1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Еуропа и Беларусь

Даеш ясли!

03.03.2007

Женщина в детском манеже с двумя младенцами и надпись: «Позолоченная клетка. Государство ограждает женщин от работы, а детей всё равно больше не рождается.»

default

С такой обложкой на этой неделе вышел очередной номер журнала «Шпигель» и попал в точку. В Германии очередной виток дискуссии о том, как повысить рождаемость в стремительно стареющей стране.

Если сложить все прямые выплаты - родительские и детские пособия, дотации детским садам, а также все налоговые льготы, которые немецкое государство предоставляет семье, как ячейке общества, выходит приличная сумма – сто восемьдесят четыре миллиарда евро в год. Это, между прочим, три процента ВВП Германии – намного больше, чем в среднем по Евросоюзу. Но вот рожают здесь меньше, чем в других странах – в среднем только одного и три десятых младенца. Во Франции – больше двух, в Финляндии, где на детские нужды выделяются те же три процента ВВП, – почти два, один и восемь десятых, если быть точным. Вывод очевиден: денег на детей немцы не жалеют, но вот эффективность вложений никудышная. Считается, что главная проблема – это плохая совместимость в Германии материнства с профессиональной карьерой женщины, которой в условиях немецких реалий как минимум три года после родов приходиться сидеть дома с ребенком – за неимением возможности отдать его в ясли. На востоке Германии ситуация чуть лучше, благодаря инфраструктуре, созданной еще во времена ГДР, а вот на западе просто беда. В целом по стране потребность в яслях удовлетворяется только на десять процентов.

«Даешь ясли!» - выдвинуло лозунг правительство «большой коалиции», заявив, что уже в ближайшие годы число мест в учреждениях по уходу за самыми маленькими жителями Германии собирается увеличить втрое, что по оценкам экспертов, удовлетворит спрос всех желающих. Ведь не все мамаши готовы быстро после родов сдать своего младенца на попечение государственных воспитательниц. А есть такие, которые и немецким детским садам не очень доверяют, предпочитая до школы воспитывать малыша самостоятельно или, если есть возможность, нанимая гувернантку. Ну, да ладно. Предположим, того числа в семьсот пятьдесят тысяч мест в яслях – то есть для трети всех малышей от одного до трёх лет – хватит. Но где деньги взять? И вот тут в правительстве мнения разделились.

Социал-демократы, в частности, выступили с инициативой не повышать далее детское пособие. Генеральный секретарь СДПГ Хубертус Хайль:

«Детское пособие не будет сокращаться, оно останется на прежнем уровне. Вопрос в том, следует ли его повышать или лучше использовать эти деньги на развитие учреждений по уходу за детьми.»

Если не повышать детское пособие, которое в настоящее время составляет по сто пятьдесят четыре евро в месяц на каждого ребенка, на пять или семь евро, то это даст экономию примерно в один миллиард евро. А нужно, по рассчетам, четыре. Остальные социал-демократы предлагают изыскать за счет изменения налогового законодательства и, в частности, отмены так называемого супружеского сплиттинга, когда доход кормильца делиться пополам с неработающей женой, и с обоих, как с работающих, взимаются налоги. В сумме они оказываются заметно меньшими, поскольку фискальная шкала в Германии прогрессивная. В ряде случаев экономия супругов достигает восьми тысяч евро в год, если у кормильца приличная зарплата.

Консервативный министр по делам семьи и молодежи, сама мать семерых детей Урсула фон дел Лайен отнеслась к идеям социал-демократов крайне отрицательно, особенно к предложению заморозить детское пособие:

«Если предлагаешь, как это делают социал-демократы, не повышать детское пособие на семь евро, то тем самым наказываешь всех родителей детей школьного возраста. Ведь им ясли уже не нужны. А семь евро в месяц - восемьдесят четыре в год – это для школьника несколько лишний тетрадей и карандашей.»

Консерваторы дали отпор и покушению социал-демократов на налоговые льготы для женатых. Генеральный секретарь ХДС Рональд Пофалла:

«Мы отвергаем ограничение супружеского сплиттинга. Наоборот, мы хотим расширить его до семейного.»

То есть делить доход кормильца не пополам с женой, а на всех членов семьи включая детей. Идея привлекательная, особенно для многодетных, вот только казна не доссчитается еще нескольких миллиардов. Впрочем, консерваторов не устраивает даже социал-демократическое предложение отменить налоговые льготы хотя бы для супругов, бездетных с фискальной точки зрения. Почему надо притеснять пожилых супругов? возмущается Урсула фон дер Лайен. Они ведь в свое время немало инвестировали в воспитание своих уже ставших взрослыми детей и не следует заставлять их платить еще раз. Сама она предлагает изыскать средства на ясли за счет другого перераспределения: детей в Германии становиться все меньше, соответственно сокращаются и в целом общественные расходы на дошкольное воспитание и школьное образование, и вот сэкономленные в предстоящие годы средства следует целиком пустить на развитие ясельной инфраструктуры. Но своей окончательной финансовой концепции немецкие консерваторы еще не представили.

Впрочем, спор идет не только о том, где деньги взять, но и куда более принципиальный. А именно – что лучше для самих детей: государственное учреждение или семейный очаг?

Замечу, что первой с инициативой трёхкратного увеличения мест в немецких яслях выступила именно Урсула фон дел Лайен. Она – представитель Христианско-демократического союза, вообще-то стоящего на страже традиционных для Германии норм жизни. Немецкая традиция отводит женщине три Ка – «Кирхе, киндер, кюхе», то есть церковь, детей и кухню. И далеко не все сторонники ХДС – люди, в основном, верующие – оказались в восторге от инициативы их министра по делам семьи и молодежи. Выражая не только свое мнение, епископ из Аугсбурга Вальтер Микса заявил, что политика Урсулы фон дер Лайен направлена на то, чтобы превратить немецких женщин в индустриальный потенциал рабочей силы и в «детородные агрегаты». Где же, мол, их святая роль хранительницы домашнего очага, матери, воспитательницы подрастающего поколения? Как ни прискорбно, однако, данные ученых свидетельствуют о том, что в тех европейских странах, где женщины уже давно отказались от своей традиционной роли, дела с рождаемостью обстоят лучше чем в Германии. Исследователи берлинского института народонаселения и развития выяснили, в частности, что там, где женщины больше работают, где больше число разводов, где свободнее нравы, где спокойнее относятся к внебрачным детям, где выше степень равноправия мужчин и женщин, там и младенцев на свет появляется больше. Для клерикальных хранителей немецкого грааля – очень неприятные данные. Епископу из Аугсбурга, не называя его прямо, ответил не без юмора председатель СДПГ Курт Бек. На конференции своей партии в Берлине он рассказал такую притчу в адрес непрошенных советчиков вообще.

Одинокая женщина купила себе кота, чтобы не быть одинокой. Но кот каждый вечер уходил из дома по своим любовным делам. Подруга посоветовала кота кастрировать. Через несколько недель встречаются снова. Ну, как? Женщина опять сетует на одиночество. Кот по-прежнему каждый вечер в пути.

Но ты же его кастрировала? Да, сам-то он теперь не может, зато дает советы другим.

Новости «Русского Берлина».

Исполнилось 150 лет со дня смерти Михаила Ивановича Глинки. Его поклонники возложили цветы к дому на берлинской улице Францёзише штрассе, где умер знаменитый композитор. Он заболел, простудившись после спектакля «Иван Сусанин» в опере на Унтер-ден-Линден.

«Глинка был не только великим национальным композитором... блестящая великолепная музыка» (аудиофайл)

рассказывает Юрий Фост, организатор берлинского общества друзей памяти Михаила Глинки. В ГДР из Глинки сделали символ германо-советской дружбы. Переименовали в честь композитора улицу в центре города, где он жил. Повесили мемориальную доску. После воссоединения Германии о Глинке подзабыли. Но затем несколько энтузиастов основали общество, которое заботится о берлинском наследии композитора.

«Когда на месте пустыря... день смерти» (аудиофайл)

Заветный план Юрия Фоста, который переселился в Германию из России в начале 90-х годов, - создание музея, посвященного творчеству Глинки. Место в подвале дома на Францёзише штрассе вроде бы уже есть. Проблема только в финансировании. Фост надеется на помощь берлинского сената...

Начался процесс по делу о похищении студента Вадима Фрейнкмана. На скамье подсудимых – 40-летний выходец из СНГ, проживающий в Берлине. По данным следствия, он и двое его сообщников виновны в преступлении, которое вызвало в Германии большой резонанс. В августе прошлого года 20-летний Фрейнкман был похищен прямо на улице берлинского районе Темпельхоф. Злоумышленники две недели продержали его на частной квартире. Разыскивая Фрейнкмана, берлинская полиция создала специальную опергруппу численностью 200 человек. Найти место, где держали похищенного, тогда не удалось. После того, как родственники уплатили выкуп в размере 670 тысяч евро, студент был отпущен. Позднее полиция смогла выйти на след банды и арестовать ее членов. Один из них был задержан в Москве...