1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Центральная Азия

Да будет "Ильхом"! Марку Вайлю посвящается

Ильхомовцы открыли свой 32-й театральный сезон, сыграв премьерный спектакль - «Орестею» Эсхила. «Ильхом» должен продолжать жить, - это, пожалуй, лейтмотив посланий, поступающих сегодня на адрес театра

default

Трагическая новость взбудоражила Ташкент в конце прошлой недели. И не только Ташкент, но, пожалуй, и все постсоветское пространство, «зацепив» по всему миру всех тех, кто знает и любит ташкентский театр «Ильхом». Убит создатель этого театра, режиссер Марк Вайль. Преступники нанесли ему несколько ножевых ранений и скрылись. Марк Вайль скончался в больнице, где врачи уже не смогли ничего для него сделать. Убит он был как раз накануне открытия в «Ильхоме» 32-го театрального сезона. Ильхомовцы, руководствуясь последними инструкциями своего Мастера, сезон открыли, сыграв премьерный спектакль - «Орестею» Эсхила. «Ильхом» должен продолжать жить, - это, пожалуй, лейтмотив посланий, поступающих сегодня на адрес театра.

Мы решили сегодня посвятить передачу Марку Вайлю - уникальному человеку, создателю, как он сам говорил, «театра из Красной книги».

Уже более 30-ти лет прошло с тех пор, как Марк Вайль и его единомышленники реализовали смелую для 70-х, «брежневских» годов прошлого века идею – открыть экспериментальную студию театральной молодежи. На ее базе и вырос теперь уже знаменитый театр «Ильхом». Это был первый в Советском Союзе независимый, негосударственный театр. Явление уникальное. Случай единичный. В течение 30-ти с лишним лет театр вместе со своим руководителем – Марком Вайлем – пережил многое: и перестройку, и распад СССР, и начало независимости. При этом у «Ильхома» всегда было что-то свое, чего не было больше нигде. Сохранилось это «что-то» до сих пор. Изменилось только одно: Марка Вайля больше нет…

Вот что он рассказал о своем театре в интервью «Немецкой Волне» в июне этого года, во время гастролей «Ильхома» в Ганновере:

- Мне нравится, когда многие люди говорят, что «Ильхом» - это маленькое государство. Творческое, художественное государство. Конечно, не политическое. Такой Ватикан творческий. Для нас выбор сегодня почти без берегов. Мы делаем ровно то, что хотим. Это был сразу же театр, который создали творческие люди, которые до сих пор отвечают на вопрос: как жить? Как жить в искусстве? Это не вопрос типа «покупать ли мне продукты или новый «Мерседес», или поехать на Канары»? Как жить в искусстве, это: про что сегодня говорить со зрителем, куда двигаться в творчестве, обновлении и с кем это делать? «Ильхом» без конца отвечает на эти вопросы. Наверное, поэтому была создана своя Школа. Наши новые ученики, новое поколение – это как обострение слуха. Главное, что происходит в этом театре, - это смена поколений. Потом, «Ильхом» никогда не боялся умирать. Мы никогда не называли себя «бессмертным театром». Мы менялись невероятно резко. И пока хватает сил на это…

Ильхомовцы, по словам Вайля, всегда опережали время. Здесь ставились спектакли в противовес режиму при Брежневе, потом театр замолчал в прямом смысле этого слова, перейдя на пантомиму и клоунаду. Сейчас – период зрелости. «Ильхом» - это уже не только имя, это уже школа, воспитывающая новые поколения артистов, художников.

Последними словами Марка Вайля были: «Я открываю завтра новый сезон, что бы ни случилось…» Ильхомовцы открыли новый сезон своим новым спектаклем - «Орестеей» Эсхила в постановке Марка Вайля:

- Такая супер-классика. Никогда в жизни эту трилогию в Узбекистане не ставили. При этом это такая «отстегнутость», такое подсознание человеческое, такой раскол стандартного мышления и нестандартного, такой на равных диалог с богами, который у греков существовал…

«Ильхом» - словно нетронутый островок дикой театральной природы в Узбекистане. Да и в целом на постсоветском пространстве. При советской власти, во времена застоя, у него была возможность ставить неординарные, выпадающие из времени спектакли, поскольку «длинные руки Кремля» просто не дотягивались до Ташкента. В последние годы на сцене «Ильхома» тоже были созданы своего рода «тепличные условия», и опять-таки потому, что Москва далеко, а вместе с ней и суета большого, амбициозного города:

- Театр требует ненормальных людей, которые перестанут соблазняться деньгами, которых сегодня у телевидения, у сериала, у кино значительно больше, чем у театра. Люди добиваются известности и бегут выпускать «продукцию». Театр без конца лишается энергии. Тогда начинаются подмены. Начинается что-то странное. Суррогат… Коммерческое искусство. И такого театра сегодня больше… Я думаю, что театр как живое искусство, в том виде, в котором он должен быть, театр как вид искусства можно занести в Красную книгу.

Марк Вайль объездил полмира. Отчасти – вместе с «Ильхомом», отчасти – самостоятельно. Он ставил спектакли в России, Британии, в США, гастролировал по Германии, Австрии, Японии и Израилю. Его знали и ждали везде. Но главным городом в жизни Марка Вайля оставался Ташкент:

- Ташкент, хотим мы этого или нет, остается одним из крупнейших городов на постсоветском пространстве. Правда, динамика этого города невероятно замедлилась. Но мне начинает казаться, что Ташкент постепенно обходит «подводные рифы»… Политическая система скучна. Мало того, что она, простите, просто недемократична, она просто скучна! Она однотонна, без вариаций… Конечно, «потухли» Самарканд и Бухара. Конечно, люди дичают в нищете… Но внутри всего этого я вижу все больше каких-то оазисов, каких-то маленьких человеческих побед. Видимо, закон большой величины. Такие города, как Ташкент, не умирают. Идут процессы… Увы, политика не позволяет идти им более живо, более многообразно. Конечно же, это беда, что Ташкент потерял мощнейшие интеллектуальные силы. Возродятся ли они? Покажет время…

Марк Вайль вспоминал о советских временах с грустью…

- У меня есть шрам. Я имя сделал в Советском Союзе. Мне тесно! Феодальные государства… Этот тотальный распад мне скучен. Я человек глобальный. Мне нужен весь земной шар. Поэтому и с «Ильхомом» происходит то, что происходит. Это – государство, у которого свои правила игры, которое преодолело какие-то провинциальные стандарты. Если кто-то хочет жить в изоляции в стране, где мы живем, то это не «Ильхом». Театр продолжает интегрироваться, контачить с миром, пытается быть частью мира…,-

рассказал Марк Вайль в интервью «Немецкой Волне» в июне этого года, в Ганновере, после гастрольного показа спектакля «Белый, белый, черный аист».

Мы выражаем соболезнования близким Марка Яковлевича, ильхомовцам и всем тем, кто «вырос на «Ильхоме», кто продолжает любить этот уникальный театр.

Церемония прощания с Марком Вайлем состоится 12-го сентября в Ташкенте, в выставочном зале театра «Ильхом», с 12:00 до 14:00.

Адрес театра:

Ташкент, улица Пахтакорская – 5.

Более подробная информация об «Ильхоме», а также о возможности стать меценатом и членом Клуба Друзей театра – на сайте:

http://www.ilkhom.com/russian/theatre/club

Дарья Брянцева

«Немецкая Волна» - Бонн

Аудио- и видеофайлы по теме