1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Мосты

Дискуссия в кёльнском Форуме Льва Копелева / Спектакль о судьбе советских немцев в Казани

Сегодня в нашей программе:

-Армянский вопрос. Отношение к нему трех стран: Турции, Армении, Германии.

-Появится ли Немецкий театр в Казани? 18.05.2006

default

Геноцид в 1915-ом году в Турции стоил проживающему там армянскому народу полтора миллиона человеческих жизней. Несмотря на почти вековую давность этой трагедии, ее последствия остаются предметом обсуждения и сегодня. Главные вопросы круглого стола в кёльнском форуме Льва Копелева, касались отношения к армянскому вопросу трех государств: Турции, Армении и Германии. За дискуссией следила моя коллега Дарья Бережницкая.

Открытая дискуссия стала своеобразной реакцией на выставку, посвященную жизни армян в османской империи в начале прошлого века. После огромного успеха в Турции, ее экспонаты демонстрировались в залах Музея искусств в Кёльне. В дискуссии форума Льва Копелева приняли участие немецкие директор бохумского института исследования диаспоры и геноцида Михран Дабаг, специальный корреспондент «Зюддойче Цайтунг» в Турции Кристиане Шлётцер, председатель немецко-армянского общества в Кёльне Эльвира Райт и турецкий писатель Доган Акханли.

Сегодня в Германии проживают 40 тысяч представителей армянской диаспоры. Между тем специалистов, владеющих проблемами в области армянской эмиграции в Германии, не так много. Немецкий писатель и публицист армянского происхождения, основатель института исследования диаспоры и геноцида в Бохуме Михран Дабаг рассказывает:

- Наш институт является единственным научным заведением такого рода в Германии. При этом в Голландии, Дании и Швеции таких институтов множество, и они финансируются государством.

Институт диаспоры в Германии был основан в 1994-ом году. Он специализируется на исследовании феномена общественного насилия и геноцида, как её формами, так и моральными последствия этого явления.

Специфичность и многосторонность самой темы, многозначность понятия геноцид, объясняют узкий круг экспертов, занимающихся изучением истории Армении. Не менее трудно выразить эту тему в литературных произведениях. Писатель Доган Акханли, покинувший Турцию после событий 80-ых годов прошлого века, рассказывает о двух своих романах, связанных с историей Армении:

- В моих романах я хотел восстановить историческую правду. В первом, опубликованном в 1999-м году, я описал историю армянского народа. Во втором я попытался, исходя из опыта жизни в Турции и Германии, ответить на вопрос, почему один народ уничтожает другой. К сожалению, однозначного ответа на этот вопрос мне найти не удалось.

Насколько возможно примирение обоих народов – армянского и турецкого в будущем, трудно предсказать. Эльвира Райт - председатель немецко-армянского общества, основанного в 1914-м году в Берлине, считает:

… за сорок лет немецкой миграции не были еще созданы дружеские отношения между турками и армянами, так как вопрос геноцида 1915-го года все еще висит в воздухе.

Официальное признание турецким государством факта тогдашней расправы над армянским народом, по мнению специального корреспондента «Зюддойче Цайтунг» в Турции Кристианы Шлётцер, возможно лишь, если в политической жизни примут активное участии представители нового поколения турков, воспитанных в духе интернационализма.

- В Турции я делаю ставку на любознательную молодежь, не признающую национализма. И хотя в турецких школах дети и подростки по-прежнему воспитываются консервативно, националистские движения в этом государстве слабы. Они пытаются привлечь к себе внимание экстремистскими вылазками и громкими паролями. Большая же часть турецкой молодежи относится к этому критически. Они стремятся много ездить по миру и не стесняются задавать вопросы взрослым. Они пользуются интернетом, и от них уже ничего нельзя утаить.

Роль современного армянского государства в этом контексте отнюдь не эпизодная. По словам участников кёльнской дискуссии, у обеих сторон – армянской эмиграции в Германии и жителей современной Армении существует обоюдные проблемы и интерес друг к другу. Граждане Армении живут на Родине предков, но недовольны экономической и политической ситуацией в стране. Армянская диаспора в Германии, сложившаяся из турецких «гастарбайтеров» 70-80-ых годов прошлого столетия, а также беженцев из Ливана, Сирии и Ирана, живет в стране с высоким уровнем жизни, но вдали от исторической родины. С Арменией она связывает самые теплые чувства и даже надежду на возвращение. Кроме того, армянский народ в Армении, как и армянскую диаспору в Европе объединяют обоюдное желание не только не забывать о мрачном историческом прошлом, но жить созидательным настоящим».

А теперь к другой теме.

Июнь 1941 года. Дружная семья Фишер – отец, мама и четыре дочери – Анна, Ольга, София и Мария – садится за праздничный стол, чтобы отметить 25-летие со дня свадьбы родителей. Но какой же праздник без музыки? Одна из дочерей подходит к радиоприемнику и включает его. Но вместо веселой музыки из радиоприемника звучит правительственное сообщение о начале войны… Так начался спектакль на сцене Татарского театра драмы и комедии имени Тинчурина. Он посвящен судьбе российских немцев. С подробностями моя коллега Лариса Худикова.

Война не только вошла в дом Фишера, она разбросала по огромной стране счастливую семью. Появившийся в их доме «человек в погонах» сообщает о том, что по распоряжению правительства и указа товарища Сталина все советские немцы в срочном порядке должны быть отселены в глубь страны, в Сибирь. На сборы отводится всего два дня.

Глава семейства будет мобилизован в трудармию и там бесследно сгинет. Ольга уйдет на фронт добровольцем и, пройдя войну, останется живой. Погибает – застрелена – Софья. Анна и Мария вместе с матерью отправлены на восток. Там они трудятся в одном из сибирских колхозов, вместе с русскими и татарами, и мечтают о том, что скоро закончится война, и все они вновь вернутся в свой дом, в свой сад…

Эту, типичную для российских немцев тех времен историю жизни зрители Казани смогли недавно увидеть на сцене Татарского театра драмы и комедии имени Тинчурина. Примечательно, что спектакль этот – на немецком языке, однако зрителей пришло очень много. Его постановкой Немецкий Дом Республики Татарстан преподнес хороший подарок всем студентам, школьникам Казани и, конечно же, российским немцам этого города.

Роли в этой «истории одной жизни» исполняли преподаватели и студенты казанских вузов – причем, не только «языковых». Все молодые актеры спектакля – члены Молодежного клуба Perlenkette (что в переводе означает «Жемчужное ожерелье»).

Заслуженный деятель искусств Республики Татарстан Фарид Хабибуллин, написавший рецензию об этом спектакле, отметил, что его постановка была бы невозможна без участия студентов из немецкого города Регенсбурга. Роль мамы Фишер великолепно сыграла Фиона Штидл. С не меньшей убедительностью и очарованием исполнили и другие немецкие студенты – Филипп Шолтысик, Сандра Пастётер, Лена Шеер и Марианне Крайсиг. А написала эту пьесу и сыграла в ней - несмотря на юный возраст - роль бабушки Марта Галицкая-Зименс, студентка 4 курса факультета иностранных языков Казанского педагогического университета. Сейчас в Немецком Доме Татарстана всерьёз подумывают о том, чтобы создать в Казани Немецкий театр. Думается, это эта мечта вполне осуществима. Ведь у молодежи, сыгравшей в спектакле, есть уже сценический опыт, который зрители оценили своими овациями.

Лариса Худикова, редактор »Московской немецкой газеты» передавала из Москвы.

Прежде, чем попрощаться с вами, дорогие друзья, ответ на вопрос нашего слушателя.

Евгений Викторович из Зыряновска Казахстана (его сегодняшнюю фамилию автор письма просит не называть) спрашивает, почему у него, сына немца по происхождению, нет шансов получить статус «позднего переселенца»? Вот его история :

«Моего отца, Эртеля Виктора Давыдовича, ребенком вместе с семьёй в начале войны насильственно переселили из Новороссийска в Восточный Казахстан. Вскоре родители отца умерли и его оформили в детский дом. Через некоторое время отца усыновили люди, которые преследовали корыстный интерес, дабы их не мобилизовали на фронт. Отцу дали другую фамилию и национальность. В 1978 году отец умер с чужой фамилией. В то время к немцам отношение было негативное и о смене фамилии не могло идти и речи. НО вот прошли годы, подрос я и мой брат. Мы решили восстановить справедливость, вернуть свою настоящую фамилию и национальность. НО натолкнулись на большие препятствия со стороны судебных органов и работников ЗАГСа. Заведующая ЗАГСом напрямую мне заявила о том, что « я не позволю вам уехать в Германию и там обогатиться». НО это не так, у нас нет таких целей. Я действительно хочу вернуться на историческую родину не для лучшей жизни, а по зову сердца. У меня и здесь в Казахстане есть квартира,, работа, автомобиль., чувствую себя здесь в своей тарелке. Мой дядя, Эртель Николай, старший брат умершего отца еще в 1994 году вместе с семьей уехал в Германию, но отношения с нами порвал.

Уважаемые сотрудники радиостанции, прошу вас помочь мне разобраться в этом вопросе. Посоветуйте, как быть? Мне 37 лет, женат, двое детей. У меня с женой несколько профессий. Я понимаю, что Германия без меня обойдется, но я без неё не могу. Мы могли бы принести много пользы нашей исторической родине».

Вот такое письмо. Уважаемый Евгений, я могу Вас проинформировать о правилах и критериях приёма этнических немцев в Германии, а вот принять решение – положительное или отрицательное могут только официальные инстанции – Федеральное административное ведомство или судебные органы, в которых Вы можете оспорить решение об отказе официальных властей Германии. Скажу Вам прямо, ситуация у Вас незавидная. Вы, кстати, в своем письме не сообщили, подавали ли Вы ходатайство о приеме в Германии или только намериваетесь это сделать? Если Вы подадите Заявление о приеме, то Вам придется заполнить подробную анкету на немецком языке, в которой правдиво должны указать, какая национальность стояла в вашем паспорте, на каком языке Вы говорите в семье: немецком, русском? Это сыграет важную роль в принятии решения германскими чиновниками. Дело в том, что на статус «поздних переселенцев» могут претендовать не просто люди, которые, как Вы пишите, по зову сердца хотели бы жить в Германии, но и которые могут документально доказать, что сохранили немецкую самобытность, родной язык. И что они всегда были немцами, несмотря на любые гонения и притеснения со стороны советских властей. Если Вы можете на все эти вопросы ответить однозначным «Да» и приложить документальное подтверждение этому, то причин для отказа не должно быть. Однако, это еще не все. Вам и членам Вашей семьи придется сдавать экзамен по немецкому языку в посольстве или консульстве Германии в Казахстане.

О том, что собой представляет экзамен по немецкому языку, я попросил рассказать руководителя лагеря по приему переселенцев «Фридланд» Йоахима Мругалу .

- «Поздние переселенцы» должны показать знания немецкого языка, которые были получены в семье. Этих знаний должно быть достаточно, чтобы вести простую беседу. Я подчеркиваю, они должны продемонстрировать знания языка, полученные в семье, в которой языком каждодневного общения был немецкий. Многие переселенцы пытаются выучить язык на интенсивных курсах за несколько месяцев, но это противоречит первоначальному назначению языкового теста. Это не тест в привычном смысле слова. На экзамене не задаются вопросы по грамматике немецкого языка, и этот экзамен не разрешается повторять. Наша цель проверить, способен ли ходатайствующий о приеме в Германии, то есть заявитель, объясниться на языке страны, в которой он собирается жить, и насколько важно ему было говорить на языке его предков в течение всей предыдущей жизни. Эта проверка ведется в рамках общего проверки документов: свидетельства о рождении, о браке, о смерти, о смене фамилий и прочее. С 1-го января 2005-го года введен языковой тест для членов семьи переселенца - детей и супругов, выезжающих на постоянное место жительства в Германию. Это самый настоящий тест, в прямом смысле слова. Он предусматривает проверку уровня владения немецким языком, и в случае провала его разрешено повторить. В отличие от языкового теста для переселенца (§4), экзамен для членов его семьи (§7) подтверждает знания языка, полученные не в семье, а самостоятельно, на курсах. Это не возбраняется. Это и понятно, ведь русская жена этнического немца не могла выучить немецкий язык в своей семье. Она может и должна учить его самостоятельно, чтобы лучше интегрироваться в Германии.

- Что произойдет, если этнический немец успешно сдаст экзамен, а члены его семьи его провалят?

- Согласно старому закону у них, тем не менее, было право уехать вместе с родителями или супругами. По новому же закону, они не имеют права въехать в Германию в качестве переселенцев, если они не владеют немецким языком на уровне, который предусмотрен экзаменом.

Если экзаменаторы удостоверятся в том, что Вы и члены вашей семьи владеете немецким языком, то никто Вам не откажет в статусе «позднего переселенца». Все эти критерии приема переселенцев в Германии узаконены в официальных документах и являются руководством к действию для германских чиновников. Вот такая информация.