1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Фокус

Демократия в тюбетейке

18.09.02

В Варшаве на днях завершилась ежегодная конференция Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе.

Таджикский журналист Дододжон Атовуллоев, вернувшись из столицы Польши, рассказывает о своих впечатлениях о только что состоявшемся форуме.

- 11 лет назад, после распада СССР, пять республик Центральной Азии стали полноправными членами ОБСЕ. Свободные выборы, независимая пресса, права человека, многопартийность – эти слова быстро вошли в лексикон не только политиков, но и простых людей. Однако эти страны еще далеки от европейских ценностей, как Карпаты от Памира. От советского авторитаризма они пришли к ЦА-авторитаризму.

Закончившаяся на днях ежегодная конференция ОБСЕ в Варшаве была тому лучшим доказательством. Этот форум был примечателен тем, что в нем участвовали наряду с представителями правительств правозащитники, независимые журналисты, лидеры оппозиционных партий и движений из стран, относящихся к ОБСЕ. Я не в первый раз участвую в подобных мероприятиях и все больше и больше убеждаюсь в том, что новые члены ОБСЕ, особенно из постсоветских республик, стали головной болью этой организации. Каждый раз много говорят о бесчисленных нарушениях устава ОБСЕ властями стран Центральной Азии, однако “воз и ныне там”.

Конечно, официальные лица в Азии неустанно повторяют, что они строят демократическое общество. На западе тоже делают вид, что эти страны идут к демократии. На самом деле это только видимость. Надевая тюбетейку на демократию, некоторые хотят изменить ее суть. Вот пример: последние выборы президента и парламента в Таджикистане в 1999 году.

Глава государства Рахмонов пугает всех своим предвыборным слоганом: “Мы с кровью пришли, с кровью уйдем”. Центизбирком республики отказывается регистрировать других кандидатов. Да и кандидаты, после того, как одного избили, в другого стреляли, брата третьего арестовали, особо не рвутся участвовать в выборах. И Рахмонов в борьбе с самим собой получает 99% голосов избирателей. А в парламент республики люди просто попадают по списку. И здесь, чтобы придать демократический элемент, в списки включается по два-три человека из других партий. Но то, что делается в Таджикистане, не идет ни в какое сравнение с Туркменистаном. Туркменбаши объявляет себя вечным президентом.

Игра в демократию привела к тому, что теперь мало кто верит, что ситуация в регионе может улучшиться. Опять-таки в коридорах варшавского форума можно было наглядно увидеть состояние демократически преобразований в Центральной Азии.

Журналист из Казахстана Сергей Дуванов не мог долго говорить. Его недавно избили у порога дома. Т. Тургуналиев и Б. Букашева из Киргизии со слезами на глазах рассказывали об аксыйской трагедии, когда власти Киргизии стреляли в мирных демонстрантов. Туркменские оппозиционеры боялись, чтобы их не снимали телевизионщики. Там любая мысль, отличающаяся от мысли Сердара, считается инакомыслием. Когда закончилась конференция, один из правозащитников с горечью сказал: “пришли, поговорили и ушли”. Я могу его понять: ведь несмотря на заявления многих дипломатов и функционеров из ОБСЕ, говорить о победе демократии в регионе рано.

Я восхищаюсь тем мужеством, которое показывают отдельные представители ОБСЕ. Особенно за последние два года мощная работа общества по свободе прессы, которым руководит Фраймут Дувэ – это очень важно. Но возможностей у ОБСЕ еще больше.

- Дододжон, как я понял, в кулуарах Варшавского форума обсуждался вопрос о внесении представителями Центральной Азии новых предложений в работу ОБСЕ?

- Я на одной из дискуссий предложил 10 шагов по улучшению прав и свобод человека в регионе.

  1. На заседаниях ОБСЕ слушать по очереди отчеты правительств Азии по соблюдению тех международных принципов, которые они добровольно обязались выполнять, вступая в ОБСЕ.
  2. Наряду с ОБСЕ, куда входят правительства, организовать типа народного парламента или дискуссионного клуба, где могли бы участвовать представитель оппозиционных партий и движений.
  3. Выработать процедуру исключения тех государств, которые не выполняют взятые на себя международные обязательства.
  4. Любые кредиты и гуманитарную помощь строго увязывать с выполнением норм международного права.
  5. Так как выборы являются основой всех преобразований в той или иной стране, предстоящие выборы ОБСЕ проводить не под наблюдением ОБСЕ, а чтобы организаторами выборов стали ОБСЕ и другие международные организации, начиная от печати бюллетеней, проведения предвыборных кампаний до подсчета голосов.
  6. Всесторонне увеличить бюджет таких международных авторитетных организаций, как “Хьюман райтс вотч”, “Международная Амнистия”, “Международная лига прав человека”, “Международная хельсинская федерация”, с тем, чтобы они смогли организовать свои представительства в регионе и вести постоянный мониторинг нарушений прав человека.
  7. Увеличить количество радиопрограмм “НВ”, БиБиСи, “Голоса Америки”, “Свободы”, “Радио Франции” в регионе, так как люди очень нуждаются в объективной и всесторонней информации.
  8. Гранты изданиям, частным лицам и правозащитным организациям выделять открыто, на основе конкурса, чтобы победили лучшие из лучших.
  9. Увеличить количество учебников, книг, брошюр на местных языках о европейских странах, о демократии и о правах человека.
  10. Создавать в ЦА региональные типографии и интернет-сайты, газеты и журналы с тем, чтобы люди могли узнать не только то, что происходит у них в стране, но и за рубежом.

    В официальной части я этого не говорил – это была дискуссия между журналистами и правозащитниками. Многие это поддержали. Мы могли бы на основе этого провести серьезную дискуссию, подключить к этому радиослушателей, поэтому я впервые обнародую эти предложения через “Немецкую волну” – 11 лет это очень большой срок, а изменилось очень мало. Демократия – это как беременность, нельзя быть “чуть-чуть беременным”. Потому что если не будет демократии, будет Хизб-ут-Тахрир, если не будет демократии, будет авторитаризм, если не будет демократии, будут религиозные фанатики.

    Виталий Волков, НЕМЕЦКАЯ ВОЛНА