1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Германия из первых рук

Дельменхорст: город выкуривает коричневую чуму

17.08.2006

Сегодня мы с Вами отправимся в городок Дельменхорст. Ещё пару недель тому назад мало кто в Германии знал, что таковой вообще существует.

default

Но с начала августа город стал знаменит. Дело в том, что именно в нём решили устроить свой учебный центр неонацисты. И город восстал. Вот, о том, как жители городка Дельменхорст пытаются выкурить коричневую чуму, мы и расскажем. А петь для нас будет Вольфганг Нидеккен. Он и его группа «БАП» вот уже много лет выступают против разного рода националистов, пивных патриотов и правых радикалов. Поёт Нидеккен на кёльнском диалекте, так что и для тех, кто знает литературный немецкий язык, нелишне привести перевод. Так вот, в этой песне Вольфганг Нидеккен говорит всем нам: поднимите почтенную поясницу с дивана, разожмите зубы и скажите «нет» правым радикалам. Грубовато, конечно, звучит, но жители городка Дельменхорст последовали этому призыву:

Дельменхорст. Городок на самом севере Германии, где-то на полпути между Бременом и Ольденбургом. 80.000 жителей. А в самом центре городка прекрасный парк. На берегу речушки Дельме вольготно гуляют непуганые лебеди и утки.

А прямо среди этой идиллии - четырёхэтажная гостиница на 100 мест. Она так и называется - «Ам парк», то есть, «У парка». Вот эта гостиница и стала яблоком раздора. Гостиница уже больше года пустует, вход заколочен. Да и раньше дела у хозяина гостиницы Гюнтера Мергеля шли плохо. Как говорится, он в долгах, как в шелках. Вот и решил незадачливый коммерсант гостиницу продать. Нормальное дело. Вот только покупатель нашелся не совсем нормальный. Это адвокат из Гамбурга Юрген Ригер и его так называемый «фонд имени Вольфганга Титьена». Загвоздка в том, что Юрген Ригер - известный правый радикал, он уже имеет судимость за разжигание межнациональной розни. В гостинице он намерен устроить учебный центр для своих бритоголовых приспешников. Даже и персонал уже подобрал: не коридорных и горничных, а накачанных охранников. Луиджи Микколи, хозяин итальянского ресторанчика, который арендует помещение в гостинице, не хочет печь пиццу для праворадикальных молодчиков. Если они вселятся в гостиницу, ресторан придётся закрывать:

«Здесь в округе живут одни поляки, русские и турки. 45 процентов населения в этом квартале - иностранцы. Я не могу понять, почему этот человек так рвётся устроить свой центр именно в нашем районе».

Ну а куда смотрят власти? Официальный представитель городского управления Тимо Фрерс говорит:

«Дельменхорст сейчас живёт в режиме чрезвычайного положения. Население взбудоражено этой, прямо скажем, катастрофой. Такой солидарности город ещё не видел».

А практически городские власти ничего не могут поделать. Они бы и рады сами купить гостиницу, но, по закону, не могут заплатить больше реальной рыночной цены, ведь они распоряжаются деньгами налогоплательщиков. А Ригер готов выложить за гостиницу «У парка» двойную цену: 3 миллиона 400 тысяч евро. Хозяин гостиницы ухватился за это предложение:

«Я боюсь за своё будущее. Ну, сколько раз можно повторять: мне уже 64 года, я действительно боюсь, я не знаю, на что я буду жить в будущем году».

В этой ситуации город пошёл на уловку: он включил гостиницу в план ремонта и реконструкции городского центра и, тем самым, обеспечил себе преимущественное право на покупку здания. Однако коричневый адвокат из Гамбурга ответил на это собственной юридической уловкой: теперь покупку предполагается оформить как дарственную: хозяин гостиницы якобы дарит ему здание вместе с закладными и прочими долгами. А он оплачивает только мебель и прочий инвентарь. На самом деле, сумма сделки остаётся неизменной: всё те же 3 миллиона 400 тысяч евро. Но против этих планов восстал весь город. Практически ежедневно в Дельменхорсте проходят демонстрации против неонацистов, перед гостиницей стоят пикеты. Стихийно сложилась гражданская инициатива. Она начала сбор подписей против правых радикалов и открыла для этого специальную страничку в Интернете. В ответ правые радикалы перепечатали имена подписантов на собственной странице с комментарием, что это, мол, всё враги народа и предатели родины. Вот, ужо, истинные арийцы восстановят порядки, как при Третьем рейхе, и тогда всем этим либералам поганым воздастся по заслугам. Коричневую страничку прикрыли, полиция пытается установить авторов, чтобы привлечь их к суду, но это сложно: сервер, которым пользовались неонацисты, зарегистрирован в Литве. Обо всей этой истории сообщили СМИ, и теперь подписи в поддержку гражданской инициативы стали приходить и из других городов Германии и даже из-за границы, например, из Эстонии и даже из Гонконга. На момент выхода этой передачи в эфир набралось почти 4.000 подписей. Было бы намного больше, просто на страничке не успевают зарегистрироваться все желающие. А в бюро гражданской инициативы, которой выделил комнату Союз немецких профсоюзов, не смолкают телефоны. Маргрет Вельцель говорит:

«Знаете, я уже со счета сбилась. Люди звонят, потому что они в полной растерянности. Как такое вообще возможно? Что делать? Но мы будем продолжать демонстрации и сегодня и завтра. Мы будем биться до последнего».

А ещё по телефону, по факсу и по электронной почте приходят сообщения о денежных вкладах. Раз уж городские власти не могут купить гостиницу, то сделать это могут сами граждане, решили в гражданской инициативе и начали сбор средств. Первыми вышли на площадь перед ратушей сотрудники городского управления, скинулись, и набрали чуть больше полутора тысяч евро. 11.000 внесла евангелическая церковь. Потом пошли взносы от местных фирм и магазинов, мясников и булочников, спортивных клубов и культурных объединений, от частных лиц со всей Германии. Набралось уже больше 750.000 евро. И счёт постоянно растёт. Городское управление гарантирует: если гостиницу удастся купить, то все, кто пожертвовал деньги, станут её совладельцами. А если не удастся купить, все деньги будут возвращены вкладчикам. Но о такой возможности официальный представитель городского управления Тимо Фрерс не хочет даже думать:

«Я думаю, что всем понятно, что это был бы кошмар для нашего города. Представляете, правые радикалы начали бы устраивать здесь свои партсъезды или демонстрации. Жизнь в городе бы умерла, можно закрывать все магазины и рестораны. Кругом оцепление, полиция. Название города не сходило бы с первых страниц газет».

Но, закон един для всех. И правые радикалы ловко используют те самые либеральные законы демократического государства, которые они хотят отменить. Так что противостояние в Дельменхорсте продолжается.

Мы, конечно, сообщим Вам, чем закончится схватка в Дельменхорсте, удастся ли жителям не допустить в город право-радикальных молодчиков. А теперь - другой город, другая тема. А, может быть, они даже связаны между собой? Судите сами:

Яне 16 лет. Яна сидит с подружками на ограждении на берлинской площади городка Форст. Кругом - голый бетон в обрамлении серых панельных домов. Это - местный Бродвей. Здесь по вечерам собирается вся молодёжь города:

«Мы тут в городе просиживаем все вечера, потому что некуда больше пойти. Тут ничего нет для молодёжи, ни клубов, ни дискотек, ничего. Тут вообще ничего нет, кроме скуки».

Городок Форст расположен на востоке Германии, в федеральной земле Бранденбург, почти на границе с Польшей. Когда-то здесь процветала текстильная промышленность. От неё остались только развалины цехов по всему городу. Да ещё текстильный музей. За годы после войны население сократилось вдвое. Сейчас в Форсте всего-навсего 22.000 жителей. Молодёжи осталось совсем мало. Вот и Яна уже собрала чемоданы. В этом году она закончила среднюю школу. Поступать в технический ВУЗ или университет можно только по окончании реального училища или гимназии. Так что для Яны эта дорога закрыта. Осенью она уезжает в Штуттгарт, там она нашла место ученицы на фабрике. Её подружка Мэнди пока не знает, что она будет делать после школы. Написала уже кучу заявлений, но пока отовсюду одни отказы. Но в Форсте она точно не останется:

«Я так думаю, у меня шансов не много, а уж здесь, в Форсте, и подавно. Ну, вы посмотрите, они тут торговый центр отгрохали, а для молодёжи вообще ничего нет».

Но это не совсем так: прямо за углом, в бывшем фабричном цеху, звучит музыка. Граффити на голых стенах, выбитые стёкла заклеены плёнкой. Всё это громко называется молодёжным кафе «Седьмой парк». Кафе не коммерческое, организовали его на общественных началах сами молодые ребята, чтобы было где посидеть. Вот Симон и сидит в «Седьмом парке» за бокалом пива. Симону 19 лет. Кафе стало для него вторым домом. Симон, как и большинство его друзей - безработный, живёт на пособие. Иногда ему удаётся найти какую-нибудь временную работёнку, но денег всё равно не хватает:

« Вот это всё, например, мы сделали своими руками, за свои деньги. А с нас ещё арендную плату берут. Ну, мы её платим за счёт бара. Ещё биллиардный стол - тоже какие-то копейки приносит. Хотя цены у нас - ниже некуда. Ни у кого из нас всё равно денег нет».

Симон обижен на городские власти. Ну, хоть что-нибудь бы они сделали для молодёжи в городе:

«Я бы посоветовал городу запустить какой-нибудь проект, вложить в него хоть какие-то деньги. Но это всё, я бы сказал, дурацкие мечты, ничего из этого не выйдет».

Но главная проблема для молодёжи в Форсте - даже не скука, а отсутствие работы, отсутствие перспективы. Симон, например, с удовольствием остался бы в Форсте, ему здесь даже нравится:

«Ну, вообще, люди, семья здесь, родственники. Мне здесь нравится. А что, по мне не скажешь? Нет, если серьёзно, это такое чувство, утром просыпаешься, всё вокруг привычное, своё. Я, конечно, свалю отсюда, нельзя же вечно без работы жить, но лучше бы остаться».

Между тем, народу на берлинской площади всё больше. Кто-то прохаживается туда-сюда. Кто-то откупоривает очередную бутылку пива. Симон подсел к Яне и Мэнди. Они так и не решили, как убить вечер.

Сегодняшнюю передачу мне помогли подготовить Фолькерт Ленц и Елена Зенфт.