1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Мир

День независимости, или "Граждане Таджикистана не свободны"

Многое за эти годы выпало на долю республики: гражданская война, беженцы, сотни разрушенных домов и предприятий, последовавшая за всем этим нищета и экономический кризис.

default

"Таджики гордятся своей страной..."

Республика обрела суверенитет в 1991 году. Короткая по времени история независимого государства уже весьма насыщена событиями. Многое за эти годы выпало на долю республики: гражданская война, беженцы, сотни разрушенных домов и предприятий, последовавшая за всем этим нищета и экономический кризис.

Как заявил в интервью корреспондентке "Немецкой волны" Нигоре Бухари-заде заместитель заведующего информационно-аналитическим аппаратом президента Таджикистана Сухроб Шарипов, все это произошло во многом потому, что бывшая советская республика не была готова к независимости:

"Одна из причин этой неподготовленности – инертность мышления наших лидеров тогдашних. Они до конца не верили, что их могут просто так попросить выйти из Союза. А именно так и произошло. Мы не были готовы к такой ответственности. Не были готовы вести самостоятельно внутреннюю и внешнюю политику. Как бы не относились к фигуре Эмомали Рахмонова, он взял на себя ответственность, заявив, что главная его цель – обеспечить мир в стране, сохранить таджикское государство. Политические реформы пошли. У нас появился парламент. Политическая система начала изменяться. Много положительных достижений, но не столько, сколько нам хотелось бы".

Если в первое десятилетие независимости стоял вопрос о том, как обеспечить и сохранить мир и стабильность, то теперь перед государством стоят новые задачи социально-экономического плана:

"В первую очередь, это поднятие уровня жизни населения.

Социально-экономические программы, которые в последние годы принимались, не реализованы до конца. Есть ряд факторов, удерживающих ход реформ. Очень высокий уровень коррупции. У нас очень хромает кадровая политика: от замены одних другими ничего не меняется. Пришедшие вновь начинают воровать еще больше предыдущих. Уровень политического развития некоторых чиновников очень низок. Развитие той или иной отрасли, осуществление того или иного проекта тормозится тем, что деньги (будь-то бюджетные средства или помощь из-за границы) не доходят до адресата. В результате получается, что экономика преобразуется на бумаге. Вроде реформы какие-то идут, но на самом деле – тормоз во всем".

По словам Шарипова, сегодня Таджикистан стремится привести свое законодательство в соответствие с международными стандартами. Однако, по его мнению, таджикским парламентариям пока не хватает профессионализма:

"Парламент занимается филологическим изменением законов, но не изменяет их сути. Я думаю, это тоже "болезнь" кадров. Многие парламентарии еще не осознали, зачем вообще нужен парламент, какие преобразования необходимы стране. В парламенте сегодня отсутствуют важные комиссии: комиссия по борьбе с коррупцией, комиссия по контролю за бюджетными средствами".

Говоря о внешнеполитических ориентирах республики, Шарипов отметил следующее:

"Что у нас есть действительно позитивного, так это четкое видение внешнеполитических перспектив. У нас есть ряд приоритетных направлений во внешней политике. Это, в первую очередь, углубление взаимоотношений со странами СНГ. Второе направление – Афганистан. Третье – западноевропейское и в целом западное направление. Оно сейчас наиболее активно развивается. Таджикистан обвиняют часто, что он начинает занимать прозападную позицию, хотя я так не считаю. Таджикистан только начинает занимать ту нишу, которую он должен занять во взаимоотношениях с Западом".

Дододжон Атовуллоев, издатель "Чароги руз" - газеты оппозиционного толка, выходящей за пределами Таджикистана, считает, что до настоящей независимости стране еще далеко:

"Таджикистан зависим в экономическом отношении. Около половины бюджета республики – это кредиты различных зарубежных фондов.

Кроме того, граждане Таджикистана не свободны. Нет свободы слова, свободы предпринимательства, свободных судов и свободных выборов.

Трагедия в том, что более полутора миллионов таджиков этот праздник отмечают в других странах. Многие – в изгнании. Многие работают как рабы на стройках Подмосковья. Многие живут в ужасных условиях.

Пока в Таджикистане не будет свободной прессы и пока партии не могут свободно действовать, я думаю, наш суверенитет находится в опасности".

Но тем не менее Дододжон Атовуллоев отмечает несколько положительных моментов, связанных с обретением Таджикистаном независимости:

"Таджикистан стал субъектом ООН. Более ста стран мира признают Таджикистан как суверенное государство. Таджикский язык стал государственным. Таджики гордятся своей страной..."