1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Европа

"Дело Милошевича" должны закрыть сербы

Бывший сербский президент ушел из жизни безнаказанным, но у "дела Милошевича" есть не только юридическая, но и моральная сторона. Мнение эксперта.

default

Надпись на плакате: ''Дорогой президент, они не дали тебе шанса сказать сербам правду. Мир праху твоему''

"Милошевич снова ушел от ответственности", - так прокомментировал неожиданную смерть бывшего сербского президента один из участников форума на сайте белградского радио В 92. Действительно, подчеркнул в интервью DW-WORLD.DE эксперт по Балканам, сотрудник рабочей группы по внешнеполитическим связям Евросоюза в берлинском фонде "Наука и политика" (swp) Душан Релич (Dusan Reljic), смерть Слободана Милошевича до окончания слушаний в Международном трибунале по бывшей Югославии (МТБЮ) ставит точку в юридическом процессе определения его вины - политической и личной. Милошевича обвиняли в геноциде, военных преступлениях и преступлениях против человечности.

Как объяснить позицию России?

В нынешней ситуации сторонники Милошевича могут выстраивать самые смелые предположения о том, что стало причиной его смерти, отметил Душан Релич. Вдова Слободана Милошевича Мирьяна Маркович, например, открыто обвиняет Гаагский трибунал в смерти мужа. Российские СМИ цитируют ее интервью белградской газете "Вечерни новости", в котором она отметила, что "МТБЮ убил Милошевича, потому что у судей не было оснований для вынесения ему приговора, но они не могли его и выпустить на свободу".

Крайне странным представляется эксперту в этой ситуации позиция России, на территории которой находятся вдова Милошевича и его сын, также обвиняемые в совершении преступлений. "Какой смысл России укрывать лиц, разыскиваемых Интерполом?" - спрашивает эксперт. Комментируя публикации в российских СМИ, в которых с удовлетворением констатируется "появление у Запада своего Басманного суда", Душан Релич напомнил, что Международный трибунал по бывшей Югославии создавался при согласии России, что Россия, как член ООН и обладатель права вето в Совете Безопасности ООН, является частью Гаагского трибунала и, следовательно, в любой момент могла высказать свое недовольство, если таковое имелось. Атмосфера недосказанности же идет на пользу только тем, кто видит в Западе угрозу.

За кем пойдет Сербия?

В Сербии смерть Милошевича не будет иметь непосредственных политических последствий, отмечает эксперт германского фонда. Но в перспективе она раскроет свой негативный потенциал: определенные круги постараются добиться реабилитации Милошевича. Отсутствие юридического вердикта затруднит процесс осмысления того отрезка прошлого Сербии, в котором тон задавал Милошевич. Но смерть Милошевича и безрезультатное окончание процесса ничего не меняют в моральной стороне этого дела. Нынешняя сербская власть должна вынести моральный вердикт и открыто назвать Милошевича убийцей, указывает эксперт.

Но Коштуница, возглавляющий правительство меньшинства, которое зависит от поддержки оппозиционной Социалистической партии, в прошлом партии Милошевича, молчит. Такую позицию премьер-министра Сербии Душан Релич считает оппортунистической. Не о сиюминутной выгоде следует думать в стране, где 20-30 процентов населения настроены националистически, а поддерживать демократическую часть политического истеблишмента, отмечает эксперт. Такой поддержкой стало бы вынесение политического и морального приговора по делу Милошевича.

Запад должен подумать об ошибках

Запад, в свою очередь, должен поставить перед собой вопрос о допущенных им на Балканах ошибках, заявил Душан Релич. И попытаться избежать новых. В частности, при определении статуса Косово. Он должен устраивать и Приштину, и Белград, подчеркнул эксперт. В вопросе о Косово нельзя принимать решения, не устраивающие Белград. Иначе на Балканах появятся новые проблемы, отмечает Душан Релич. Инструменты воздействия на Сербию у Запада есть: Сербия заинтересована в сближении с Евросоюзом и рассчитывает на поддержку ЕС в вопросе о будущем Косово. Что же касается Гаагского трибунала, то он продолжит свою работу, уверен Душан Релич. Кроме Милошевича там еще почти 40 обвиняемых. И пока еще в розыске - Младич и Караджич. (эв)

Контекст