1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Cool

«Дело Эдуарда Лимонова»

02.06.2002

Недавно исполнился год, как лидер Национал-большевистской партии России, известный писатель и журналист – Эдуард Лимонов находится в следственном изоляторе Лефортово. Мы не можем обойти вниманием этот печальный факт, хотя бы по той причине, что НБП – один из самых радикальных молодёжных проектов постсоветской России, а Лимонов, невзирая на все его слабости – хороший писатель, поэт, журналист и один из немногих последовательных российских оппозиционеров. В защиту Лимонова уже выступали его российские и зарубежные коллеги-интеллектуалы, журналисты, писатели. Гейдар Джемаль направил в адрес президента Франции Ширака письмо с просьбой содействовать освобождению Лимонова, который помимо российского имеет и французское гражданство. Друзья Лимонова и его адвокат Сергей Беляк увязывают арест лидера НБП не только с его общественно-политической, но и с его журналистской деятельностью. Так считает и директор центра экстремальной журналистики, правозащитник Олег Панфилов:

«Человек сидит с апреля прошлого года, в камере. Он обвиняется в том, что, якобы, хранил оружие. Суда нет до сих пор. Я могу определять отношение к Лимонову с двух позиций. Как правозащитник, я придерживаюсь следующего принципа: нельзя защищать права одних людей, нарушая права других людей. В данном случае я считаю, что нарушены многие процессуальные нормы. Что же касается личности самого Лимонова, то я никогда не буду и не могу поддерживать его взглядов. Так же, как не могу поддерживать взглядов его сторонников, которые периодически устраивают митинги, превращающиеся в политические шоу. К сожалению, в России политическая борьба с оппонентами, а в данном случае я склонен считать Лимонова оппонентом власти, так вот эта борьба ведётся не совсем законными методами, а чаще всего совсем незаконными. Поэтому я в числе нескольких правозащитников подписывал обращение к Генеральному прокурору, поскольку были нарушены права конкретного человека, гражданина – Эдуарда Лимонова. Ведь факт, что, к сожалению, никогда прежде ни Генпрокуратура, ни другие правоохранительные органы ничего не предпринимали в отношении газеты «Лимонка», в отношении призывов, которые там периодически публикуются и раздаются от сторонников Лимонова. Нередко эти призывы можно расценить как разжигание межнациональной розни. Но то, что происходит теперь с Лимоновым я расцениваю как способ уничтожения политика, ведь к Лимонову примыкают множество молодых людей. Уже проходили судебные процессы, задерживались люди из разных радикальных молодёжных организаций, в основном такого революционно-большевистского толка. Но способы надо эта наша власть применяет не столько даже к таким людям как Лимонов или другие большевики-революционеры, этот метод используется властью в отношении других людей и целых коллективов. Если говорить о методе, то он уже применялся и в отношении телекомпаний «НТВ», «ТВ-6» и в отношении многих журналистов, которых преследуют власти в российской провинции».

Власть, уверенная в своей правоте и единстве с народом, переходит на личности – Витухновская, Никитин, Пасько, Лимонов... Технологичная, профессиональная работа органов, подгоняющих плюралистичную горизонталь под властную вертикаль. В случае Лимонова власть, на всякий случай буквально восприняла его антипутинские статьи, а также цитату из опубликованной в начале 2000-го «Книги мёртвых». Автор в свойственной ему манере шоу-революционера счёл необходимым упомянуть, что вся выручка от продажи книги пойдёт на закупку оружия.

Назвался «революционером», полезай в «воронок». Сотрудники ФСБ взяли Лимонова в Алтайских горах утром седьмого апреля. По версии спецслужб Лимонов готовил захват территории Восточного Казахстана вооружённым путём. Следствие предъявило обвинение по статье 222-й, часть третья – «незаконное приобретение, перевозка и хранение оружия». Говорят, что ствол изъяли у члена НБП, сопровождавшего своего патрона в поездке. У Лимонова нашли только крупную сумму в долларах. Зато две недели до алтайской операции, в Риге национал-большевики, обеспокоенные грубыми нарушениями прав русскоязычного населения, устроили акцию протеста по севастопольскому сценарию. Юные патриоты захватили историческую башню в центре старой Риги, угрожали себя взорвать, как оказалось, муляжом гранаты «лимонка» и разбрасывали листовки. Но, если в 94-м году в Севастополе нацболы, захватившие башню клуба моряков, получили по 15 суток за хулиганство, то участников рижской акции судили за терроризм. В этот момент уже было известно и об аресте Лимонова. Российское государство, декларирующие патриотизм и ценности русской культуры в качестве официальной доктрины, проигнорировало инцидент. Примерно в эти же дни в Саратове повязали двух лимоновцев, купивших автомат Калашникова, якобы, по поручению лидера партии, что сам Лимонов категорически отрицает. Не исключено, что на арест Лимонова повлияла и его дружба с красноярским алюминиевым магнатом Анатолием Быковым. Национал-большевистская партия с момента её учреждения пребывала в незавидном финансовом положении, а Быков мог бы стать первым настоящим спонсором национал-большевиков. Властям такой союз вряд ли мог понравиться. Лимонов познакомился в влиятельным сибирским бизнесменом в начале 2000-го. Быков как раз находился на свободе после того, как был задержан в Венгрии по обвинению в незаконных методах борьбы с конкурентами и крупных махинациях с кредитами и выслан в Россию. А 4-го октября 2000 года владелец крупного пакета акций КрАЗа и бывший председатель Совета директоров Красноярского алюминиевого завода был снова арестован и направлен в Лефортово. Следом за жертвой новых норм ведения бизнеса в России там вскоре оказался и Лимонов, который собирал в Сибири материалы для книги о своём богатом покровителе. Известная писательница Алина Витухновская, в своё время тоже оказавшаяся жертвой спецслужб, написала в защиту Лимонова и осуждённых в Риге национал-большевиков письмо Владимиру Путину, но ответа пока не получила.

«Пойти, встать на защиту талантливого писателя немногие могут себе позволить. Даже, если они считают его чуть ли не гениальным. Сейчас речь идёт, конечно, не о степени таланта Лимонова, а о сфабрикованности дела. И о том, что средства массовой информации эту тему игнорируют, в отличие от того, как это происходило раньше. Я могу привести в пример своё дело, более складные и либерально развивающееся дело Пасько, который оказался в тюрьме, но я уверена, что он скоро выйдет на свободу.

С делом Лимонова всё оказалось гораздо хуже. Он сел в тюрьму не в то время, не в том месте и не с теми людьми. Что же касается защиты прав русскоязычного населения, я была в Риге на этой самой башне, где это всё происходило. После чего ребят судили и приговорили сначала к 15 годам заключения, а потом всё же снизили срок до 6 лет. И получается, что НБП это действительно единственная партия, которая выступает за права русскоязычного населения, начиная с Путина, заканчивая самим русскоязычным населением в Латвии, которому хотелось бы многое изменить, но шевельнутся со своего места они не способны».

После ареста своего лидера НБП переживает не лучшие времена, но сдаваться не намерена. Национал-большевики готовятся принять участие ближайших парламентских выборах. Говорит Анатолий Тишин, лидера московского отделения партии:

«Трения с властями усилились после ареста Эдуарда Вениаминовича. Сейчас ещё подоспел закон о политическом экстремизме. Для чего этот закон принимается тоже понятно. Он принимается под конкретные организации, в частности – НБП. Тем не менее считается, что Россия – нормальная, передовая демократическая страна, она усиленно лезет в мировое сообщество. Но это не так. Свобод здесь нет, свободы – убиты и достаточно давно. Всё худшее, вся мерзость советской эпохи, а там было много всякой мерзости – неконтролируемый беспредел со стороны спецслужб, милиции, - всё это наследие помножить на новый капиталистические условия. Хуже не придумаешь. Две мерзости соединились, старая и новая. Этот симбиоз пытается нами управлять и диктует, как жить».

Обращения правозащитников, коллег-писателей, в защиту Эдуарда Вениаминовича Лимонова, как правило, начинаются словами – «я не разделяю взглядов и убеждений национал-большевиков, но тем не менее Лимонов большой писатель..». И «большой фантазёр», как поведала прошлой осенью журналу «Собеседник» мать писателя. Раиса Федоровна Савенко посетовала, что её сын «не мог обойтись без политики» и выразила надежду, что «на каких-то будущих весах литература, наверное, перевесит». Родители Лимонова тяжело больны, живут в Харькове на мизерную пенсию и сына своего не видели уже много лет. Въезд на Украину после скандальной акции национал-большевиков в Севастополе в 94-м году Лимонову заказан. В хаотичной и открытой ельцинской России Эдичка заявлял, перефразируя философа Карла Поппера, что «с открытым обществом необходимо бороться, используя на благо революции его открытость и свободы». За подобные высказывания большинство влиятельных интеллектуалов давно записали его в фашисты-авантюристы. На широкую поддержку с целью добиться изменения меры пресечения Лимонов не может рассчитывать ни в России, ни на Западе. Говорит Алина Витухновская:

«Когда на 99% очевидно, что дело Лимонова сфабриковано, кому какое дело до его политических взглядов. Тем более эта идеология настолько запредельна, настолько романтична и утопична, что говорить о ней всерьёз могут только запредельные романтики, а не расчётливые прагматики, которыми является большинство окружающих. Нельзя забывать, что существует множество людей, у которых нет достаточно личного таланта, личных способностей, личных идей, личного мировоззрения, чтобы противопоставить себя этой лживой системе, которая нас окружает. Поэтому, эти люди, прослышав, что коммунизм или фашизм – это плохо, что система это отвергает и преследует, то они нарочито говорят, да мы фашисты, да мы коммунисты. Эклектичная идеология НБП идёт оттуда, а не от того, что в головах у людей какая-то идеологическая каша, а в первую очередь от того, что они не приемлют тот строй, который нас окружает. В отношении Лимонова наше общество, наша пресса, либо богемно язвит, либо, что происходит реже – богемно сочувствует. Но не более того. Собрать журналистов на пресс-конференцию по поводу Лимонова не возможно, написать и опубликовать нормальный материал – невозможно. С этой стороны путинские времена совершенно другие, нежели ельцинские. Говорить о том, что в стране диктатура – не верно. Это не так. Были бы какие-то реальные люди, которые действительно могут держать власть, направлять народ. Но таких персонажей я не вижу. Я как-то просидела три дня в думе, я в шоке. Там полно людей, которым надо торговать на овощебазе, а не заниматься политикой. У нас всё держится на соплях. И когда всё развалится, а людей идейных, типа Лимонова к тому времени всех успеют устранить, то уже некому будет это собрать. Тут идёт борьба не с сопротивляющимся народом, народ давно уже не сопротивляется, он превратился в какую-то амёбу. Идёт борьба с людьми, которые что-то понимают и ещё способны на реальные, исторические действия. С одной стороны Лимонов и прочие маргиналы смотрятся в политике странно, да это как будто не те люди, которым можно доверять. Но на самом деле всё наоборот. Если здраво взглянуть на ситуацию, взглянуть в глаза истории, то там найдётся место Лимонову, там найдётся место многим другим маргиналам. И там, возможно, не найдётся места тому же Путину».

В лучших традициях русской литературы арестант обратился с открытым письмом к президенту России. В котором, в частности, говорится:

«Во вверенной Вам народом стране, господин Президент, в настоящее
время полностью отсутствуют политические свободы. Именно в Ваше
правление совершены решающие финальные нападения государства на
политические свободы граждан. Принят позорный "Закон о
политических партиях", легализирующий беспрецедентный контроль
государства над политикой. Фактически этот закон - смертный
приговор политической жизни в России. Я наблюдал, как Вы на
пресс-конференции этим летом отнесли "Закон о партиях" к числу
достижений Вашего правления. Еще Вы добавили, объясняя, что в
"цивилизованных странах существует две, три, ну четыре партии,
почему у нас должно быть 350?"

Господин Президент, Вы ошибаетесь, или Вас намеренно ввели в
заблуждение. Я прожил шесть лет в "цивилизованных" Соединенных
Штатах и еще четырнадцать лет в цивилизованной Франции. Там
сотни партий, господин Президент! Другое дело, что большинство
их них не представлены в Парламенте, поскольку либо их идеология
не настолько увлекает массы, либо у них нет достаточных
финансовых и организационных сил, чтобы победить на выборах. В
такой стране как Россия, только что пробудившейся к политической
жизни после многих десятилетий удушающей однопартийности -
устранение от политической жизни, от выборов, только что
родившихся политических сил - жест тиранический! Подписан
смертный приговор русской политике, пусть Вешняков и изложил
приговор в скучных параграфах. Отвратительный
антидемократический закон должен быть отменен, даже если его
приняло Федеральное Собрание. У нас только началась в девяностых
годах молодая политическая жизнь, мы еще не поняли где в зеленой
поросли цветы, а где сорняки, а Вы уже распорядились вытоптать
все!» (Полный текст письма на интернетовской странице - http://tribunal.narod.ru/11/limon11.html )

См. передачу "Cool" от 27 мая 2001 года «Алина Витухновская о себе, о Путине и о Лимонове»

http://www.dw-world.de/russian/0,3367,3264-184678-268736_A_333884,00.html