1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Германия

Дело Литвиненко: сыщики идут по радиоактивному следу

Некоторое время назад материалы, связанные с расследованием убийства Литвиненко, направила в Россию Германия. Как стало известно Deutsche Welle, они касались, прежде всего, Дмитрия Ковтуна. Интервью с экспертом.

default

Обследование дома в Шлезвиг-Гольштейне, где проживал Дмитрий Ковтун (фото из архива)

В "деле Литвиненко" вопросов по-прежнему больше, чем ответов. Некоторое время назад материалы, связанные с расследованием убийства бывшего офицера ФСБ в Лондоне, направила в Россию Германия. Однако российский генпрокурор Юрий Чайка 29 июля заявил, что полученные документы не изменили его позицию и что "русского следа" в этом деле он по-прежнему не усматривает.

Как стало известно Deutsche Welle, направленные из Германии документы касались, прежде всего, Дмитрия Ковтуна. 1 ноября, то есть в тот самый день, когда предположительно и был отравлен Александр Литвиненко, с ним встречался в Лондоне не только подозреваемый британцами в убийстве Андрей Луговой, но и его приятель Дмитрий Ковтун. По пути из Москвы в британскую столицу Ковтун несколько дней провел в Германии, и повсюду, где он находился, были впоследствии обнаружены следы полония-210. Того самого вещества, которое было использовано для отравления Литвиненко. За комментариями мы обратились к Ральфу Ригелю (Ralf Riegel) - представителю Федерального ведомства по вопросам юстиции. В Германии именно это ведомство уполномочено в случае необходимости вести переговоры с правоохранительными органами других стран.

Deutsche Welle : Расследование дела Ковтуна началось в Германии более полутора лет назад, но так ничем пока и не закончилось. В чем причина?

Ральф Ригель: Времени это дело заняло действительно много, но это очень сложное расследование, многие его нити уходят в Россию и Великобританию. Наша задача была не только расследовать ту часть дела, которая касается Германии, но и в рамках сотрудничества обменяться информацией с прокуратурами других стран. Мы, как и наши зарубежные коллеги, попытались форсировать этот обмен, но все-таки он затянулся. Более детальных причин я назвать вам сейчас не могу.

- И российская, и британская стороны уже не раз говорили, что возможной причиной проволочек в расследовании дела Литвиненко является политическая подоплека преступления. Вы с этим согласны?

- Следствие в Германии связано исключительно с радиоактивным заражением, которое было зафиксировано на территории страны. Расследование обстоятельств гибели Александра Литвиненко ведется исключительно в России и Великобритании. Что касается домыслов о политической подоплеке дела, заинтересованности того или иного государства, то я ничего сказать по этому поводу не могу. Для этого у нас просто нет никаких оснований.

- В этом месяце в Гамбурге прошла встреча представителей российской и германской генпрокуратур. По ее итогам, россияне получили от немецкой стороны какие-то документы, была достигнута договоренность о новых встречах. Что это были за документы?

- Дать более подробную информацию я не могу, так как речь идет о продолжающемся расследовании, я прошу отнестись к этому с пониманием.

- Дмитрий Ковтун имел вид на жительство в Германии. Он его сохранил?

- К сожалению, и на этот вопрос я не могу дать вам ответ, так как вопрос о виде на жительство находится не в нашей юрисдикции.

- В отношении Дмитрия Ковтуна было заведено дело в связи с его возможной причастностью к незаконному обороту радиоактивных веществ. Если его участие будет доказано, будет ли Германия добиваться его выдачи из России?

- Вопрос выдачи поднимается в том случае, если в Германии отдается приказ об аресте того или иного человека. Взаимная выдача преступников осуществляется с Россией вообще-то регулярно, успешно и на доверительных основаниях, так что мы полагаем, что в случае запроса на экстрадицию в России были бы приняты соответствующие меры, но согласно российским законам. Как и в любом другом случае.

Андрей Бреннер

Контекст