1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Кино

Даниэль Брюль: Слава для меня - отнюдь не главное

"Гуд бай, Ленин!", "Бесславные ублюдки", "Гонка"- в его послужном списке много ярких ролей. Даниэль Брюль нарасхват и в Германии, и в Голливуде. DW удалось взять у него интервью.

Даниэль Брюль в роли журналиста в фильме Я и Камински

Даниэль Брюль в роли журналиста в фильме "Я и Камински"

Свою актерскую карьеру Даниэль Брюль (Daniel Brühl) начал в совсем юном возрасте. А в 2003 году его имя узнал весь мир. По-настоящему знаменитым актер проснулся после выхода на экраны нашумевшей драмы известного немецкого кинорежиссера Вольфганга Беккера (Wolfgang Becker) "Гуд бай, Ленин", где он воплотил образ главного героя - 21-летнего берлинца Алекса Кернера. За эту роль он получил награду Европейской киноакадемии как лучший актер.

Получить автограф Даниэля Брюля - мечта каждого его поклонника

Получить автограф Даниэля Брюля - мечта каждого его поклонника

Сейчас Даниэлю Брюлю 37 лет. Он - один из самых востребованных и успешных немецких киноактеров своего поколения в мире. В его послужном списке - яркие роли во множестве ставших классикой нашего времени картин, среди которых - "Бесславные ублюдки" Квентина Тарантино, "Ультиматум Борна" Пола Гринграсса, "Пятая власть" Билла Кондона. Его партнерами по съемочной площадке были такие кинозвезды, как Хеллен Миррен, Бенедикт Камбербэтч, Мэтт Деймон. Даниэль интенсивно снимается. С его участием выходит по несколько фильмов в год. В интервью Deutsche Welle артист рассказал о себе, о своих актерских пристрастиях, а также о последней работе - участии в новом проекте Вольфганга Беккера "Я и Камински" ("Ich und Kaminski").

DW: 13 лет назад вам пришлось приложить немало усилий к тому, чтобы уговорить Вольфганга Беккера дать вам роль в фильме "Гуд бай, Ленин!". А как было на сей раз? Беккер упрашивал вас сняться в его новой картине "Я и Камински" или вы попросили его взять вас на главную роль?

Даниэль Брюль: Мы оба друг друга упрашивали (смеется). А если серьезно, на этот раз мне даже не нужно было являться на пробы. Вольфганг просто рассказал о своем проекте, сунул мне в руки роман Даниэля Кельмана (Daniel Kehlmann) и сказал: прочти его и скажи, что ты думаешь по поводу экранизации и по поводу этого персонажа. Но знаете, я с самого начала чувствовал, что он захочет работать именно со мной.

Сцена из фильма Я и Камински

Сцена из фильма "Я и Камински"

- Когда Беккер пригласил вас к участию в фильме "Гуд бай, Ленин!", вы были совсем юны и мало кому известны. А как вы ощущаете себя теперь, будучи не только опытным, но и всемирно известным артистом?

- Разумеется, я стал более независимым, самодостаточным, уверенным в себе. Да и с Вольфгангом у нас теперь отношения иные. Сегодня он - один из самых близких моих друзей. Мы очень доверяем друг другу, у нас отличное взаимопонимание. Бывает, по работе мы ссоримся, но это - нормальное явление во время съемок.

- Большинство ваших героев вызывает симпатию. А вот о нечистоплотном журналисте, которого вы играете в фильме "Я и Камински", этого не скажешь. Вы решили изменить свой имидж?

- Честно скажу: лично я симпатичным себя никогда не считал. Это клеймо досталось мне из-за роли в фильме "Гуд бай, Ленин!". А ведь после него я играл и несимпатичных людей. Вам что, к примеру, нравится мой герой-шизофреник в картине "Белый шум"? Ну, как посмотревшие эту ленту люди могут думать, что я - симпатичный! Но нет, впечатление, оставшееся (разумеется, не без помощи СМИ) после "Гуд бай, Ленин!", как видно, перекрывает всё.

Контекст

У меня вообще никогда не было установки обязательно воплощать на экране какой-то определенный типаж - скажем, законченного негодяя или симпатягу. Хотя после прочтения романа "Я и Камински" я по-настоящему загорелся: его главный персонаж - это просто кладезь, поистине колоритная фигура. Ну, а про самого себя могу сказать, что в жизни я - человек достаточно деликатный, тактичный. Хотя когда мне приходится иметь дело с людьми непочтительными, фамильярными или обводящими других вокруг пальца, я могу проявить себя и с другой стороны.

- Какое значение вы придаете славе?

- Я считаю, что это здорово, когда актер получает признание как мастер своего дела, когда фильм, в котором он снимается, западает в души людей. С моей точки зрения, это и есть популярность, слава или что там еще. И я слукавлю, если ради красного словца скажу, что для меня это не имеет значения, что мне это безразлично. В то же время, в моей работе это отнюдь не главный стимул. Я просто хочу оставить после себя хорошие фильмы, причем по возможности такие картины, которые переживут свое время и будут собирать публику из числа достаточно образованных и мыслящих людей. Если так получится, значит я тратил свои силы не зря. Именно в этом я и вижу смысл моей профессии.