1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Суть дела

Дело: "Лукашенко против экономики"

09.08.2003

В Верховном суде Беларуси уже три месяца идёт процесс над Михаилом Леоновым, бывшим директором Минского тракторного завода. Уголовное дело составляет около 150-ти томов, а обвинительное заключение насчитывает около 500 страниц, что для белорусского судопроизводства является случаем уникальным. Уже 18 месяцев Леонов находится в следственном изоляторе. Суд регулярно отклоняет просьбы адвокатов о смягчении меры пресечения.

50-летний Михаил Леонов – один из наиболее известных белорусских промышленников – обвиняется в совершении ряда преступлений. Например, в сокрытии доходов, в легализации преступных доходов, в закупках за границей комплектующих деталей по ценам, значительно превышающим цены на такие же детали отечественного производства. Прокуратура обвиняет Леонова в том, что на его личный счёт в «Commerzbank» во Франкфурте-на-Майне незаконным образом поступило не менее 20-ти миллионов долларов. Об этом, кстати, еще до суда рассказал всей стране президент Александр Лукашенко. По его словам, членам семьи бывшего директора принадлежит еще часть счетов в Люксембурге.

Собранные следователями материалы Михаил Леонов назвал бульварным детективчиком. Промышленник утверждает, что не имеет отношения к счетам: несколько миллионов долларов поступило на указанный счет уже после того, как он оказался в следственном изоляторе. Как говорит Леонов,

«шум есть, а денег нет: ни тех, что, якобы, поступили на мои счета в период с 1997 по 2001 год, ни тех, что поступили в 2002 году, когда я сидел на нарах. Странно, куда же они делись и кто управлял столь солидным ресурсом?»

Адвокат бывшего директора Александр Самусев добивается полного оправдания своего подзащитного.

- Мы считаем, что нет доказательств, не представлены во всяком случае доказательства виновности нашего подзащитного Леонова в совершении данных преступлений, в сокрытии доходов, в легализации преступных доходов. Михаил Леонов не признает свою вину ни по одному эпизоду, предъявленного ему обвинения. Касательно его самочувствия скажу, что он страдает рядом заболеваний, которые конечно не лучшим образом сказываются на его состоянии и на его возможностях осуществлять какую-то оценку того, что происходит на процессе, но Михаил Васильевич очень волевой человек, очень грамотный специалист, очень грамотный управленец, он четко прослеживает линию, которая ведется, он очень четко держит линию защиты, которая проходит на процессе. Всё-таки его опыт управления, его знание экономики страны и завода очень помогает нам в оценке ситуации.

Тем более, что судьи, не имеющие ни малейшего представления о предпринимательской деятельности, по каким-то причинам избегают привлечения независимых экспертов-экономистов, а всё пытаются оценить самостоятельно. Невольно возникает вопрос, нет ли в деле о «леоновских миллионах» какой-то политической подоплеки? Не стоит забывать, что во время прошлой президентской кампании о Леонове говорили как о возможном кандидате в президенты, как о промышленнике, оппозиционно настроенном к экономическому курсу в стране.

САМУСЕВ: - Если мы будем говорить ленинскими словами, что политика – это концентрированное выражение экономики, то да, это дело политическое, хотя политических мотивов официально ему никто не предъявляет. (Леонов обвиняется в совершении должностных преступлений и преступлений против собственности, хищении, злоупотреблении служебным положением, осуществлении порядка предпринимательской деятельности).

Михаил Леонов - один из 15-ти директоров, которых Лукашенко громогласно обещал посадить. Среди неугодных оказался и директор минского завода холодильников «Атлант» 63-летний Леонид Калугин. В 2001 году он так же собирался баллотироваться на президентских выборах, но не был зарегистрирован. После выборов Леонида Калугина арестовали, без всяких оснований поместили в тюрьму и подвергли принудительной психиатрической экспертизе.

Бывшего директора «Атланта» обвинили в злоупотреблении служебным положением, незаконной предпринимательской деятельности, "невозвращении" валютных средств из-за границы. Калугин доказывает, что эта валюта находилась в России и расходовалась на приобретение там (в союзном государстве) комплектующих деталей.

Обвинение в незаконной предпринимательской деятельности связано с продажей серебра и сусального золота на нужды храмов православной церкви. Бывший гендиректор доказывает, что на это у него было благославение Патриарха Московского и всея Руси Алексия II. Видимо, это и впрямь было так, поскольку судебный процесс, который тянулся более месяца, был прекращён, а Калугин отпущен по амнистии.

Калугину повезло. Руководителя государственного концерна пищевой промышленности Виктора Казеко осудили на 12 лет тюрьмы, а его сына Андрея, менеджера завода «МинскКристалл» приговорили к 10 годам лишения свободы в колонии строгого режима. Почему же стали неугодными уважаемые промышленники? Президент «Ассоциации содействия экономическому развитию» Василий Шлындиков видит здесь ряд причин.

ШЛЫНДИКОВ: - Один из факторов – это неприятие властью рыночной экономики как таковой. В результате смелые, инициативные люди, те, кто создает дело, двигает экономику, они зачастую оказываются в ситуации, когда ими начинают заниматься правоохранительные органы. Здесь у нас в республике это массовое явление. Второй фактор – стремление власть имущих обеспечить свое будущее, попытка перераспределить влияние в экономике уже через деньги. Ведь завод холодильников – это очень лакомый для кого-то объект. Естественно, Калугин сопротивлялся всеми силами перераспределению собственности на заводе, поэтому он неугоден. Как я его знаю, у него все было подчинено заводу, все интересы сводились к интересам завода. Получилось, что государство его «отблагодарило» за многолетний хороший труд. Что касается Леонова, то где-то похожая ситуация. Ведь Леонов человек амбициозный, талантливый, хороший организатор, у него есть свое мнение на процессы, происходящие в обществе. Ведь не случайно в оппозиции его рассматривали как одного из возможных претендентов на пост президента страны. Он отказался от такого предложения, может быть, эта ошибка его и погубила.

Как же перераспределяется собственность в белорусской экономике, где все финансовые и материальные потоки, от ввоза яблок и до поставок нефти, контролируют близкие к власти структуры?

Они стремятся все подчинить себе и ради этого устраняют неугодных: или через контрольные ведомства, или через правоохранительные органы. Практически, в Беларуси создан олигархический капитализм по латиноамериканской модели. В стране сложилась небольшая группа сверхбогатых граждан, но основная масса - люди очень бедные. Экономическая система в стране не способствует созданию среднего класса.

Конвейер уголовных дел, связанных с обвинениями в экономических преступлениях, продолжает работать. Новой жертвой стал депутат Палаты представителей Сергей Скребец, бывший генеральный директор закрытого акционерного общества "БелБабаевское". Его обвиняют в организации преступной группы с целью выманивания банковских кредитов. Прокуратура полагает, что депутат получил таким образом полмиллиона долларов в "Беларусбанке".

Сергей Скребец говорит, что "БелБабаевское" брало кредит после его ухода на депутатскую работу. Весной этого года несколько должностных лиц предприятий «БелБабаевское» и «Белтрэйэкспо» уже осуждены. Хотя по этим делам Скребца не допрашивали, даже в качестве свидетеля, и не вызывали на судебные заседания, в приговорах есть указания на его участие в совершении преступлений. Еще в мае этого года прокуратура официально сообщила руководству «Палаты представителей» о возбуждении уголовного дела в отношении Сергея Скребца, но лишить его депутатской неприкосновенности пока не пыталась. Его вызывали в прокуратуру, но он отказался туда идти, сославшись на занятость. Казалось, что об этом деле забыли. Однако после выступления депутата в Роттердаме на Парламентской ассамблеи ОБСЕ, где была принята жёсткая резолюция по Белоруссии, власти сразу вспомнили о деле Скребца. Появились официальные сообщения о том, что прокуратура Беларуси даже обратилась за помощью к российским коллегам. Депутату грозит лишение свободы до пяти лет. Скребец считает возбужденное против него уголовное дело политически мотивированным, попыткой наказания за активную гражданскую, общественную и депутатскую деятельность.

Кстати, в той резолюции Ассамблея ОБСЕ осудила, в частности, и любые попытки выдвижения политически мотивированных уголовных обвинений против парламентариев.

Стоит отметить, что и Сергей Скребец в 2001 году хотел баллотироваться на пост главы государства, но не смог зарегистрироваться.

СКРЕБЕЦ: - Это дело, репортажи по телевидению, в газетах и давление на наши семьи депутатские - это в последнее время происходит постоянно. Я стал руководителем депутатской группы «Республика», которая подвергает резкой критике и правительство, и администрацию президента, и те процессы, которые происходят в стране. Меня постоянно пытались шантажировать тем, что против меня имеется компромат и чтобы я сидел, молчал и нажимал кнопки. Ко мне домой приходил старший следователь прокуратуры, минут 15 допрашивал мою маму, совершенно без всяких санкций, довел ее до слез и потом, когда уходил, сказал: «Плохо Вы воспитываете своего сына». Я не думаю, что если таким образом наша Генеральная прокуратура работает, то она не оказывает давления. Я говорю: «Мама, зачем ты его пустила?» Она человек законопослушный, естественно, если к ней приходит чиновник такого ранга и начинает задавать вопросы, непонятные ей. У человека просто нервный срыв до сих пор. Вообще, само возбуждение уголовного дела не приносит большой радости ни моей жене, ни детям. И мне не понятно, почему не сняв с меня полномочий, неприкосновенности, это происходит. Четкого ответа на это я не могу получить нигде. Депутаты, конечно, этим возмущаются, но как у нас вся страна живет в страхе, так и депутаты боятся высказывать свое мнение по многим вопросам. Как только происходит подписание какого-то документа или запроса, тут же депутата вызывают в горисполком или облисполком начинают ругать, зачем вы подписали тот или иной документ. Запугивают уже третий год. Сведения о том как кто голосует поступают в определенные аналитические отделы КГБ.

Сейчас много уголовных дел возбуждено против директоров предприятий, как Вы оцениваете эту кампанию, о чем это свидетельствует?

СКРЕБЕЦ: - Есть несколько причин. То что садят директорский копус – это запугивание других директоров, других чиновников. Мое дело, понятно, это как бы дубина для депутатов. Ведь можно разные сценарии предполагать. Вынесли этот вопрос в парламент, а парламент взял, допустим, и не проголосовал за снятие полномочий. А-а, вот, смотрите, какие они там жулики, надо их разгонять, к примеру. Можно другие причины найти. Газеты закрывают, общественные организации закрывают. Это на самом деле не говорит о том, что мы идем по демократическому пути развития, из этого нельзя сделать такой вывод.

Может быть это говорит о том, что в стране идет борьба с коррупцией?

СКРЕБЕЦ: - Этот вопрос, кстати, в парламенте поднимался. Говорили, что у нас идет борьба с коррупцией только на словах, а на деле чиновники берут все больше и больше. Причем это заявление не моё, а депутатов, к которым приходят предприниматели в округах и рассказывают кому и сколько они дают в горисполкомах, исполкомах, министерствах. И говорят, что нам тяжело так жить на самом деле. может быть вы там что-нибудь придумаете о борьбе с коррупцией, настоящей, а не той, которую нам показывают по телевизору. Это пропагандиская кампания для запугивания нашего населения. Есть люди, которым это нравится : «Смотрите, еще одного вора и жулика посадили, вот так правильно. От батькиного дубца, как про меня сказали, еще никто не уходил. Но я хочу сказать, что я неуловимый мститель, а батька не атаман. Поэтому пускай, посмотри кино «Неуловимые мстители» дальше, там их не всегда били.

Восемь лет назад народный художник Беларуси Александр Кищенко реализовал с помощью частной галереи «Штандарт» уникальный проект: создал гигантский «Гобелен века». Предполагалось коммерческое использование этого произведения: выставки, художественные турне, изготовление фрагментов и в конечном итоге выгодная продажа.

«Гобелен века» попал в книгу рекордов Гинесса, автор удостоен Государственной премии. Без ведома владельцев власти придали произведению статус историко-культурной ценности Беларуси. Кстати, на полотне среди прочих, есть изображение президента Беларуси Александра Лукашенко. Однако статус историко-культурной ценности связал руки собственникам гобелена и, самое главное, продать его за границу они не имеют права, так как вывозить из страны его запрещено.

Несмотря на предложения и просьбы галереи «Штандарт» к руководству страны, не удалось выставить экспонат за рубежом или сделать его постоянную экспозицию в Беларуси. Учредитель галереи «Штандарт» Мария Делун высказывала обеспокоенность за сохранность гобелена и просила ускорить решение ряда организационных вопросов.

Но государство оказалось не в состоянии воспользоваться преимущественным правом, согласно закону, и выкупить у собственника признанную историко-культурную ценность по рыночной цене.

Более того, год тому назад возбуждено уголовное дело против учредителя галереи «Штандарт» Марии Делун, которая должна возвращать деньги кредиторам - ее обвиняют мошенничестве. Все документы частного предприятия и паспорт Марии Делун конфискованы следственными органами. Теперь, тем более, реализовать «Гобелен века» стало практически невозможным, хотя это и помогло бы Марии Делун расплатиться с долгами и продолжить деятельность галереи «Штандарт» по организации производства произведений искусства.

Эта история как нельзя лучше показывает какая судьба ожидает в Беларуси предприимчивых людей: от учредителя маленькой галереи до крупного завода.

Предприятиям и их директорам в Беларуси нелегко. Об этом говорит и резкое увеличение количества судебных слушаний о банкротстве. Видимо, это самый лучший путь в сложившихся условиях. Президент страны пытается сдержать число, как он выразился, «криминальных банкротств». Еще он обещает «каленым железом выжигать обман и приписки из системы государственного управления». Интересно, как долго продержится белорусская экономика на страхе?

Этот риторический вопрос нашего автора Николая Войтовича натолкнул меня на мысль рассказать о том, как функционировала экономика нацистской Германии, так же державшаяся на страхе. Поучительная история. Но об этом в другой раз. А на сегодня всё.