1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Европа

Детоубийце не помогли жалобы на немецких следователей

Осужденный за убийство ребенка считал, что следствие применило к нему недозволенные методы дознания, пригрозив пыткой. 30 июня судьи в Страсбурге шестью голосами против одного отклонили иск преступника.

default

Магнус Гефген отбывает в Германии пожизненное заключение за убийство ребенка с целью наживы

Европейский суд по правам человека огласил 30 июня свое решение по иску Магнуса Гефгена (Magnus Gäfgen), отбывающего в Германии пожизненное заключение за убийство похищенного им одиннадцатилетнего ребенка. Осужденный считал, что следователи применили к нему недозволенные методы дознания, пригрозив пыткой. Судьи шестью голосами против одного отклонили иск детоубийцы.

Шансы на успех у убийцы все-таки были

Jakob von Metzler

Якобу фон Мецлеру было всего 11 лет

Это дело в истории немецкого уголовного права - уникальное. Впервые судам различных уровней пришлось разбираться в последствиях превышения полицейскими своих полномочий. Преступник, сам имеющий высшее юридическое образование, прошел все судебные инстанции вплоть до Европейского суда по правам человека. Тщетно.

Но шансы на успех в Страсбурге у него были, как признавала судья Ренате Эгер (Renate Eger): "В деле Гефгена возникает вопрос о том, могу ли я нарушать права одного человека, чтобы спасти жизнь другого. И вот на такой вопрос нам предстоит ответить, что будет, разумеется, иметь последствия для общей политической дискуссии в сфере борьбы с терроризмом".

К убийству подтолкнуло заурядное бахвальство

А началось все шесть лет назад с заурядного бахвальства. Студенту юрфака Магнусу Гефгену очень хотелось соответствовать состоятельным приятелям, пускать пыль в глаза своей шестнадцатилетней подружке, а денег было в обрез. Вот-вот могло вскрыться, что работа в видной адвокатской конторе – всего лишь блеф. Магнус решил похитить с целью выкупа одиннадцатилетнего Якоба фон Мецлера (Jakob von Metzler) – сына респектабельного банкира из Франкфурта-на-Майне. Он заманил мальчика к себе домой и сразу же задушил, заклеив скотчем нос и рот. С маленьким трупом в багажнике Гефген отправился к вилле банкира и оставил письмо с требованием передать ему миллион евро.

Родители подключили полицию, которая два дня спустя проследила за передачей денег в условленном месте, но, не зная, что Якоб уже мертв, не стала сразу арестовывать преступника. А вдруг он приведет сыщиков к тайнику, где спрятан маленький заложник? Слежка, однако, ничего не дала, и на следующий день Гефгена взяли во франкфуртском аэропорту.

Метод "злого" полицейского помог выбить признание

На первых допросах он врал, винил других, и, в конце концов, надеясь спасти жизнь похищенного ребенка, шеф франкфуртской полиции Вольфганг Дешнер (Wolfgang Deschner) распорядился пригрозить арестованному пыткой. Мол, скажите ему, что на подходе специалист по боевым видам спорта. Только после этого Гефген признался, что мальчик, быть может, уже мертв и находится в тайнике вблизи одного из местных озер. Там полиция и нашла тело. Адвокат детоубийцы Михаэль Хойхемер (Michael Heuchemer) считает, что все вещественные доказательства, результаты вскрытия и даже само тело мальчика не могли быть использованы в ходе судебного процесса, поскольку сведения о местонахождении Якоба были получены недозволенными методами - под угрозой пытки: "Доказательства, добытые вопреки запрету на пытки, когда государственная власть становится на уровень преступника, нельзя использовать в суде. В противном случае запрет на пытки становится бумажным тигром. А этого допускать нельзя".

Если бы судьи вняли аргументам адвоката, то процесс по делу Магнуса Гефгена пришлось бы, скорее всего, проводить заново, причем, без использования прежних вещественных доказательств и результатов вскрытия.

Никита Жолквер

Контекст