1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Россия

Два года закону "об иностранных агентах": удалось ли сломать российские НКО?

21 ноября 2012 года вступил в силу закон об НКО - иностранных агентах. Что изменилось с тех пор в жизни организаций, попавших в "список агентов"?

Представители российских общественных организаций, которые попали под действие введенного 2 года назад закона "об иностранных агентах", признают, что работать в новом статусе им стало гораздо сложнее. Тем не менее они не собираются сворачивать свою деятельность и отказываться от зарубежных грантов.

Иностранные деньги и политическая деятельность

21 ноября 2012 года вступили в силу поправки к закону "О некоммерческих организациях" (НКО), благодаря которым в российском юридическом поле закрепился термин "иностранные агенты". Под ним стали понимать организации, получающие материальную помощь из-за рубежа и осуществляющие "политическую деятельность". Для учета таких организаций был создан реестр НКО, "выполняющих функции иностранных агентов". Закон об НКО вызвал широкий резонанс и неоднократно подвергался критике представителями некоммерческих организаций. Правозащитники указывают, например, на неконкретность понятий в законе - в частности, определение "политической деятельности" сформулировано таким образом, чтобы под него можно было записать любую активность НКО.

В ответ на волну протеста власти пытались заверить общество, что закон создан лишь для дополнительного регулирования деятельности НКО, что в словах "иностранный агент" нет негативного звучания и что на работе самих организаций это никак не скажется.

Тем не менее почти за два года существования реестра в нем появилась только одна организация - никто из независимых НКО регистрироваться не хотел. Ситуация изменилась после того, как 4 июня уже 2014 года вступили в силу так называемые "поправки Лугового", позволившие Минюсту самостоятельно вносить организации в реестр. Сейчас в список, опубликованный на сайте Министерства юстиции, включены уже 17 НКО, причем последние две - Институт региональной прессы из Петербурга и московское информационное агентство "Мемо.ру" - появились в нем 20 ноября.

Нарушаются права наблюдателей

Ассоциация некоммерческих организаций в защиту прав избирателей "Голос" была внесена в список буквально на следующий день после принятия "поправок Лугового". Григорий Мельконьянц, бывший заместитель исполнительного директора ассоциации, ныне сопредседатель совета Движения в защиту прав избирателей "Голос", говорит, что включение в список самым серьезным образом отразилось на работе его НКО.

Григорий Мелконьянц

Григорий Мелконьянц

"Во-первых, нам пришлось подать документы на ликвидацию организации, потому что мы не согласны носить позорный ярлык иностранных агентов. Во-вторых, значительно осложнилась деятельность на выборах общественных наблюдателей - корреспондентов газеты "Гражданский голос" - СМИ, учрежденного ассоциацией. Избирательные комиссии отказывают им в доступе на участки, потому что они якобы представляют организацию - иностранного агента", - рассказывает Мельконьянц

В сентябре 2014 года Мосгорсуд признал включение "Голоса" в реестр незаконным, но выйти из него ассоциация не может по банальной причине: в законе отсутствует процедура исключения из реестра.

Чиновники отвернулись

Правозащитная организация "Союз женщин Дона" (г. Новочеркасск Ростовской области) также попала в список одной из первых. Председатель союза Валентина Череватенко говорит, что к ней сразу изменилось отношение местных властей. "Если раньше мы организовывали совместные площадки и форумы, то теперь они нас сторонятся и требуют, чтобы наше имя не упоминалось вообще. Помогать людям стало сейчас намного труднее", - признает Череватенко.

Наталья Таубина

Наталья Таубина

Осложнение отношений с госорганами после включения в список констатирует и Наталья Таубина, директор фонда "Общественный вердикт" (Москва), который защищает права граждан, пострадавших от действий правоохранительных органов.

"Мы часто проводим в разных регионах круглые столы и семинары с представителями пенитенциарных учреждений, МВД, следственных управлений. Если раньше мы легко договаривались, то сейчас это затруднено. Нам не говорят прямо, но, кажется, для них стало главным то, что мы - "иностранные агенты", а не профессионалы", - рассказывает Таубина. Фонд, как и другие "агенты", не собирается отказываться от зарубежных грантов. Сегодня организация финансируется из разных источников, в том числе из российской президентской программы грантов НКО.

Если не иностранный агент - штраф

Организацию "Экозащита" из Калининграда за отказ добровольно записаться в список агентов в начале сентября уже успели приговорить к серьезному штрафу, несмотря на то что Минюст к этому времени уже внес ее в реестр агентов. Сейчас организации "светит" еще более крупный штраф, на этот раз за отказ сдавать отчетность по форме, положенной "иностранным агентам". "Мы не признаём себя ничьими агентами, не собираемся подчиняться этим незаконным требованиям, - говорит сопредседатель организации Владимир Сливяк. - Вероятно, придется закрывать организацию и искать новые формы работы, но сначала посмотрим, чем закончатся суды". 20 ноября процесс по жалобе "Экозащиты" на первый штраф был перенесен на 5 декабря.

Среди объектов возрастающего давления государства - общество "Мемориал", объединяющее множество организаций по всей стране. Правозащитный центр "Мемориал" был объявлен иностранным агентом еще в июле. В октябре министерство юстиции взялось за Российское общество "Мемориал". Чиновники придрались к тому, что общероссийская организация является горизонтальным объединением равных, а не иерархической структурой с управлением в Москве. Минюст считает это достаточным основанием для ликвидации организации, в связи с чем подал иск в Верховный суд. "Мемориал" согласился внести необходимые изменения в Устав на своей конференции 20-21 ноября.

Вход есть, выхода нет

С начала ноября требования зарегистрироваться в списке агентов получили еще несколько региональных организаций: в частности, калининградский "Немецко-русский дом" и мурманское "Гуманистическое движение молодежи".

Пожалуй, единственной положительной новостью к двухлетию принятия скандальных поправок правозащитники называют указание Владимира Путина проработать в законе об НКО процедуру исключения из реестра иностранных агентов тех организаций, которых больше не получают зарубежного финансирования. Об отмене всего противоречивого закона речь не идет.