Депортации избежать не удалось | Центральная Азия - события и оценки | DW | 25.10.2006
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Центральная Азия

Депортации избежать не удалось

"Россия чрезвычайно опасная страна для беженцев из Узбекистана" - утверждают правозащитники

Вопреки решению Европейского суда по правам человека в Страсбурге, узбекский беженец Рустам Муминов, был депортирован из России в Узбекистан. Российские правозащитники в этой связи заявляют о вопиющем нарушении прав человека, и утверждают, что в этой ситуации помочь Муминову уже практически невозможно. Наталья Позднякова продолжает тему.

Рустам Муминов, 1965 года рождения, проживал в России с двухтысячного года, причем выехал он из Узбекистана не как беженец, проблем с властями на родине у него тоже не было, в России Муминов работал, там у него семья . В апреле 2005 года Рустам Муминов был объявлен в розыск. В Узбекистане Муминова обвинили в причастности к религиозной экстремисткой организации «Хизб-ут-Тахрир». Сам он эти обвинения категорически опровергает. В феврале 2006-го его задержали сотрудники ФСБ России. После освобождения Муминов пытался зарегистрироваться в Липецкой области, где ему было отказано, а позднее он уехал в Москву, где в офисе комитета «Гражданского содействия» Муминова задержали и спустя два часа, Тверской суд вынес решение о его выдворении из страны. После чего задержанного отправили в один из приемников- распределителей. О том, как события развивались дальше, в интервью по телефону нам рассказала Елена Рябинина, руководитель программы «Помощь политическим беженцам из Центральной Азии»

-В прошлую пятницу Светлана Ганнушкина получила, с большим трудом, разрешение посетить Муминова в приемнике – распределителе «Северный» (сейчас он называется Центр содержания иностранных граждан). Убедившись в том, что в день задержания нам непрерывно лгали, чтобы лишить его возможности защищаться, чтобы мы не могли предоставить ему адвоката, выясняется, что на 26 октября назначено экстренное рассмотрение кассационной жалобы на решение о выдворении. Это экстраординарная ситуация, потому что очень часто мы обжалуем подобные решения и люди ждут по месяцу и более, а тут все произошло мгновенно. Стало понятно, что наши предположения о непосредственной заинтересованности российской стороны в том, чтобы его отдать, отнюдь, небезосновательны, а поскольку на российское правосудие мы уже давно не надеемся, то надо было обращаться в Страсбург.

В Европейский Суд по правам человека в Страсбурге российские правозащитники обратились немедленно, надеясь, что таким образом еще удастся помочь

Рустаму Муминову.

-В Страсбург было направлено заявление с просьбой о приостановке процедуры его высылки, в соответствии с правилом № 39 регламента суда, которое является обеспечивающей мерой в случаях, когда человеку грозит экстрадиция, (это, как известно, явление необратимое), то Страсбург вправе применить это правило. Он может обратиться к властям той страны, которая намерена выслать человека, с указанием на то, что его высылка до рассмотрения дела в суде невозможна. В понедельник у них уже было основное заявление, часть документа, они запросили дополнительные сведения, которые были отправлены, вчера Страсбургский суд принял решение о применении тридцать девятого правила об обращении к властям РФ с указанием на то, высылка Муминова невозможна.

Далее, как рассказывает Елена Рябинина, руководитель программы «Помощь политическим беженцам из Центральной Азии»

- Факс с этой информацией мы получили около 19. 00 по московскому времени, при этом предварительно еще в конце прошлой недели в четверг и в пятницу мы связывались для того, чтобы организовать посещение Ганнушкиной центра «Северный» понадобилась личная доверенность Лукина. В переговорах с начальником «Северного», прозвучала просьба прислать ему по факсу копию кассационной жалобы с момента ее принятия, для того, чтобы он уже точно знал, что решение о выдворении обжаловано. Это сам по себе настораживающий факт, поскольку была ли она в его распоряжении девятнадцатого числа или нет - не важно. Решение о выдворении, как и любое другое решение, может быть обжаловано в течение десяти дней. Тем не менее, этот факс он получил, он достоверно знал о том, что решение о выдворении не вступило в силу, и что человек не может быть подвергнут выдворению, он предоставил гарантии сотрудникам аппарата Лукина о том, что, конечно же, никаких неправомерных действий, никакой отправки Муминова до вступления решения в силу не произойдет. Вчера, когда в 19 часов мы получили факс из Страсбурга, о том, что тридцать девятое правило применено, мы были совершенно уверенны, что теперь человек защищен.

Известие о том, что Европейский Суд приостановил депортацию Муминова, тут же появилось в прессе. И правозащитники, казалось бы, могли вздохнуть спокойно, хотя бы на короткое время, но как далее рассказывает Елена Рябинина:

-Сегодня утром выяснилось, что Муминов был отправлен вчера рейсом Москва – Ташкент, вылет в 19. 20 . Это означает, что в тот момент, когда уже было известно решение Страсбурга, он сидел в самолете. Это все еще можно было вернуть, поскольку до тех пор, пока самолет не приземлился в Ташкенте, а летит он четыре часа, известно было уже российским властям о требованиях Страсбурга и о необходимости вот это вот абсолютно неправомерное действие исправлять и вернуть его обратно в Россию. Поскольку никаких сомнений нет в том, что российская сторона была заинтересована в передаче его, несмотря на отказ Генпрокуратуры в экстрадиции, он был освобожден 29 сентября из Липецкого СИЗО, на основании того, что российская Генеральная прокуратура отказала в его выдаче. Вот таким образом произошла передача узбекским властям преследуемого ими человека, несмотря на отказ Российской Федерации в этой официальной процедуре. Тут может быть только одна причина для такого развития событий - это непосредственная заинтересованность тех, кто все это дело осуществил. Безусловно, мы не первый раз сталкиваемся с тем, что узбекские власти платят российским правоохранительным органам, за предоставление в их распоряжение тех людей, в которых они заинтересованы для уголовного преследования. Это абсолютно противозаконно и по российским нормам, поскольку человек отправлен даже до вступления силу судебного решения, и по международным, поскольку международные нормы вообще запрещают принудительно возвращать людей в страну, где к ним могут быть применены пытки.

Российские правозащитники заявляют о вопиющих нарушениях прав человека. Но при этом, по мнению, Елены Рябининой, помочь Рустаму Муминову теперь практически невозможно.

-Это процесс необратимый, потому что Узбекистан – не участник европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод. Режим Каримова- это не тот режим, который может выпустить уже попавшую ему в зубы добычу. Поэтому опасаюсь того, что Муминова нам удастся спасти. В Страсбург информация об этом уже отправлена. Страсбург, конечно, будет принимать какие-то меры. При этом, по условиям Европейской Конвенции, а также согласно всех остальных норм, которые это регулируют, в случае, если человек возвращен в страну, где к нему применяются пытки, и страна эта не является участником конвенции, то отвечает за нарушение конвенции та страна, которая его выдала, то есть, отвечать за это должна Россия.

Мы, безусловно, будем принимать какие- то меры. Но я боюсь, что поскольку сейчас он уже находится в распоряжении узбекских властей, я не верю, честно говоря. Что нам удастся его защитить. Тем не менее эта ситуация должна быть донесена до европейского сообщества. Поскольку, боюсь, что он не первый и не приходится сомневаться, что не последний. Россия в настоящий момент чрезвычайно опасная страна для беженцев из Узбекистана.