1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Политика и общество

Для решения ядерной проблемы Пхеньян предлагает "новый смелый подход"

В китайской столице закончились трехсторонние переговоры, в которых участвовали представители Пхеньяна, Вашингтона и Пекина.

default

Замгоссекретаря США Джеймс Келли в Пекине.

Попытка снизить напряженность в отношениях США и КНДР закончилась неожиданно – Пхеньян признался в обладании ядерным оружием и предложил американцам "новый смелый подход" для разрешения кризиса.

Сам факт проведения этих консультаций стал большой уступкой со стороны Вашингтона, так как американцы до сих пор отказывались от любых прямых переговоров с представителями Пхеньяна, настаивая на обсуждении ядерной программы КНДР на международной конференции или даже в Совете Безопасности ООН. Но Пекину все-таки удалось свести стороны за столом переговоров.

Что за предложением генерала Гуна?

Они начались 23 апреля и проходили крайне сложно. Об этом свидетельствуют неоднократно появлявшиеся сообщения о том, что консультации закончены и делегации разъезжаются из столицы КНР. В пятницу стало известно о том, что переговоры окончательно завершены и возглавлявший делегацию КНДР генерал Ли Гун объявил заместителю госсекретаря США Джеймсу Келли, что Северная Корея уже обладает ядерным оружием и готова предоставить американцам доказательства в ближайшее время.

При этом генерал Гун выдвинул США "новое предложение" по решению ядерной проблемы на Корейском полуострове, однако его содержание остается до сих пор неизвестным. Неясно также, что именно имел в виду северокорейский генерал, когда сообщил Джеймсу Келли о намерении Пхеньяна доказать наличие у себя ядерного оружия. Ведь действительно убедительным доказательством этого могут стать только испытания корейской атомной бомбы. До сих пор однако не было ни одного свидетельства о проведении в Северной Корее подобных испытаний.

Глеб Гаврик, НЕМЕЦКАЯ ВОЛНА

Переговоры завершились. Что дальше?

Завершившиеся переговоры примечательны тем, что их участникам удалось сохранить полную конфиденциальность. Конечно, встреча сразу же обросла слухами, основанными на информации от анонимных источников, но складывается впечатление, что это в основном сплошные домыслы. Настоящих "утечек" по сути не было, и пока стороны сами не заговорят, лучше всего не торопиться с выводами.

Итак, что мы на самом деле знаем? 25 апреля министр иностранных дел КНР Ли Чжаосин сказал, что состоявшиеся в Пекине переговоры положили хорошее начало, стороны изложили свои позиции и углубили взаимопонимание. Северокорейское агентство ЦТАК утверждает, что КНДР выдвинула в Пекине некое новое предложение по решению ядерного вопроса. В свою очередь, США, по северокорейским данным, "повторили свое старое утверждение о том, что КНДР должна отказаться от своей ядерной программы до начала диалога".

Со своей стороны, госсекретарь США Колин Пауэлл подтвердил, что стороны изложили свои взгляды по обсуждаемым вопросам, и теперь, по его словам, участники переговоров "вернутся домой, проанализируют выдвинутые предложения и определят, что делать дальше".

Вот, собственно, и всё. Определенные надежды на то, что удастся узнать хоть что-нибудь еще, связывали с поездками главы делегации США на переговорах Джеймса Келли в Сеул и Токио – перед его возвращением в Вашингтон. Но эти надежды, видимо, тщетны. Келли уже встретился с министром иностранных дел Южной Кореи Юн Ён Гваном, и, по словам Юна, всё ему подробно рассказал. Однако министр отказался поделиться полученной информацией. Не подтвердил он и распространившие слухи о том, что Северная Корея в Пекине, якобы, призналась, в наличии у нее ядерного оружия. Правда, при этом Юн Ён Гван заявил буквально следующее: "Если это правда, что у Северной Кореи есть ядерное оружие, то это было бы серьезной угрозой миру на Корейском полуострове и в Северо-Восточной Азии".

Остается надеяться, что спустя некоторое время переговорщики все-таки сочтут нужным что-то рассказать. В прошлый раз, например, когда Джеймс Келли в октябре 2002 года ездил в Пхеньян, некоторые подробности тогдашних дискуссий всплыли примерно через две недели после завершения переговоров.

Павел Лось, НЕМЕЦКАЯ ВОЛНА

Контекст