1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Мир

Дело Сергея Дуванова: обвинительный приговор остается в силе

11 марта прошло апелляционное слушание по делу Дуванова. Аргументацию обвинения журналисту судьи посчитали обоснованной. Советник посольства Нидерландов в Казахстане придерживается иной точки зрения.

Уголовное дело казахстанского журналиста и правозащитника Сергея Дуванова с самого начала, то есть октября прошлого года, приобрело широкий международный резонанс. Тогда Дуванов, известный в первую очередь своими статьями о незаконных счетах высшего руководства республики в западных банках, был арестован по обвинению в изнасиловании. В январе суд приговорил его к тюремному заключению, несмотря на обращения со стороны ОБСЕ, американских и европейских дипломатов разных уровней, настаивающих на пересмотре дела в связи с грубейшими нарушениями, допущенными в ходе следствия и суда. Во вторник суд рассмотрел апелляции по вынесенному в январе приговору. Рассказывает наш корреспондент Евгения Вышемирская:

"11 марта в Алматинском областном суде в Талдыкоргане прошло апелляционное слушание по делу главного редактора информационного бюллетеня "Права человека в Казахстане и мире" Сергея Дуванова. Суд оставил в силе вынесенный ранее приговор - 3,5 года лишения свободы. Сторона защиты Дуванова указывала на нарушение 86-ти статей Уголовного и Уголовно-процессуального кодекса республики Казахстан, допущенных во время процесса, завершившегося 28 января, и в ходе следствия. Тогда суд Карасайского района Алматинской области признал С. Дуванова виновным в изнасиловании несовершеннолетней Кристины Капелюшиной. Все стороны - участники данного процесса, в том числе сторона потерпевшей и государственный обвинитель, подали апелляции на вынесенный в январе приговор. Адвокаты Дуванова предложили апелляционной комиссии признать его недействительным и прекратить рассмотрение данного дела за отсутствием доказательной базы, полученной в ходе предварительного следствия и самого факта преступления. В то же время заместитель прокурора Алматинской области, государственный обвинитель по делу Дуванова Габит Мирасов и адвокаты потерпевшей считают, что суд неправомерно переквалифицировал обвинение на менее тяжкую статью, поскольку уголовное дело против Дуванова было возбуждено по статье – "Изнасилование заведомо несовершеннолетней".

Итак, казахстанская Фемида дала понять, что считает аргументацию обвинения в достаточной мере обоснованной, а процедуру следствия – соответствующей закону, чтобы подтвердить обвинительный приговор журналисту. Совершенно иная точка зрения сложилась у западного наблюдателя за ходом предыдущего, январского процесса – советника посольства Нидерландов в Казахстане господина Слагтера. Слагтером был подготовлен подробный отчет, опубликовать который разрешено было не ранее 12 марта, поскольку до этого правительство Нидерландов рассчитывало на изменение позиции казахстанского правосудия. Текст этого доклада попал в распоряжение нашей редакции, а 12 марта наступило.

Вот лишь выдержки из перечня тех ошибок и нарушений, допущенных следствием и судом, на которые обратил внимание европейский дипломат:

"Дуванов был фактически взят под стражу 28 октября в 8.00, а протокол ареста был сделан 17 часами позже, хотя по закону протокол должен быть сделан не позже чем через 3 часа после ареста.

Защитник Дуванова не был к нему допущен до 17часов 30 минут 28 октября и был лишен права с ним встретиться конфиденциально.

Дуванов был допрошен как подозреваемый 29 октября в 18.20, то есть через 34 часа после фактического ареста, хотя закон дает на это не более 24 часов.

По закону в делах об изнасиловании должны проводиться специальные виды экспертизы. В том числе и содержимого под ногтями. Они не были проведены под предлогом, что у Дуванова очень короткие ногти. На самом деле свидетель Злотников утверждал, что ногти у него были длинные. Если бы было проведено это исследование, то было бы доказано, им ли нанесены синяки и кровоподтеки, обнаруженные на теле потерпевшей. Поскольку полиция арестовала Дуванова, когда он спал, было понятно, что результаты этого исследования были бы адекватными, так как он во сне не успел смыть следы.

Потерпевшая утверждала, что она не могла убежать из комнаты, поскольку Дуванов специально закрыл изнутри дверь. Но Дуванов утверждает, что не мог закрыть дверь изнутри, так как замок был сломан. Ходатайство защиты проверить замок было отвергнуто судом.

В ответ на требование Дуванова проверить стаканы, из которых было выпито вино, на предмет выявления седативных препаратов, с помощью которых его могли усыпить, полиция произвела одностороннюю экспертизу – были исследованы бутылки, и только два из трех стаканов, находившихся в комнате. На этих стаканах были найдены отпечатки пальцев потерпевшей и присутствовавшей там дочери соседа, но не Дуванова. При этом эксперту было сказано проверить бутылки и стаканы только на наличие клофелина, что сделало исследование неполным.

Сообщая об изнасиловании, мать потерпевшей заполнила заявление от имени дочери для начала расследования. Защита заметила, что дата заявления - 28 октября, была написана другим почерком и другой ручкой, нежели текст заявления. Возникло подозрение, что заявление было подготовлено заранее. На суде на вопрос о дате заполнения заявления мать потерпевшей была сконфужена, дважды сказав, что заявление было сделано 27 октября. Несмотря на это, просьба защиты провести графологическую экспертизу, была отвергнута судом".

Это были лишь некоторые отмеченные голландским дипломатом эпизоды. В целом господин Слагтер делает следующее заключение:

"Следствие, проведенное полицией, включая судебные улики и свидетельские показания было отмечено некомпетентностью, многочисленными процессуальными нарушениями и предвзятостью. Проводя предварительное следствие, полиция сфокусировала внимание на свидетельских показаниях и уликах, доказывающих вину Дуванова, систематически и очевидно умышленно пренебрегая уликами и доказательствами, которые могли оправдать Дуванова. Как было показано в представленном докладе, в следствии по делу Дуванова принципы презумпции невиновности были нарушены с самого начала, и суд показал свою серьезную необъективность и предвзятость вынесенным приговором, построенным на сомнительных свидетельских показаниях и документах, представленных обвинением. Вряд ли можно сомневаться, что Дуванов оказался жертвой политически мотивированной секретной операции органов безопасности по его дискредитации. Особое беспокойство вызывает тот размах, с которым органы безопасности, очевидно, могли и были готовы злоупотреблять своими полномочиями для разрушения юридического процесса, вызывая тем самым озабоченность выполнением принципа "главенства закона" в Казахстане. Уверенность в главенстве закона может быть возвращена только опровержением приговора, оправданием Дуванова, и началом следствия о нарушениях, допущенных органами безопасности и наказанием виновных".

Контекст

Также по теме