Дело Павленского: почему адвокаты не верят экспертам | Россия и россияне: взгляд из Европы | DW | 27.05.2016
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Россия

Дело Павленского: почему адвокаты не верят экспертам

Эксперты в зале суда объясняли, почему считают поврежденную Павленским дверь ФСБ объектом культурного наследия. Однако защита нашла в их доводах нестыковки.

Петр Павленский в суде 27 мая 2016 года

Петр Павленский в суде 27 мая 2016 года

В пятницу, 27 мая, Мещанский районный суд Москвы продолжил рассмотрение дела художника Петра Павленского, обвиняемого в повреждении памятника культурного наследия, а именно здания ФСБ на улице Мясницкая. 9 февраля 2015 года художник поджег дверь этого здания в знак протеста против силовых структур в РФ. На втором заседании суда были допрошены эксперты - искусствовед Александр Сухачев и архитектор Юлия Семина, сотрудники Центральных научно-реставрационных проектных мастерских.

Архитектор Юлия Семенова

Архитектор Юлия Семенова

Креативный протест

В начале заседания Павленский сообщил журналистам, что полученную им премию имени Вацлава Гавела "За креативный протест" он намерен пожертвовать на нужды "приморских партизан" - группы молодых людей, признанных виновными в убийстве полицейских в Приморском крае в 2010 году. "Мы поддерживаем всех, кто, как и мы, ведет борьбу против полицейского государства", - пояснила подруга художника Оксана Шалыгина в разговоре с DW.

Саму Шалыгину попросили выйти из зала заседания, так как в этот день она была заявлена на суде в качестве свидетеля. Впрочем, в этот день ее вызвать так и не успели - на протяжении четырех часов суд допрашивал экспертов, к которым следствие обратилось в начале 2016 года, чтобы убедиться в исторической ценности поврежденной Павленским двери здания ФСБ. В экспертизе утверждается, что и само здание ФСБ, и его дверь на улице Мясницкая имеют историческую ценность.

Щусев и дверь

Адвокаты выявили множество противоречий в этой экспертизе - как процессуальных, так и фактических. В частности, при допросе Юлии Семиной обнаружилось, что она подписала экспертизу раньше, чем дала подписку об ответственности за заведомо ложное заключение.

Петр Павленский и Оксана Шулыгина (крайняя слева)

Петр Павленский и Оксана Шулыгина (крайняя слева)

Также адвокаты Павленского Дмитрий и Ольга Динзе уличили экспертов в том, что, изучая поврежденный объект, они ограничились только его визуальным осмотром, не зондировали дверь, не проводили химический анализ, а также не изучали исходные чертежи архитектора Щусева, по которым была сделана дверь. Все это имеет значение потому, что в 2008 году в здании проходила реставрация, во время которой дверь была заменена. Поэтому у адвокатов есть все основания предполагать, что художник Павленский испортил не исторический объект эпохи Щусева, а всего лишь его копию, причем искаженную.

Об этом можно судить по фотографиям, считают адвокаты. Во-первых, на снимках советского времени в двери два стекла, а после реставрации их стало три. А во-вторых, стекла в поврежденной двери бронированные, и их не могло быть во времена Щусева. На это искусствовед Семина ответила, что двери, с ее точки зрения, "визуально похожи", а где находится старая советская дверь, никто не знает, потому что ФСБ - "закрытая военная организация".

Следующее заседание - 3 июня

Все это, по мнению Дмитрия Динзе, может стать причиной для того, чтобы судья вернула дело в прокуратуру. "А после этого можно будет ставить вопрос об изменении меры пресечения моему подзащитному", - сказал он. Поэтому на следующее заседание, которое должно состояться 3 июня, адвокаты планируют привести своих специалистов, которые могли бы квалифицированно оспорить экспертизу "Центральных научно-реставрационных проектных мастерских".

Кроме того, через неделю планируется опрос еще двух свидетелей обвинения - журналистов Владимира Роменского и Низины Бероевой, которые фиксировали на фото и видео саму художественную акцию - поджог двери ФСБ. Оксана Шалыгина отвечать на вопросы суда, как сам подсудимый, не планирует. В целом, по прогнозам Дмитрия Динзе, может потребоваться еще два заседания или более. "Хотя Петр просил нас не тянуть", - заметил адвокат.

Смотрите также:

Контекст