Дискуссии в ОБСЕ: между политикой и правозащитой | Центральная Азия - события и оценки | DW | 04.10.2013
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Центральная Азия

Дискуссии в ОБСЕ: между политикой и правозащитой

Пока западные миссии в ОБСЕ общались с критиками властей стран Центральной Азии, в Варшаве НПО спорили с оппозицией о границах правозащиты. О сути споров - корреспондент DW.

Варшава

Варшава

4 октября в Варшаве завершается двухнедельное совещание Бюро по демократическим свободам и правам человека Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (БДИПЧ ОБСЕ) 2013 года. Это ежегодное мероприятие (сокращено СРВЧИ) считается главным для тех, кто связан с так называемой "третьей корзиной" ОБСЕ. На нем подводятся итоги правозащитной деятельности в странах, входящих в эту организацию, обсуждаются проблемы гражданского общества и неправительственных организаций, действующих там.

Традиции совещания

Традиционно совещание предоставляет трибуну представителям гражданского общества из республик Центральной Азии - или, как в случае с Туркменией, от его имени выступают НПО, находящиеся за рубежом, и оппозиционные группы в изгнании.

Нурмухаммед Ханамов

Нурмухаммед Ханамов

Официальный Ашхабад всегда протестует против их участия. И это cовещание не стало исключением. Туркменские дипломаты при ОБСЕ требовали от организаторов не допустить выступления в Варшаве Нурмухаммеда Ханамова и Аннадурды Хаджиева, представляющих, соответственно, Республиканскую партию Туркмении в изгнании и Туркменский Хельсинкский фонд (Болгария). Однако требование проигнорировали.

В свою очередь, как рассказал DW Ханамов, НПО, занимающиеся правами человека в Центральной Азии, встречались в рамках cовещания с западными дипломатами ОБСЕ, а представители российской миссии в этой организации к правозащитникам интереса не проявляли - и это тоже характерно для СРВЧИ.

Другой участник совещания, лидер оппозиционной Социал-демократической партии Таджикистана Рахматилло Зойиров обратил внимание DW на выступление члена российской делегации, главы российского Центризбиркома Владимира Чурова - последний повторил хорошо известный тезис, что НПО на постсоветском пространстве на самом деле повально являются "иностранными агентами" и преследуют лишь некие политические интересы.

НПО и политика

В свою очередь сам Зойиров вызвал дискуссию на одном из заседаний, подняв вопрос о том, в какой мере правозащитная деятельность может быть отделена от политической - именно этим представители многих НПО обосновывают свою пассивность, когда в Таджикистане притесняют тех или иных политиков от оппозиции.

Рахматилло Зойиров

Рахматилло Зойиров

Зойиров же считает, что такое разделение - это риторика, трудно сочетаемая с реальностью. С одной стороны, полагает он, сами партии защищают права граждан, как это делают адвокаты. А, с другой стороны, не защищая права политиков, которые оппонируют властям, НПО раньше или позже сами оказываются в положении притесняемых властями.

В целом, по оценке Нурмухаммеда Ханамова, на этот раз в Варшаве дискуссии по проблемам гражданского общества в регионе были менее заметны на общем фоне, нежели в прошлые годы. Он отчасти это связывает с тем, что и в миссиях, и в самих НПО существенно сменился состав участников, и новым людям нужно еще освоиться. С этим согласна руководительница ассоциации казахов в Польше Wspolnota Kazachska, Балли Мажец. По поводу казахстанской тематики на совещании правозащитница в интервью DW выделила два аспекта.

Казахстанская специфика

Во-первых, в отличие от прошлых лет, когда Казахстан добивался председательства в ОБСЕ, а затем три года пребывал в так называемой "тройке" ОБСЕ, на этот раз Астана прислала совсем небольшую официальную делегацию на СРВЧИ. Во-вторых, по словам Балли Мажец, сами представители НПО от Казахстана в подавляющем большинстве поднимали вопросы, находящиеся в достаточно узком секторе и так или иначе связанные с политическими интересами казахстанского олигарха Мухтара Аблязова.

Митинг в Казахстане протест против председательства Астаны в ОБСЕ. 2007 год.

Протест против председательства Астаны в ОБСЕ, 2007 год

А тех, кто бы работал в Казахстане и донес проблемы собственно казахстанского народа до ОБСЕ, там было совсем немного. "Их фактически отжали те организации, чье финансирование позволяет присылать многих участников и "забивать" всю программу выступлений, тем более, при очень ограниченном регламенте выступлений", - подчеркнула она в интервью DW. По ее словам, исключение составили сотрудники казахстанского Бюро по правам человека из Караганды, из Кустаная, но они фактически не успели коснуться глубоких проблем гражданского общества.

Туркменские инициативы

Несколько российских правозащитных организаций при содействии международной организации Crude Accountability в ходе совещания инициировали кампанию по выяснению судьбы тех туркменских узников, которые оказались в тюрьме после так называемого покушения на Туркменбаши в 2002 году.

Официальный Ашхабад, в нарушение своих международных обязательств, в течение всех прошедших лет не предоставлял никаких сведений их родственникам об их местонахождении и состоянии здоровья. Возможно, организаторы акции рассчитывают оказать давление на Москву, которая не способствовала получению ответа на этот вопрос, хотя среди тех узников есть граждане России. Речь может идти о привлечении к суду ответственных за бездеятельность российских чиновников.

По крайней мере наблюдатели обратили внимание, что в этой акции не были задействованы туркменские правозащитники и представители оппозиции. Они же в свою очередь во время СРВЧИ постарались напомнить дипломатам, приехавшим в Варшаву, о том, что власти Туркмении, несмотря на обещание президента страны, так и не вернули в политическую жизнь оппозиционеров, вынужденных отправиться в изгнание при Туркменбаши. А также обратились к западным миссиям с предложением усилить вещание западных радиостанций на Туркмению, а не ослаблять его, как это происходит в последнее время.