1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Киргизия

Дети в Оше нуждаются в помощи психологов

Для преодоления последствий трагических июньских событий на юге Киргизии с местным населением работают психологи. Особую группу нуждающихся в психологической помощи составляют дети.

На улицах Оша, июнь 2010 года

На улицах Оша, июнь 2010 года

В Бишкеке вновь неспокойно. 5 августа в Бишкеке состоялись акции протеста, организованные сторонниками политика Урмата Барыктабасова, часть из которых, по официальным данным, была вооружена. Киргизские власти назвали митинг в Бишкеке "попыткой вооруженного захвата власти". Сам Барыктабасов был задержан правоохранительными органами. И в Оше, и в Бишкеке, тем не менее, усиливается страх.

"Мы опасаемся, что кровопролитие может повториться на севере страны. И если не дай Бог, это произойдет, юг не сможет предоставить даже гуманитарную помощь, у многих жителей после июньских событий ничего не осталось!" - говорит жительница города Ош, которая узнала о событиях в Бишкеке из выпусков новостей.

Страх и беспомощность

Страх и ощущение беспомощности – последствия июньских событий в Оше. Психологи, работающие в регионе, говорят, что местные жители, которые обращаются к ним за помощью, боятся выходить в центр города, ехать в лечебные учреждения. Они никому не доверяют и опасаются за собственную безопасность.

"Поэтому мы выходим на самих людей и работаем с ними там, где им комфортно и удобно. Это может быть либо территориальный совет, либо дом или квартира, либо местность, где они предпочитают находиться и чувствуют себя в безопасности", - рассказывает психолог, председатель общественного фонда "Мастер радости" Лариса Кацура.

Сожженные дома в Оше

Сожженные дома в Оше, июнь 2010 года

В рамках проекта, который финансирует ЮНИСЕФ, предполагается оказание психологической помощи детям, пострадавшим в ходе конфликта в Оше. Тем, кто вынужден был оставить свои дома (внутренне перемещенные лица), помогает ЮСАИД. "Дети стали свидетелями массовых беспорядков, кровопролития. Происходило это не только на улице, но были факты, когда врывались в дома, квартиры. По всему городу была слышна стрельба, - говорит Лариса Кацура, - то, что мы сегодня наблюдаем у детей – это страх, нарушение сна, нарушение поведения и нарушение эмоциональной сферы, которые выражены в различной степени".

Детские площадки на пепелище

Для оказания психологической помощи в рамках проекта ЮНИСЕФ создано 6 специальных детских площадок. Лариса Кацура рассказывает, что приходят туда и дети, и родители. Три детские площадки расположены на территории школ. Еще две - в палатках и одна площадка - в частном доме. По словам Ларисы Кацура, обращаются к ним представители обеих национальностей, узбекской и киргизской. "На сегодняшний день 4 площадки, которые работают в наиболее пострадавших махаллях, там только дети узбекской национальности. А две площадки у нас смешанные. Там дети разных национальностей. Контактируют и дети, и родители между собой. Люди понимают, что, в принципе, возникло столкновение не между национальностями".

И у взрослых, и у детей, которые обращаются за помощью, похожие психологические проблемы, говорит Лариса Кацура: "В махаллях, где сожжены дома, дети идут к нам даже более охотно, чем в других районах, которые менее пострадали. Потому что там, где как у взрослых, так и у детей превалирует страх, - это возможность снять напряжение".

Черемушки – один из таких районов в Оше, который в результате конфликта пострадал особенно сильно. 192 дома здесь полностью сожжены - такие данные приводит ошский правозащитник Изатила Рахматилаев. Он помогает пострадавшим в ходе конфликта людям восстанавливать документы, сгоревшие во время пожара.

Палаточный городок беженцев, 2010 год

Палаточный городок беженцев, 2010 год

"Сгоревшие дома не пригодны для жилья, но люди считают их своей собственностью. В госрегистре остались регистрационные карточки, по ним восстанавливаются документы. Власти пока не предъявляли претензий о том, что если документы сгорели, что это дом - не твой. Но люди боятся, что у них отберут оставшийся клочок земли", - говорит правозащитник.

Страх усиливает милиция

Погорельцы живут в предоставленных УВКБ ООН палатках. На одном дворе расставляют часто сразу две-три, поскольку у узбеков большие семьи. "Ночью в сгоревших кварталах безлюдно. Многие уходят к родственникам, многие остаются в палатках. Света в них нет. Еду готовят на кострах".

Люди, живущие во временных прибежищах, вынуждены охранять свое оставшееся имущество сами. Представители правоохранительных органов появляются только ночью, когда начинает действовать комендантский час и, по словам правозащитника, проводят так называемые "зачистки". "Во время комендантского часа приходят, арестовывают, увозят людей, в основном, мужчин. С 10 часов вечера до 5 утра патруль забирает даже тех, кто голову высовывает из палатки, когда они приходят. Происходит правовой беспредел".

Правозащитник рассказывает, что ежедневно сталкивается с фактами неправомерных действий со стороны правоохранительных органов. "В остальных кварталах, где несгоревшие дома, находят повод, и состоятельных людей, а именно этнических узбеков, забирают, а потом они откупаются у сотрудников правоохранительных органов. Мы все фиксируем. Но чтобы не навредить этим людям, не называем имена и фамилии".

Автор: Наталья Позднякова
Редактор: Михаил Бушуев

Контекст

Архив: