1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Беларусь

Диктатура на службе искусства

Чешский национальный театр открыл сезон премьерой оперы «Антигона» в постановке главного режиссёра театра Й. Неквасила. Спектакль является экспериментальным, благодаря своему неожиданному политическому подтексту.

Премьера была на самом деле долгожданной: с момента написания оперы до дня её первой чешской постановки прошло 225 лет. Йозеф Мысливечек, которого в 18-м веке называли “Il Boemo Divino”, “Божественный чех”, был современником Вольфганга Амадея Моцарта и даже не уступал ему тогда в популярности, однако время переоткрытия его музыки пришло только сейчас.

Спектакль, поставленный совместно с немецкой камерной оперой Шлос-Райзенберг, является во всех смыслах экспериментальным—не только потому, что главные роли исполняют молодые певцы из разных стран мира, но и благодаря своему неожиданному политическому подтексту. Чтобы приблизить музыку периода барокко к современности, режиссёр Йиржи Неквасил перенёс действие в наше время, в одну гипотетическую страну Восточной Европы. Противостояние Антигоны и тирана Креонта, нарушающего установленные богами законы, происходит под изображением герба, весьма напоминающим герб Республики Беларусь—только с той разницей, что вместо карты Беларуси в центре размещена велосипедная звёздочка. Сам тиран (в исполнении литовского тенора Яниса Курсевса) тоже загримирован под белорусского президента. Антигона (корейская сопранистка Пак Хьён-Дзу) украшена косой а-ля Юлия Тимошенко. Кроме изображения герба, сцена декорирована электрическим стулом, куклами жертв режима под столом у диктатора, а сам Креонт на протяжении действия периодически обращается к народу с большого телевизионного экрана.

Либретто Гаэтано Рокафорте исходит из предположения: что бы было, если бы Антигона не умерла, а решила отомстить Креонту. В результате она достигает своей цели. Однако, по мнению одного из рецензентов Петра Фишера, победа добра, которая сопровождается знаками “виктории”—не такая уж и однозначная: чтобы отомстить Креонту, Антигона использует его же методы. По словам режиссёра Йиржи Неквасила, у оперы нет положительных героев, а право делать выводы из её открытого финала авторы предоставляют каждому из зрителей.

Мы спросили режиссёра: как у него родилась идея использовать в постановке современные восточноевропейские, в частности, белорусские мотивы?

Неквасил: Речь идёт прежде всего не о Беларуси и не о какой-либо ещё кокретной стране. Речь идёт просто о некоей стране, где властвует диктатура. Вся история Антигоны разворачивается в Фивах, где на протяжении 15 лет управляет Креонт, который пришёл к власти путём обмана и политического убийства, и на момент действия в некой агонии стремится удержать власть любой ценой. Мы имеем ввиду не какую-то конкретную страну, а просто одно из тоталитарных государств, которые, к сожалению, и в начале 21 века всё ещё существуют.

Тем не менее, сходство декораций с белорусскими государственными символами—достаточно броское. Как вы считаете, была ли чешская публика готова воспринять их как символ?

Неквасил: Я думаю, что несомненно, поскольку всё это происходит в эстетической, а не в политической плоскости. Ритуализованность нынешней тоталитарной власти близка ритуализованности оперы. Это не политический плакат, атрибуты тоталитарного государства мы используем исключительно в эстетическом плане. Это сделано для того, чтобы вся история выглядела более актуально, чем она бы выглядела, скажем, в барочных костюмах времён Мысливечка.

А как вы думаете, сможете ли вы показать свою оперу в Беларуси, Украине или России?

Неквасил : Этого я не знаю. (Смеётся). Это зависело бы от того, если бы были такие предложения. Мы можем играть эту оперу где угодно, потому что прежде всего это произведение, полное прекрасной и интересной музыки. Трактовка этой истории в современных декорациях призвана прежде всего приблизить саму интригу к сегодняшнему опыту человека.

Напомним, что практика использования образов реальных исторических фигур с творческими целями—давняя и распространённая. На мысль приходят фильм Ч.Чаплина “Диктатор”, роман М.Булгакова “Мастер и Маргарита”, комедия “Жизнь Брайана” британских “Монти-Пайтон”.

В самой Чехии современные местные политики часто становятся объектами сатиры. Повсюду в Праге можно купить карикатурные маски президента Вацлава Клауса, а не так давно по всей стране можно было видеть билборды с изображением премьеров Станислава Гросса и Йиржи Пароубка. К наиболее скандальным произведениям искусства принадлежат инсталляции художника Давида Чернего, которые высмеивают того же президента Клауса, и даже самого церковного патрона Чехии, основателя государства святого Вацлава.