1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Немецкая печать

Двадцати семи членам ЕС трудно двигаться с одной скоростью

В центре внимания печати – открывшийся в Брюсселе саммит Европейского союза.

default

Комментируя позицию Польши, газета Handelsblatt пишет:

Чего же, собственно говоря, хочет Польша? В первый день работы форума никто не мог дать ответ на этот вопрос. Премьер-министр Ярослав Качиньский утратил остатки своего политического кредита, заявив о том, что в ходе голосования в Евросоюзе должны учитываться жертвы среди населения Польши в годы Второй мировой войны. Возможно, все еще имеющиеся в его стране отдельные люди, продолжающие ненавидеть Германию, с восторгом встретят такое заявление и устроят овацию. Однако остальная Европа отнесется к подобным высказываниям с недоумением. Конечно же, Польша ужасно пострадала в годы нацистского террора. Никто не может отрицать этого. Однако пострадали и другие государства континента. Европейский союз базируется на принципе примирения. Именно этот союз превратил бывших врагов в надежных партнеров, а во многих случаях – и в друзей.

В комментарии на ту же тему газета General-Anzeiger высказывает такую точку зрения:

Польский премьер причинил ущерб объединенной Европе. Никогда прежде глава правительства страны – члена ЕС – не допускал выражений в тонах, окрашенных подобными реваншистскими оттенками. Этот человек нанес удар по собственной репутации. ЕС был задуман как мирный проект, одна из главных задач которого состояла в примирении народов. Тот, кто хочет быть членом союза, должен это понимать. Дух Римского договора был продиктован стремлением преодолеть последствия недавнего прошлого. Задача глав и правительств состоит как раз в том, чтобы развивать этот процесс. Именно в этом вопросе Качиньский продемонстрировал свою несостоятельность.

Анализируя дальнейшие перспективы развития Евросоюза, газета Nürnberger Zeitung выражает такое мнение:

В последнее время все чаще и отчетливее стала появляться недееспособность "Европы 27 государств". Не только Польша, но и многие другие страны не прочь нажать на тормоза. Если взглянуть на возникшую ситуацию реально, то напрашивается такой вывод: лучшим выходом для Европейского союза стало бы движение с разными скоростями. Правда, здесь возникает вопрос: а выиграет ли Польша от такого развития?

Подготовил Михаил Степовик

Контекст