1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Европа

Даниэль Кон-Бендит: Активность Саркози пошла Евросоюзу на пользу

Депутат Европарламента, французский политик Даниэль Кон-Бендит считает, что завершающееся председательство Франции в ЕС и деятельность президента страны заслуживают положительной оценки.

default

Даниэль Кон-Бендит

Глава фракции "зеленых" в Европарламенте, французский политик Даниэль Кон-Бендит положительно отзывается о завершающемся председательстве Франции в Европейском Союзе.

Как заявил политик в интервью немецкой радиостанции Deutschlandfunk, активность президента Франции Николя Саркози и его рвение к работе пошли Евросоюзу - и особенно его внешней политике - только на пользу. Проблема лишь в том, что временами французский лидер действовал своевольно.

Deutschlandfunk : Будь то кавказский конфликт или глобальный финансовый и экономический кризис; конституционный кризис внутри ЕС или угроза изменения климата на планете, - Саркози не только не обошел молчанием ни одну из этих проблем, но и предпринимал активные действия по их разрешению. То есть, итоги его деятельности на посту главы ЕС можно назвать положительными. Или у вас другое мнение?

Даниэль Кон-Бендит: Скажем так: присущее французскому президенту рвение к работе однозначно пошло Европейскому Союзу на пользу. Иными словами, он хотел показать себя президентом Европы, а посему самопроизвольно - порой блефуя, если хотите, - действовал на благо Европы и вместе с Европой. Это был благотворный волюнтаризм, попытка идти вперед, а не стоять на месте. Однако проблема в том, что это председательство было "очень французским" - и потому не всегда отвечало своему статусу.

- Ну, а что это значит - "очень французское" председательство?

- Возьмем кризис в Грузии, тут действия Франции оценены как положительные. Пытаясь урегулировать кавказский конфликт, Саркози, по сути, давал понять: я европейский президент и действовать буду как человек, обладающий всеми полномочиями и возможностями французского президента, у которого теперь, к тому же, и вся Европа за спиной. И это было правильно, ведь он сдержал наступление русских, ставшее ответом на грубую ошибку… нет, даже не ошибку, а фатальную атаку грузин.

Хотя, конечно, с другой стороны, - и тут дело не в Саркози, просто нужно расставить точки над "i", - Южная Осетия и Абхазия практически потеряны для грузин. Эти республики в руках России, и скорых изменений там не предвидится. Так или иначе, то, что Саркози продемонстрировал себя европейским президентом и выступил посредником между Россией и Грузией, да еще в отсутствие американцев, обозначило потенциал европейской внешней политики.

- Но вы собирались высказать критические замечания. Так где же критика?

- Критику с моей стороны вызывает эта его манера действовать своевольно. По сути, он сначала провел переговоры, а уж потом заручился мандатом Европейского Союза.

- Значит, это не всегда правильно?

- В том-то и дело. Есть ситуации, когда он, не заручившись мандатом, "прокалывается". Взять, к примеру, политику Саркози в отношении Китая. Тут он всегда вел себя как выскочка. Когда встал вопрос о бойкотировании церемонии открытия Олимпийских игр в ответ на политическую обстановку в Китае, Саркози сказал: нет, к китайцам нужно относиться с уважением. Мол, если оказать им дань уважения, то и они предпримут верные шаги в верном направлении.

Но в конце концов эта политика оказалась ошибочной. Ибо китайцы не оказали дань уважения ничему. Все больше людей оказываются там за решеткой. Китайский государственный капитализм по-прежнему далек от демократии. И все переговоры на эту тему - Тибет тому пример - китайцы срывают. А когда Саркози решил встретиться с Далай-ламой, возмущению Пекина и вовсе не было предела. Для французской и европейской внешней политики это стало катастрофой.

- То есть, вы хотите сказать, что продолжительное пребывание Саркози у руля Евросоюза Европе бы на пользу не пошло?

- Что значит "на пользу не пошло"? Просто энергию волюнтаризма нужно направлять в правильное русло. Возьмем, к примеру, "климатический пакет" Евросоюза. Саркози, как глава ЕС, хотел добиться прорыва - и на недавнем саммите ЕС поставил вопрос ребром, попытавшись убедить участников саммита в необходимости поддержать соглашение о сокращении вредных выбросов в атмосферу. Но если вопрос ставится на уровне глав государств, то необходимо единогласие, а на уровне министров - квалифицированное большинство голосов. Саркози же хотел, чтобы победил Саркози. И это программе по защите климата сильно навредило.

- А теперь об отношениях Франции и Германии. Сегодня они несколько охладели. Так, канцлер ФРГ Ангела Меркель даже не была приглашена на недавнюю лондонскую встречу Николя Саркози и британского премьера Гордона Брауна, где обсуждались меры по предотвращению мирового кризиса. А ведь многие считают, что если "германо-французский мотор" не работает, Европа прогресса не достигнет. Или такое убеждение уже не актуально?

- Такое убеждение по-прежнему актуально. Свидетельство тому - слабая программа ЕС по защите климата. Принятие обязательств по использованию возобновляемых источников энергии - это хорошо. Но это далеко не все, что необходимо сделать. Есть и проблема, связанная с проявившимся недавно немецким экономическим национализмом, когда во главу угла ставятся меры по защите от кризиса немецкой промышленности.

Свою роль играет и то, что личная дружба между Меркель и Саркози не состоялась. Такие знаменитые дуэты, как "Миттеран-Коль", "Шмидт-Жискар д'Эстен", "Шрёдер-Ширак", ставшие олицетворением настоящей мужской дружбы, - в прошлом. Но еще серьезнее другое. Это то, что французы долгие годы были не в состоянии оздоровить и реформировать свою экономику, а немцы не в состоянии воспринять всерьез нынешнюю экономическую ситуацию, считая, что кризис - это "американская проблема".

Беседовал Йохен Шпенглер

хроника

Контекст