1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Германия

Дезертирство "салонного социалиста" с коммунистическим прошлым

Уход Грегора Гизи со всех постов может означать закат ПДС на федеральном уровне.

default

Он имел что сказать на любую тему

Никто чаще, чем он, не выступал в политических шоу. Никто ретивее, чем он, не бросался к любой телекамере и каждому микрофону. Он имел что сказать на любую тему. Он купался в лучах юпитеров. Грегор Гизи был не столько политиком, сколько шоуменом, типичным салонным социалистом с коммунистическим прошлым. Правда, сам он себя предпочитал называть демократическим социалистом. После краха режима ГДР он возглавил СЕПГ. Начиная с 1990-го года он был бессменным депутатом Германского Бундестага. Именно под его руководством партия трансформировалась в ПДС - Партию демократического социализма. Но и после ухода в 1993-ем году с поста Председателя ПДС Грегор Гизи оставался её вывеской. Именно ему партия обязана тем, что и в Западной Германии она набирала какое-то количество голосов. Только благодаря ему партия добилась успеха на выборах в берлинский сенат осенью прошлого года. Сам Гизи стал сенатором по вопросам экономики в германской столице.

И вот теперь Гизи ушёл со всех политических постов. И из-за чего? Официально из-за того, что он использовал собранные в ходе служебных командировок премиальные мили авиакомпании «Люфтганза» для бесплатных частных поездок. Два дня он скрывался от журналистов. Но Гизи не был бы Гизи, если бы хотя бы напоследок не появился на телеэкранах. Отдохнувший и загоревший, он поведал журналистам, как три дня и три ночи мучился, принимая решение. Как он пришёл к выводу, что больше не соответствует тем высоким моральным требованиям, которые предъявляет к самому себе. Как он перепугался, обнаружив, что отдаляется от простых людей, от своих избирателей, что начинает принимать привилегии как нечто само собой разумеющееся.

И можно было бы в это поверить, если бы именно Грегор Гизи не был самым наглядным примером того, как умеют политики изворачиваться и отбиваться от самых тяжких обвинений. Во времена ГДР Грегор Гизи был привилегированным адвокатом, имевшим дело и с критиками режима. Причём он далеко не всегда, мягко говоря, ставил во главу угла интересы своих подзащитных. Это подтверждается и документами из архивов Штази - ГДР-овского аналога советского КГБ. Во всяком случае, Комиссия Бундестага пришла к выводу, что Грегор Гизи был осведомителем Штази. Однако в суде ему удалось снять это обвинение, причём только потому, что в архивах Штази до сих пор не обнаружена соответствующая расписка.

Как политик Гизи в последний раз явил всю противоречивость своей личности. А своей партии он нанес большой ущерб. После такого удара посткоммунисты без Грегора Гизи вряд ли преодолеют пятипроцентный барьер. Он бросает партию за несколько недель до выборов, а ведь многие – не только на востоке, но и на западе Германии, - отдавали свои голоса ПДС из-за него одного. Гизи знал это и всё же сделал свой трусливый шаг, самым безответственным образом оставив политическую сцену.

Едва ли не предательски прозвучали сказанные им в этой связи слова: "Мое позапрошлогоднее решение уйти из политики было правильным, пересмотр этого решения, как я теперь понимаю, стал ошибкой". Можно переформулировать эти слова так: для ПДС было бы лучше, если бы Гизи не пересмотрел своего прежнего решения. Недостойный уход его может привести к тому, что этот акушер и первый председатель партии станет её могильщиком. Если партия провалится на федеральном уровне, тогда то, что от нее останется, может превратиться в региональную восточногерманскую партию под названием ПДС.

Контекст