1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Узбекистан

Депутат бундестага: Средства ФРГ не доходят до немцев в Узбекистане

Помощь из Германии не доходит до немецкого национального меньшинства в Узбекистане. Ташкент с 2008 года заморозил социальные выплаты, поступающие из Берлина, сообщил в интервью депутат бундестага.

Кристоф Бергнер

Кристоф Бергнер

В конце минувшей недели из поездки в Узбекистан вернулся депутат бундестага Кристоф Бергнер (Dr.Christoph Bergner). В Ташкент он летал в качестве спецпосланника министерства внутренних дел Германии с тем, чтобы выяснить судьбу замороженных с 2008 года денег, которые ФРГ выделяет гуманитарным организациям, поддерживающим в том числе этнических немцев в этой центральноазиатской республике. В интервью Deutsche Welle Кристоф Бергнер заявил, что его узбекские коллеги постарались не указывать на суть возникшей проблемы, но дали понять, что она кроется в "валютно-технической" сфере.

Deutsche Welle: Что стало причиной вашей поездки в Узбекистан?

Кристоф Бергнер: Одной из важных причин для встречи германо-узбекской межправительственной комиссии был запрос от правительства ФРГ о положении немецкого национального меньшинства в Узбекистане. В ходе встречи мы обсуждали конкретную проблему, касающуюся деятельности пяти социальных учреждений, основанных и поддерживаемых нами в сотрудничестве с DAK ( кассой медицинского страхования Deutsche Angestellten-Krankenkasse - прим.ред.). Эти учреждения рассчитаны на оказание помощи этническим немцам и нуждающимся гражданам Узбекистана.

На протяжении долгого времени денежные переводы и материальные средства со стороны Министерства внутренних дел ФРГ и немецкого общества Красного Креста доходили до своих адресатов в Узбекистане без особых проблем. Но с 2008 года Центральный Банк Узбекистана заморозил эти переводы и прекратил выплаты, что привело к роковым последствиям для деятельности поддерживаемых нами социальных учреждений.

После завершения встречи мне по-прежнему неясно, в чем заключается проблема и почему денежные средства не выплачиваются. Однако мне было обещано, в том числе и присутствующим на встрече представителем министерства юстиции Узбекистана, что они окажут содействие в том, чтобы счета были разморожены, а выплаты осуществлены. Я надеюсь, что мы сможем в дальнейшем продолжить нашу работу.

- Означает ли это, что сейчас вся поддержка со стороны Германии не доходит до адресатов в Узбекистане?

- Я бы так не сказал, это был всего лишь один аспект. Мы осуществляем поддержку по двум направлениям. Первое - помощь немецким культурным центрам, которые являются частью международного культурного центра в Ташкенте и работают в Самарканде, Бухаре и Фергане. Мы оказываем им содействие через Общество технического сотрудничества (Gesellschaft für technische Zusammenarbeit), и работа в этом направлении ведется без проблем. В целом, мы очень довольны тем, что узбекская сторона прилагает усилия, чтобы предоставить немногочисленному немецкому меньшинству в Узбекистане возможность равноправно развиваться.

Второй момент - очень сложный. И мы ждем, будет ли в течение следующих недель разрублен наконец "гордиев узел" и решен вопрос о предоставлении помощи через общество Красного Креста обществу Красного Полумесяца в Узбекистане и, в конечном итоге, всем пяти станциям социальной помощи.

Я беседовал с представителем общества Красного Полумесяца в Узбекистане, и у меня сложилось впечатление, что это часть общей проблематики, которая, как меня заверили, заключается не в деятельности немецкой стороны, а связана с организационными проблемами на местах.

Я надеюсь, что социальные учреждения, основанные нами для оказания помощи представителям немецкого национального меньшинства, но всегда открытые и для других нуждающихся, послужат хорошим примером в рамках системы социального обслуживания в Узбекистане и в дальнейшем будут расширяться. На мой взгляд, такого рода помощь - гуманитарная и социальная - сейчас востребована.

- Так почему же замораживаются платежи? Вам удалось это понять?

- Мы знаем, что остались определенные проблемы с конвертацией валюты. Процесс конвертации валюты всегда был связан с трудностями. Примером тому, причем не единственным, служит ситуация вокруг упомянутых учреждений социальной помощи, которые очень часто сталкивались с подобной проблемой. В любом случае, хочу подчеркнуть, что немецкая сторона старается сделать все возможное для того, чтобы узбекские законы не препятствовали осуществлению данной деятельности. Меня заверили, что проблема заключается не в нас, а в других причинах, которые не хотят называть.

- Есть ли сложности у других немецких гуманитарных или культурных учреждений, включая институт имени Гёте?

- Я ничего не могу сказать по поводу института имени Гёте, у меня есть только общая информация, что вопрос с денежными переводами в целом непростой.

- Как проблема, которую вы ездили решать, отражается на общих отношениях между ФРГ и Узбекистаном?

- Я хотел бы отвечать только на вопросы, непосредственно касающиеся деятельности, осуществляемой в рамках моего мандата. Ситуация в межгосударственных отношениях итак достаточно сложная, поэтому я бы не хотел высказываться по этому поводу.

Беседовал Михаил Бушуев
Редактор: Наталья Позднякова

Архив

Контекст