1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Германия из первых рук

Дети – цветы жизни

17.05.2007

Нет, судя по всему, это всерьёз: политические дебаты о том, как уговорить немцев активнее размножаться, продолжаются.

default

Вот мы с Вами сегодня и познакомимся с не совсем обычной немецкой семьей, которую наши политики всё ходят осыпать благодеяниям, но никак не договорятся, кто их оплатит. Вторая тема: подготовка к встрече так называемой «Большой восьмёрки» в немецком курортном местечке Хайлигендамм. Ну, а петь для нас будут солист группы «U-2» Боно, сэр Боб Гельдоф и немецкий рок-бард Герберт Грёнемайер. Почему именно они? А потому что они на днях выступили с пресс-конференцией, чтобы напомнить политикам «Большой восьмёрки, что они, политики - всего лишь нанятые менеджеры, что хватит болтать, пора от слов переходить к делу:

Боно и группа «U-2» поют про неизбывную любовь. Но к Боно и его звёздным коллегам мы ещё вернёмся. А сейчас наш автор Лидия Геллер предлагает нам познакомиться с нестандартной, а, может быть уже и стандартной по нынешним-то временам семьёй.

«Сегодня папа тебя из садика заберёт. Чмокни в щёку… Значит, после обеда я за тобой приеду…»

Инго Мюллер и его дочь Мэве в садик опоздали. Время уже половина девятого. Кроме того, они остались без завтрака: ещё до садика надо было завести маму Мэве к врачу. И всё это в час в пик в суматошном Берлине. Инго и мать Мэве Катрин живут раздельно. Катрин скоро снова рожать, а отец ребёнка, новый друг Катрин, как раз уехал в командировку. Вот Инго и пытается помочь, как может:

«Мэве у меня один день в неделю. Я её на день забираю и на следующее утро отвожу к матери. Ну, и по выходным. А сейчас Катрин в положении, со временем у неё туго, а я только рад: я чаще вижусь с дочерью».

Мать Мэве, Катрин Энгельбрехт просит называть её коротко - Катя. Правда, по-немецки это звучит как «Катья». Ей 35 лет, она программист, сейчас ждёт третьего ребёнка. Старшему сыну - Яннису - 10 лет. Вот, как он объясняет семейные отношения:

«Ну, у нас у каждого свой папа. Мой папа - Аксель, он живёт в Гамбурге. У Мэве папа Инго. А Макс - это папа ребёнка, который у мамы в животе».

Называется всё это в Германии немецко-английским словом «пэтчуоркфамилие». Перевести можно примерно, как «лоскутная семья». Каждый третий ребёнок в Германии рождается вне брака. Да нет, вообще-то Катья тоже мечтала о классической, «нормальной» семье. Муж, жена, дети. Но так до сих пор и не вышла замуж:

«Конечно, я себе всё немножко иначе представляла, но как-то не получилось. Первый ребёнок, Яннис, с его отцом у нас отношения не сложились… Второй ребёнок, Мэве, мы оба её очень хотели, но и с Инго мы расстались. Теперь вот я жду ребёнка от Макса. Это мой новый друг, мы с ним вместе работаем. Надеюсь, что с ним всё сложится. Но с Инго мы остались друзьями. Он и Янниса своим сыном считает».

Часто они вместе проводят выходные, а недавно даже все вместе в отпуск ездили: Катья, Макс, Инго и дети. Яннис и с Инго, и с Максом - отлично ладит. Но и по своему собственному отцу скучает:

«Очень плохо, что мой папа уехал, что мы не видимся. Вообще-то мы видимся, но редко, раз в три недели, на выходные.»

Центр всего этого хаоса - Катья. Она - координирует встречи детей с отцами, на ней лежит всё домашнее хозяйство. И бросать работу она не собирается. До и просто не может: отцы, правда, исправно платят алименты на своих детей, но на это не проживёшь. То, что правительство, наконец-то, что-то делает, чтобы помочь в воспитании детей, Катья только приветствует. Ну вот, с первого января этого года уже выплачиваются родительские пособия в размере 67 процентов от прежней зарплаты. Молодые мамы получают эти пособия в течение года, а если потом отпуск по воспитанию берёт отец, то выплата продлевается ещё на два месяца. Это хорошо. Может быть, Катья, если сумеет договориться на работе, этой возможностью и воспользуется. В конце концов, программист может работать и дома. А вот согласится ли Макс, отец будущего ребёнка, сидеть дома с тремя детьми, из которых двое - чужие, это большой вопрос, Катья даже не решается его задавать. Теперь вот правительство решило всемерно расширять сеть детских яслей. Это здорово. Но пока деньги выделят, пока яслей настроят, пока воспитателей обучат, ребёнок давно в школу пойдёт. И вообще Катья не привыкла на кого-то полагаться. Ну, разве что, на безотказного Инго. Вот и на следующие выходные он готов забрать не только Мэве, но и Янниса:

«Да лучше бы, конечно, если бы мы вместе жили, я этого всегда хотел. Но и так, как сейчас, можно ведь как-то устроиться, как-то справиться. Хотя, конечно, настоящая семья, в таком традиционном смысле, это гораздо лучше, я об этом только мечтаю».

Скажите, мне, почему я так не люблю понедельники? Вопрошает Боб Гельдоф? Наивный он человек, правда? Или просто наивным прикидывается. Сам-то давно по понедельникам на работу не ходит. И выступает редко. А если выступает, то, в основном, не с концертами, а с политическими заявлениями. Он защищает природу и среду обитания. Он вместе с Боно организует благотворительные концерты «Лайф эйд». И вот теперь, в преддверии саммита «Большой восьмёрки», который пройдёт с 6-го по 8-ое июня в немецком курортном городке Хайлигендамм, Боб Гельдоф вместе с Боно и Гербертом Грёнемайером решили напомнить политикам, что одно дело - позировать перед телекамерами в позе спасителей человечества, а другое - держать своё слово. На этот раз они единым музыкальным фронтом выступают в защиту Африки:

Когда политиков в эти дни спрашивают, зачем вообще нужны встречи типа «Евросоюз - Россия» или «Большая восьмёрка», если отношения между Западом и Россией скатываются на уровень «холодной войны», ответ всегда один: давайте скажем спасибо, что эти встречи вообще проходят. В смысле, пока политики говорят между собой, без телекамер, они хотя бы соблюдают приличия. Но вот солист группы «U-2» Боно, сэр Боб Гельдоф и немецкий рок-бард Герберт Грёнемайер счмиают, что как раз наоборот, политикам надо бы поменьше болтать и больше делать. Причём в выражениях музыканты не стесняются. Боно, например, заявил:

«Хорошая новость - это то, что помощь действительно действует на местах. Есть настоящие прорывы в борьбе против СПИДа, против малярии. Я должен признать, что прорывы достигнуты, в первую очередь, благодаря Соединённым Штатам. Плохая новость - это то, что «Большая восьмёрка» в целом не выполняет своих обязательств перед самыми бедными среди бедных. И это ужасно. Потому что одно дело, давать обещания мне или организации «ДАТА» или Вашим собственным гражданам. А другое дело, не выполнять своих обещаний по отношению к самым бедным, самым беззащитным людям в мире. Это просто свинство».

Какое же свинство имеется в виду? В этом году в повестке дня «Большой восьмёрки» стоит и тема помощи беднейшим странам Африки. Если бы не резкое похолодание в отношениях с Россией, то эта тема, наверняка, стала бы даже главной. Причём не в первый раз. Ещё в 2005-ом году, на саммите в шотландском местечке Глениглз, страны «Большой восьмёрки» клятвенно обещали удвоить к 2010-ому году свою помощь беднейшим странам Африки и довести её до 50 миллиардов долларов. И, возвестили об этом всему миру. А теперь вот, если верить данным, представленным неправительственной организацией «ДАТА», выясняется, что слова у политиков расходятся с делами. Одна только Германия задолжала более 700 миллионов. Немецкого рок-барда Герберта Грёнемайера это привело в такую ярость, что он даже перешёл на личности:

«Эта встреча «Большой восьмёрки» в Хайлигендамме на самом деле гораздо важнее, чем многие думают. Хватит болтать, надо действовать. И, госпожа Меркель, учтите: мы следим за Вами, мы тоже будем присутствовать на этом саммите. Так что поменьше слов, больше дела. Пожалуйста, поменьше говорите, сделайте, наконец, что-то конкретное».

Министр развития и помощи развивающимся странам Германии Хайдемари Вечерек-Цойль, правда уверяет, что цифры, представленные организацией «ДАТА» плохо поддаются проверке. И вообще, считает госпожа министр, непонятно, откуда они взялись. Например, не учтены долги, которые богатые страны списали беднейшим. И уж во всяком случае, Германия взятые на себя обязательства выполнит. Но возмущенных рок-певцов и борцов за социальную справедливость такими заявлениями не успокоишь. И они нашли свой метод давления на политиков. Развивая мысль Герберта Грёнемайера, Боб Гельдоф пообещал:

«Я тоже склоняюсь к тому, чтобы во времена выборов обратить на это внимание. Я просто буду говорить избирателям: смотрите, если вы проголосуете за этих политиков, вы проголосуете за лжецов. Они врали от вашего имени. Будьте спокойны, если я это говорю, я это и сделаю».

А за Бобом Гельдофом не заржавеет: он такой, если сказал, то и сделает.

А это уже немецкий рок-бард Герберт Грёнемайер призывает нас всех, в том числе и политиков, оставаться людьми. Песня так и называется «Человек». А чтобы подкрепить свой призыв к политикам Герберт Грёнемайер ещё до саммита обещает провести по все Германии 15 благотворительных концертов. Участвовать в них согласились многие известные в Германии группы и солисты. Таким образом, Грёнемайер намерен собрать как минимум 1 миллион подписей в поддержку помощи беднейшим странам. Список он хочет в заключительный день саммита вручить его участникам и лично канцлеру Германии Ангеле Меркель.

Вот и всё на сегодня. Передачу мне помогла подготовить Лидия Геллер, спасибо Боно, Бобу Гельдофу и Герберту Грёнемайеру за то, что они пели для нас. Сумеют ли они достичь своих политических целей - ещё вопрос. Но кое-чего они уже добились - их песни звучат на всех радиостанциях в Германии. Вот и у нас тоже. Спасибо Вам, дорогие радиослушатели за то, что Вы вместе со мной их слушали.