшить тот объем информации, который она предоставляет Соединенным Штатам, и зафиксировать связи между оборонительными и наступательными вооружениями. США, как считает Дмитрий Тренин, хотели добиться сокращения, но при этом в Вашингтоне стремились иметь какой-то запас баллистических ракет, способных нести неядерный боезаряд для решения каких-то тактических военных задач.

Загвоздка в ПРО

Константин Косачев

Константин Косачев

Спорным остается отсутствие связи между соглашением по СНВ и развертыванием системы ПРО. "Этот вопрос всегда был и остается ключевым для российско-американских договоренностей в сфере контроля над вооружениями", - подчеркнул глава комитета Госдумы по международным делам Константин Косачев. Новый договор, отметил он, является первым двусторонним соглашением, которое готовится в условиях отсутствия юридически обязывающих условий по ПРО.

По мнению Виктора Литовкина, проблема участия России в договоре может возникнуть, если США изменят качественный подход к системам противоракетной обороны, установленным в Европе. "Если Соединенные Штаты не остановятся и будут модернизировать собственную систему ПРО, создавать второй, третий, четвертый эшелоны, подключать к ним системы стратегической ПРО, тогда, конечно, она будет угрожать российским стратегическим силам сдерживания. И тогда Россия, по-видимому, может выйти из этого договора", - считает Литовкин.

Сергей Лавров

Сергей Лавров

Накануне подписания Договора о СНВ появилось официальное заявление главы МИД России Сергея Лаврова. Он подчеркнул, что "Россия имеет право выйти из Договора об ограничении стратегических наступательных вооружений, если количественное и качественное наращивание стратегической противоракетной обороны США будет оказывать существенное влияние на эффективность российских стратегических ядерных сил". Причем Россия, отметил министр, сама будет определять степень такого влияния.

Точка еще не поставлена

Между тем Договор о СНВ должен быть еще ратифицирован, а говорить, что вопрос ратификации окончательно решен, пока рано, отмечает эксперт Карнеги-центра Дмитрий Тренин, ведь остается еще барьер в виде сената США. Бараку Обаме нужно заручиться поддержкой 67 сенаторов, то есть найти сторонников не только в лагере демократов, но и среди республиканцев. Что касается российского парламента, то здесь, по словам Дмитрия Тренина, все намного проще. "В России договор может быть ратифицирован Думой в течение нескольких часов после того, как из Кремля поступит команда", - заявил Тренин в интервью Deutsche Welle.

При этом эксперт уверен, что "зеленый свет" на ратификацию будет дан лишь после того, как Договор о СНВ пройдет через американский конгресс. Впрочем, из Кремля дают понять, что Россия может первой ратифицировать договор. Помощник российского президента Сергей Приходько заявил, что сегодня США и Россия доверяют друг другу "в значительно большей степени, чем прежде". "У нас нет ощущения, что нас могут надуть", - отметил Приходько, добавив, что по этой причине Кремль не будет требовать от США ратифицировать договор день в день.

Автор: Егор Виноградов, Москва
Редактор: Геннадий Темненков

Аналитика

Архив

Контекст