1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Россия

"Дело Стомахина" - сигнал остальным

Высказывания, за которые был осужден Стомахин, могли бы быть основанием для уголовного преследования в Германии. Другое дело – жесткость наказания. Власть послала очередной сигнал неугодным журналистам.

default

Обвинительный приговор против журналиста Бориса Стомахина, автора многочисленных публикаций на сайте чеченских сепаратистов "Кавказ-центр" и главного редактора бюллетеня "Радикальная политика", вывал в западных СМИ волну протеста. Обозреватель британского телеканала ВВС назвал позицию прокурора "оригинальной", отметив, что в любой западной стране выстроенная против Стомахина линия обвинения неизбежно привела бы к закрытию судебного разбирательства, причем – "под общий хохот".

По мнению профессора Отто Лухтерхандта (Prof. Otto Luchterhandt), специалиста по международному и восточноевропейскому праву юридического факультета университета Гамбурга, критикуя приговор, необходимо проводить границу между сутью обвинений и самим процессом.

Борьба против экстремизма или против свободы слова?

В целом в России в последние годы юрист констатирует злоупотребление властью риторикой борьбы с экстремизмом и терроризмом с целью ограничения свободы слова.

"Во-первых, понятие экстремизма стало гораздо более широким и расплывчатым, особенно в свете недавнего закона о борьбе с экстремисткой деятельностью, - сказал Лухтерхандт в беседе с DW-WORLD.DE. – Во-вторых, наказания по этим статьям предусматриваются неадекватно жесткие. Нередко – более жесткие, чем за тяжкие уголовные преступления". Напомним, что Бориса Стомахина приговорили к 5-летнему заключению в колонии общего режима.

Эксперт считает, что, создавая прецеденты, подобные приговору Борису Стомахину, российские власти стремятся отбить желание у других критически настроенных журналистов делать высказывания, идущие в разрез с официальной линией. "Такой подход, безусловно, означает нарушение статьи 10 Европейской конвенции по правам человека, гарантирующей СМИ свободу слова", - комментирует эксперт.

Стомахин был бы привлечен к суду и в Германии

В то же время Лухтерхандт подчеркнул, что такие высказывания Стомахина, как: "взрыв в московском метро оправдан, поскольку чеченцы имеют полное моральное право взрывать в России, что хотят", действительно являются пропагандой экстремизма и должны быть наказуемы.

"За подобные призывы журналиста привлекли бы к уголовной ответственности в любой стране Европейского Союза, - объясняет юрист. – Если бы в Германии репортер в своих публикациях стал призывать кого бы то ни было к уничтожению мирных граждан или стал бы называть террористов – таких, как Шамиль Басаев – героями, то и ему бы пришлось ответить за свои высказывания перед судом".

Эксперт подчеркнул, что в статье 10 в Европейской конвенции по правам человека содержатся ограничивающие замечания. В частности, они касаются распространения тех или иных высказываний, идущих вразрез с национальными законами, которые защищают национальные интересы, конституционный строй и способствуют предотвращению преступлений.

Контекст