Дискуссии в Давосе: успеем ли мы спасти Европу? | Европа и европейцы: новости и аналитика | DW | 22.01.2016
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Европа

Дискуссии в Давосе: успеем ли мы спасти Европу?

Миграционный кризис, терроризм, ослабевшая экономика - острые проблемы современного Евросоюза обсуждают ведущие политики на Всемирном экономическом форуме в Давосе. Детали - у DW.

Манюэль Вальс, Марк Рютте и Алексис Ципрас в Давосе

Манюэль Вальс, Марк Рютте и Алексис Ципрас в Давосе, 21 января

Мрачную картину нарисовал на Всемирном экономическом форуме в Давосе премьер-министр Франции Манюэль Вальс. "Европейский проект уже скоро может умереть, не через пару десятилетий или лет, а очень скоро", - заявил политик. Решающим, по его словам, станет то, сумеет ли Европа отыскать единый путь для решения проблем собственной безопасности, возникающих в связи с терроризмом. Точно также и вопрос беженцев может быть урегулирован лишь общими усилиями. Во всяком случае решение Австрии в одностороннем порядке закрыть свои границы в очередной раз продемонстрировало, насколько разъединены сейчас европейцы.

А время, между тем, играет против Европы, считает премьер-министр Нидерландов Марк Рютте. "У нас осталось лишь от шести до восьми недель, чтобы взять миграционные процессы под контроль", - подчеркнул он, выступая в Давосе. Если в январе прошлого года в Европу прибыло около 1600 беженцев, то в первые три недели нынешнего их уже 35 тысяч. "Когда наступит весна, количество беженцев вырастет в разы - и мы с этим просто-напросто не справимся", - предупреждает Рютте.

План Маршалла для Ближнего Востока

Министр финансов ФРГ Вольфганг Шойбле (Wolfgang Schäuble) предлагает миллиардные инвестиции именно для тех регионов, откуда идут потоки беженцев. Такие меры, по его мнению, могли бы посодействовать "снижению давления на внешние европейские границы таким образом, чтобы Европа не превратилась в крепость". А это был бы позор для Европы, подчеркнул премьер-министр Греции Алексис Ципрас.

Вольфганг Шойбле

Вольфганг Шойбле

Европейцы и без того несут тяжелое финансовое бремя, а теперь им грозят новые расходы. "Это будет стоить намного больше, чем мы были уверены до сих пор", - признает Шойбле. По словам главы Минфина Германии, "до настоящего времени мы полагали, что проблемы Ближнего и Среднего Востока - это, вообще-то, не наше дело. Но теперь нам стало совершенно ясно: нет, все-таки наше. Это наша европейская проблема".

В то же время Шойбле не видит во всем этом повода для отхода от курса экономии и реформ, который он продвигает на протяжении многих лет. "Я опасаюсь того, что все мы в Европе недооцениваем вызовы, причины которых - темп глобального развития", - подытоживает немецкий политик.

Больше реформ, больше конкуренции

В свою очередь глава правительства Нидерландов также призывает к дальнейшим реформам ради сохранения конкуретноспособности. По оценкам Рютте, на две трети европейская экономика все еще не либерализована.

Это относится к дигитальной отрасли, энергетическому сектору, сфере услуг, "защищенным профессиям" (требующим определенного образования или лицензии. - Ред.) и рынку капиталов, где сохраняется еще немало ограничений. Если они будут отменены, и тем самым создан действительно общий европейский рынок, то, указывает Рютте, экономические показатели Европы могут вырасти на 1,25 миллиарда евро - практически на удвоенный ВВП Нидерландов.

Логичным продолжением этих инициатив выглядело выступление премьер-министра Великобритании Дэвида Кэмерона, в очередной раз напомнившего собравшимся в Давосе о том, сколь необходимы реформы. "Мы отстаем от США в том, что касается технологий и производительности труда. Нам следовало бы увеличивать, а не ограничивать конкуретноспособность наших предприятий и национальных экономик", - подчеркнул Кэмерон.

И добавил, что надеется на выработку единой позиции по поводу реформирования экономики до начала следующего саммита ЕС в феврале. Если к этому времени "будет готов хороший договор, я подпишу его", пообещал британский премьер. Лишь в этом случае он согласен приложить все усилия в борьбе за то, чтобы Великобритания осталась в составе Евросоюза.

Смотрите также:

Контекст