1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Центральная Азия

"Двуумвирата" не будет

В Астане в среду состоялась инаугурация Н.Назарбаева.

В Астане в среду состоялась инаугурация Н.Назарбаева. В гости к многократному президенту Казахстана приехали высокие гости из соседних государств, ряд руководителей СНГ. Является ли это просто соблюдением дипломатического ритуала, или же к поездке в Астану политиков побуждают иные причины? И, если да, то каковы эти причины?

Об этом в сегодняшнем выпуске программы «Фокус» беседуют В.Волков и эксперт А.Дубнов, который в эти дни непосредственно наблюдает за событиями, происходящими в президентском дворце в Астане.

Аркадий, как бы Вы в целом охарактеризовали отношение к назарбаевскому Казахстану среди лидеров СНГ?

АД: Сегодня отношение к Назарбаеву и авторитету Казахстана в целом среди стран СНГ достаточно высокое хотя бы потому, что Казахстан демонстрирует достаточно высокие темпы роста ВВП, приближаясь к 10% и обещая давать еще большие цифры. Естественно, это возможно за счет нефтегазового сектора. Что касается политической модели Казахстана, то она тоже в первую очередь определяется экономикой, развивающейся благодаря привлечению инвестиций в нефтегазовый сектор и относительно благополучному их распределению среди различных слоев населения, во всяком случае, по отношению к другим странам СНГ.

В последнее время часто говорится о перспективе «двуумвирата» Россия – Казахстан, который может быть создан и который в значительной мере сможет определять политику на евразийском пространстве. Насколько реалистична такая перспектива?

АД: Сегодня главным инструментарием Москвы по отношению к странам СНГ становится газовая политика, а органом свершения этой политики становится Газпром. Я не думаю, что Казахстан будет представлять собой для России такого уж единственного, надежного партнера, как в свое время, скажем, для Москвы выглядел Минск. Казахстан ведет исключительно агрессивную прагматичную политику. Казахстан, кроме того, что он конкурирует с Россией на рынках Закавказья и даже отчасти Украины, уже в этом году должен будет подписать соглашение о присоединении к нефтепроводу Баку-Джейхан. Кроме того, Казахстан осуществляет строительство нефтепровода в Китай. До конца не ясно, будет ли Казахстан сотрудничать с Ираном по поставкам нефти через Иран по схемам двойной поставки. Все это делает Казахстан по отношению к России серьезным конкурентом, причем чем дальше, тем больше. Поэтому говорить о «двуумвирате» мне кажется наивным.

Как вели себя в ходе лидеры Узбекистана, Таджикистана и Киргизии на церемонии инаугурации? Не ощущалась ли определенная ревность к Назарбаеву, который выглядит явно успешнее своих коллег по политическому Олимпу? Особенно с учетом давнего соперничества за первенство в Центральной Азии между Узбекистаном и Казахстаном.

АД: Как И.Каримов, так и Э.Рахмонов и К.Бакиев никак себя публично не позиционировали кроме того, что они сидели в первом ряду зала в президентском дворце «Аккорда». Я не вижу сегодня причин Каримову видеть в Назарбаеве конкурента в центрально-азиатском пространстве. Хорошо это или плохо, но события прошлого года в Андижане практически сделали Узбекистан изгоем для грандов мировой политики, и говорить о прошлом уровне соперничества между Астаной и Ташкентом уже не приходится. Кроме того, именно Казахстан является страной, через которую узбекский газ попадает в Киргизию, и надежность этих поставок должен обеспечить тот же российский Газпром, который имеет свою долю в добыче газа в Узбекистане и через казахстанского оператора будет ее поставлять на север Киргизии. Это говорит о том, что так или иначе Казахстан берет на себя функции посредника в спорах, которые из экономических вырастают в политические.

В среду в Астане прошла встреча российского президента В.Путина и афганского лидера Х.Карзая. Каковы ее конкретные результаты?

АД: Около сорока минут продолжалась встреча между президентом России В.Путиным и президентом Афганистана Х.Карзаем. Это, по-моему, была первая полномасштабная встреча с 2002 года, когда Карзай приезжал в Москву, (за исключением их краткой встречи, которая состоялась в прошлом году во время саммита ШОС в Казахстане). По моим сведениям, полученным из весьма осведомленных источников в российской делегации, речь шла о готовности России реструктурировать, или даже списать долги Афганистана по отношению к России, которые составляют порядка 10 миллиардов долларов в обмен на, видимо, преференции, которые Москва ожидает от Кабула, на восстановление ряда экономических объектов, построенных во времена СССР. В первую очередь Москва хотела бы реанимировать те нефтегазовые месторождения на севере Афганистана, которые в свое время были заморожены. Это достаточно трудный процесс.

Но топор "вербальной" войны был зарыт? Я имею в виду недавние заявления пресс-службы афганского президента, что Москве следует выплатить Кабулу компенсацию за ущерб, нанесенный СССР Афганистану во время войны.

АД: Ну да. Сказано это не было, но подтекст был такой. Эта встреча с Карзаем должна была означать, что это был экспромт пресс-секретаря Карзая, который официальный Кабул не подтверждает.

И в заключение – вернемся к герою дня Н. Назарбаеву. Насколько уверенно он может чувствовать себя в новой-старой роли?

АД: Конечно, Назарбаев после этих выборов имеет серьезные позиции (мы сейчас не будем обсуждать саму цифру – 91%), и единственное, что может подорвать эти позиции – это то, как будет развиваться пресловутый процесс Казахгейт, который в апреле должен начаться в США. Сегодня Назарбаев давал достаточно ясные посылы, что он может властвовать в Астане до конца срока, то есть до 2012 года. Он упомянул в своей речи и намерение председательствовать в ОБСЕ, и планы вступить в ВТО.