Директор школы: Татарский язык нужен в Татарстане, как и урок математики | Россия и россияне: взгляд из Европы | DW | 28.02.2018
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Россия

Директор школы: Татарский язык нужен в Татарстане, как и урок математики

В Татарстане, не дожидаясь нового учебного года, отменили обязательное преподавание татарского языка. Директор одной из местных школ борется в суде за то, чтобы замедлить этот процесс. Интервью DW.

Павел Шмаков

Павел Шмаков

Татарстан теряет в последние месяцы то немногое, что отличало его от других российских регионов. В 2017 году Москва не продлила с Казанью договор о разграничении полномочий, который давал Татарстану известную автономию. В местных школах в разгар учебного года отменили обязательное преподавание татарского языка. Раньше его преподавали наравне с русским, теперь оставили только факультативные два часа в неделю. Павел Шмаков, директор школы-интерната для интеллектуально увлеченных детей "СОлНЦе" из Казани, возмутился скоростью принятия этого решения и нарушениями, с которыми оно, по его мнению, принималось и обратился в суд. DW поговорила со Шмаковым о том, почему он выступает за сокращение числа уроков татарского языка, но против его необязательного изучения.

DW: 1 марта будет очередное судебное заседание по вашему делу в Вахитовском райсуде Казани. Почему вы боретесь за татарский язык в школах?

Павел Шмаков: Вся история началась, как вам известно, в конце июля 2017 года, когда Путин в Йошкар-Оле сказал, что нельзя заставлять людей изучать неродной язык. Затем в начале октября к нам неожиданно пришла бумага из прокуратуры, что у нас была проведена проверка, проанализированы наши учебные планы. Проверки на самом деле не проводилось. Через несколько дней состоялось собрание директоров школ нашего района, такие собрания были по всем районам Казани в присутствии прокуроров районов. Его проводили начальники управления образования Казани. Я задал вопрос, как так и почему мы получили бумаги о проверках, хотя их не было.

На этих собраниях нам было предписано начать увольнения учителей татарского. В течение двух месяцев нас обязали уволить учителей. После этого к нам начали приходить прокуроры уже с реальными проверками. Они стали допрашивать детей, зачем им нужен татарский, почему они учат его.

-… И вы подали протест.

- Я счел, что позиция неправильная. Были налицо нарушения: допросы детей в отсутствие родителей, прокуроры заходили без разрешения в интернат, фотографировали личные вещи детей, такие действия по Конституции разрешены только с санкции суда. Я подал в суд на прокуратуру.

Вид на Казань, Татарстан

Вид на Казань

Считаю, что такие действия (сокращение уроков татарского – Ред.) нельзя делать быстро. В принципе, их делать можно, учебные планы иногда меняются, это нормальное явление. Но такие действия делаются во время больших летних каникул. Состоялось уже несколько заседаний суда, сменилось несколько судей, они не хотят решать эти вопросы, перекладывают на более позднее время. Дело затягивается. Путин просил не заставлять учить неродной язык. Но несколько часов в неделю английского у нас есть, и они обязательны для изучения.

В конце концов, были приняты учебные планы и рекомендации, чтобы татарский учили только добровольно и не более двух часов в неделю. Фраза Путина противоречива, и в ней не сказано, в какие сроки это надо сделать. А у нас очень быстро нагнетается межнациональная напряженность. Я живу здесь с рождения, здесь жили мой папа, мой дедушка. Межнациональных конфликтов особо не было. Напряженность была только в начале 1990-х годов. И то это успокоилось. А сейчас снова стали делить: ты татарин, а ты - русский. Ты будешь выбирать татарский, а ты - нет. Я вспомнил, что когда я был школьником, была смешная, но не очень хорошая ситуация: русские играли в футбол, а татары шли учить татарский. Но это еще не было жестко. Это было просто не совсем правильно. А сейчас началось жестко.

- Ваша позиция – преподавание татарского сокращать, но не спеша?

- Делать все медленно, насколько возможно. К февралю мы увеличили количество часов русского языка, поскольку у нас их было меньше, чем должно было быть по законодательству. Другое дело, что в этом не виноваты учителя татарского. А прокуратура и Рособрнадзор, которые должны следить за этим.

- Чего вы ожидаете от заседания 1 марта?

- Я думаю, что вопрос будет снова отложен до 18 марта, до выборов президента России. Самый главный результат судов - то, что мы сумеем убедить детей, чтобы они добровольно учили татарский. Для этого было нужно время. А в других школах это было сделано унизительно для татар: уволили много учителей татарского, восстановили татар против русских, а русских - против татар.

- У решения властей есть много сторонников. Татарский, говорят они, принуждали изучать, хочет ли ученик этого или нет. Что бы вы ответили этим людям?

- То, что я говорю своим родителям. У нас в школе нет никаких межнациональных жалоб и конфликтов. Мы изменили методику преподавания татарского. У нас нет домашних заданий. У нас много показывают фильмов и мультфильмов на татарском, дети ходят в музеи, приглашаются татарские певцы и ученые. Татарский язык преподают в удовольствие для детей. Мы уменьшили количество татарского, но сделали так, что нет заявлений от родителей. Я считаю, что на земле Татарстана - это единственное место, где есть родина татар - какое-то количество часов все должны изучать татарский язык. Другое дело, что можно обсуждать, сколько часов, и может, меньше, чем было. Нужны другие методики: раньше учили грамматику и буквы. Это неправильно: когда рядом много русских и татар, надо просто разговаривать, петь песни, танцевать, слушать красивую татарскую музыку и так далее. Тогда это будет естественно, приятно и красиво. Прежде всего, уважать друг друга. Если эту культуру не уважать, то возможны межнациональные конфликты. Это значительно хуже споров.

- Но ведь с прагматической точки зрения решение властей логичное - татарский для работы или для обучения в вузах не требуется, верно?

- Я согласен с этим. Поэтому когда в пятом классе изучают пять часов татарского, то вообще-то, это много. Нормально было бы три или два. Человеку, который собирается уезжать в Тверь или в Москву, татарский язык не особо нужен. …У нас много межнациональных браков. Мы каждый год ходим в туристические походы в татарские деревни. Какой-то минимальный уровень знания языка нужен всем, кто живет в этих краях. А всем ли нужна математика? Филологу или историку - в минимальной степени, но нужна. Есть некий культурный минимум. На территории Татарстана - это татарский язык.

- Но ведь два часа разрешают. Это меньше минимума, о котором вы говорили?

- Два часа было бы нормально, если бы они были обязательными. А они добровольные. Ведь математика у нас не добровольная. И английский, и география, и история тоже. В нашей школе мы решили вопрос: у нас два часа по решению родителей они стали обязательными для всех, хотя формально уроки добровольные. К тому же, у нас много кружков татарского, поэтому мы не уменьшили нагрузку учителям татарского. Мы немного уменьшим ее летом, когда можно не спеша менять учебные планы. Убирать его совсем из обязательной сетки принципиально неправильно. Очень многие татары тогда перестанут его учить, потому что прагматически он не сильно нужен. Будет уничтожаться культура татарского народа.

Еще один маленький пример. В Татарстане татарского языка изучали больше, а русского – меньше, чем в России. Тем не менее, из 88 регионов Татарстан на третьем месте по уровню итогового экзамена по русскому языку. Билингвизм это важно. Когда дети учили и татарский, и русский, они при этом русский лучше знали.              

- В феврале был митинг против отмены преподавания татарского. Вы тоже на нем присутствовали. Но людей пришло немного. Означает ли это, что тема для жителей Татарстана не очень актуальная?

- Я был там единственным русским. Было человек 120. Митинг заявлялся много раз, его впервые разрешили. Я был одет в куртке, пиджаке, футболке, рубашке. И я через полчаса замерз. Стоять на митинге было просто холодно. Когда будет весна, на такие митинги придет больше народу.

- На этом митинге был лозунг с призывом к российским властям ратифицировать Европейскую хартию региональных языков. Как вы считаете, нынешнее решение о сокращении уроков татарского языка как-то связано с тем, что Россия этого до сих пор не сделала? 

- Думаю, что связано. Мне кажется, что Россия пытается идти своим путем строительства жесткой пирамиды власти. Но в таком громадном государстве такая жесткая пирамида плохо работает. У Салтыкова-Щедрина есть такая фраза: "Строгость российских законов смягчается необязательностью их исполнения". Мне кажется, что Россия пытается сделать то, что невыполнимо в данной ситуации. Это решение насчет языков приводит к уменьшению многообразия культур в России. Через некоторое время все вернется, все изменится. Но "некоторое время" может отнять годы и десятилетия.

Смотрите также:

Смотреть видео 03:47
Now live
03:47 мин

Украинский вместо венгерского: на Украине реформируют образование

Контекст

Аудио- и видеофайлы по теме