1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Россия

Дмитрий Орешкин: Изменения Конституции России вызваны страхом властной группировки

В интервью Deutsche Welle российский политолог заявил, что изменения в Основной закон России призваны "законсервировать власть корпорации", которая сейчас управляет страной.

default

Дмитрий Орешкин

По мнению российского эксперта, премьер-министр России Владимир Путин является реальным хозяином страны, и вопрос лишь в том, как он легитимизирует свое присутствие во власти.

Deutsche Welle : С чем связана поспешность, с которой руководство России взялось за перекройку Конституции?

Дмитрий Орешкин: Понятно, что это делается удивительно быстро и без какой-либо аргументации, без какого-либо обсуждения. И парламент удивительно быстро примет закон, как будто это закон о пчеловодстве, а не поправка к Конституции. А дело-то серьезное. С одной стороны, не так уж важно, четыре года или шесть лет, не так существенно, но именно сама спешка, и то, что говорит об этом не Совет Федерации или Государственная Дума, а сам президент, это заставляет думать, что это что-то очень важное.

- Почему именно сейчас было решено продлить срок полномочий президента?

- Я думаю потому, что элитные группы, которые испытывают вполне серьезные проблемы в связи с финансовым кризисом, гораздо лучше рядовых обывателей понимают, как глубока воронка, куда сейчас затягивает Россию. И они понимают, что в течение 3-6 месяцев глубину этой воронки ощутит на себе и рядовой избиратель. И даже пусть бы и рядовой избиратель это ощутил, как бы ни цинично это звучало, ему не привыкать затягивать пояса, когда "вокруг внешние и внутренние враги мешают Родине благополучно развиваться".

Но гораздо более серьезно то, что элитная группа входит в пике, региональные правительства, которые теряют серьезные деньги, обращаются с претензией к центру. Одновременно рубли переводятся в доллары и выводятся из страны, 83 миллиарда долларов за 2,5 месяца ушли из страны, и процесс продолжается, причем это делает все та же элита.

Обостряется ситуация в элитных группах по вопросу о том, как выходить из кризиса. А раз обостряются ситуация, предлагаются разные сценарии, причем они радикально разные, от большей либерализации до большего закручивания гаек, силового варианта. А поскольку дело не теоретическое, а практическое, связанное не только с политикой, а с очень прямыми и очень крупными коммерческими интересами, то такое вот закулисное сведение счетов может в любой момент вырваться в публичную сферу.

- И чем это тогда будет грозить для власти?

- Тогда перед глазами избирателей откроется вся зыбкость той конструкции, которая годами выстраивалась, и неспособность держать ситуацию под контролем. И вот в этом облаке пыли, истерик, сведения счетов, политических деклараций может появиться какой-то новый лидер, или старый лидер в новом качестве. И видимо понимая вот эту некую непредсказуемость, заранее закладывается в общественное сознание и в блок каких-то государственных документов идея о том, что если из этой вот тьмы появится новый лидер нации, то уж пусть побудет 6 лет.

Из расчета на то, что этот человек придет из той же группы людей, из той же корпорации, что сейчас контролирует Россию. Мне трудно сказать, откуда этот человек придет, какая будет его фамилия, и каким образом он придет. Но то, что ситуация грозит выйти из-под контроля, и именно поэтому странным образом в условиях экономического кризиса, когда молодой президент США приходит со словами: "Нам нужны перемены", у нас в стране молодой президент Российской Федерации говорит: "Нам нужна стабильность".

- Но для России необходимость политической стабильности — это не пустые слова.

- Политическая стабильность вещь хорошая, но когда политика очень тесно связана с экономикой, и экономика идет под гору, то нужны какие-то стремительно меняющиеся политические решения. А здесь нам предлагают пока что 6 лет. То есть, на самом деле речь идет о консервации не режима даже, потому что режим они могут поменять, а той группы людей, той корпорации, которая сейчас управляет нашей страной.

- Какую роль играет Путин в этой системе, может ли он вернуться либо через три года, или, может, раньше?

- Путин, безусловно, человек номер один. Все понимают, и рядовые граждане, и зарубежные аналитики, и, тем более элитные группы здесь, что реальный силовой ресурс, а это главное в той системе ценностей, которая у нас существует, этот силовой ресурс подчиняется Путину, несмотря на то, что Медведев - Верховный главнокомандующий.

- Вопреки Конституции?

- Ну, нам же не привыкать жить при Конституции, которая существует сама по себе, а жизнь сама по себе. В реальной практике, если президенту вдруг придет в голову использовать силовой ресурс, или законный ресурс суда, или ресурс прокуратуры против путинских людей, то президент недолго продержится в своем кресле. И это все понимают. Потому что на самом деле и прокуратура работает, скорее, на Путина, чем на Медведева, и спецслужбы ориентируются на Путина.

Армия инстинктивно держится вне политики, но ориентируется тоже на Путина, потому что все мы видели - когда случился кризис в Грузии, Медведев был в Москве, а Путин прилетел поближе к театру военных действий во Владикавказ, легко спустился с трапа самолета, быстро пожал руки генералам, расставил все по местам, и было очевидное ощущение, что именно он контролирует процесс, а не Верховный главнокомандующий.

- То есть Путин может вернуться в любой момент?

- Путину не надо далеко возвращаться, на самом деле он и сейчас контролирует ситуацию. Вот если ситуация пойдет вразнос, и если элитные группы начнут раздирать власть между собой, тогда может получиться, что какая-то группа людей станет за Медведевым, какая-то за Путиным.

Условно говоря, более силовая - за Путиным, более рациональная, не скажу либеральная, экономически мыслящая, за Медведевым. Может, появится какой-то третий лидер, который замкнет на себе интересы этого самого рационального бизнеса, и будет противостоять одновременно Медведеву и Путину. Конфигурации возможны разные, вопрос в том, как Путин легитимизирует свое присутствие во власти.

Уйти он не может - по техническим причинам, это долго объяснять, но если он уходит из власти, лишается этого силового, судебного, прокурорского контроля, то все эти структуры, которые работают на того, кто сидит в Кремле, обращаются против него. Получается, что он становится беззащитным, потому что ни суд, ни прокурор, ни закон и ни парламент, никто его не защитит. Он прекрасно знает, что в той системе, которую он построил, человек, который лишен власти, лишен и защиты.

Поэтому он технически не может расстаться с властью. Каким образом он будет ее реализовывать, это уже другой вопрос. Как и праздным оказался вопрос, останется Путин на третий срок или нет. Он и остался и не остался, де-факто он на третьем сроке, де-юре он не нарушил Конституцию.

Беседовал Владимир Сергеев

Контекст