1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Россия

"Дедовщина" в Российской армии: от унижения до физических расправ

Сообщения о "дедовщине" в Челябинском танковом училище мало кого оставили равнодушным. Представитель Союза комитетов солдатских матерей России Валентина Мельникова ответила на вопросы "Немецкой волны".

default

В новогодние праздники старослужащие в течение нескольких дней издевались над молодыми сослуживцами, систематически их избивая. У одного из них – рядового Андрея Сычёва – в результате насилия возникло позиционное сдавливание нижних конечностей и половых органов, что привело к развитию гангренозного воспаления. Доставленный после избиений в больницу Сычёв, по заключению врачей, находился в предсмертном состоянии. После операции молодой человек стал инвалидом. Для выяснения обстоятельств этого дела в Челябинск направлен главком Сухопутных войск генерал-полковник Алексей Маслов.

"Когда парень попал в больницу, врачи позвонили в нашу челябинскую ассоциацию и нашли мать, потому что вроде бы он поступил в больницу в сознании. - Говорит Валентина Мельникова. - Врачам запретили сообщать, что у них есть такой солдат. Наша Ассоциация сообщила в гарнизонную прокуратуру, сообщила журналистам".

Давление на свидетелей

Начавшееся расследование наша собеседница комментирует так: "Представители командования части и округа говорили: "Это он сам виноват". Это он сам приказал себя привязать на полдня. Это называется давление на следствие. Там работает следственная прокуратура Приволжско-Уральского округа. Насколько я знаю, там должен быть представитель Главной военной прокуратуры, а то, что едут военные начальники - это давление на следствие. Сейчас они будут вылавливать по одному этих солдат, угрожать им или что-то сулить. Я знаю, как это делается. Мы работаем 17 лет. И каждый раз, когда происходит нечто из ряда вон выходящее, даже не столь чудовищное (такое у нас в первый раз), тут же начинается давление на свидетелей".

Министр не справляется

Валентина Мельникова высказывает свое мнение о том, как Министерство обороны реагирует на "дедовщину": "Министра обороны Сергея Иванова президент России Путин назначил в свое время для проведения военной реформы. Министр обороны Иванов саботировал указания президента, которые тогда были. Да, мальчик попал в ужасное положение, мальчик - инвалид уже сейчас. Семья пострадала ужасно, но у нас таких случаев, может быть, не таких изуверских пыток, много. Ребята, ставшие инвалидами из-за того, что им не оказывалась медицинская помощь, ребята, избитые до того, что они сходят с ума - такое происходит каждый день. И министра обороны это не волнует. Он ничего не сделал за эти годы для того, чтобы создать в России нормальные вооруженные силы. Его отговорки, что "ему не сообщили", бессмысленны. Он должен был приказ издать об увольнении всех своих подчиненных, так или иначе отвечающих за информацию, через полчаса после того, как он вернулся со своих высоких гор. По-моему, все служат пока".

На кого работает закон о НПО

В Центр по правам человека, который российские власти собрались ликвидировать, входит и Союз комитетов солдатских матерей. Валентина Мельникова так видит эту ситуацию: "Отчет о деятельности Российского исследовательского центра по правам человека в 2005 году был направлен в министерство юстиции, у нас есть копия, есть уведомление о вручении. Кроме того, в конце 2005 года директор Центра Любовь Виноградова передала в минюст протокол отчетно-выборной конференции о выборах новых руководящих органах. И такие документы в министерстве есть. У нас 13 правозащитных организаций, из которых 12 - общероссийские. Да, сразу нас не закроют. Но наши помещения, наши телефоны, наши проекты - все они оформлены на Центр по правам человека. И я считаю, что вот эта регистрационная служба минюста решила на самой крупной, самой старой российской правозащитной ассоциации испытать силу нового закона о НПО еще до вступления его в силу".

Контекст