1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Беларусь

Давление на Александра Козулина в колонии усилилось

Семья Александра Козулина получила от администрации колонии «Витьба-3» официальный отказ заменить оставшуюся часть срока заключения на более мягкий вид наказания – исправительные работы.

default

Экс-кандидат в президенты Александр Козулин

В документе говорится, что после рассмотрения вопроса о возможном представлении осужденного Александра Козулина к замене отбытой части наказания более мягким, «в данном представлении ему законно отказано как не достигшему необходимой степени исправления».

Практически одновременно с письмом от администрации колонии дочери получили письмо от самого политика. Ольга Козулина рассказала DW-RADIO:

«Я уверен, что больше вы никаких бумаг по поводу моего освобождения никому никуда писать не будете. Я же вам объяснял, что ни в чем не виновен», то есть, он попросил больше ничего не писать, и он уверен, что наша просьба о его досрочном освобождении его унижает. Дело в том, что мы просим просто изменить его наказание, а на самом деле наказания вообще не должно быть, потому что человек не виновен».

Ольга подчеркнула, что теперь они с сестрой будут просто требовать безусловного освобождения отца.

По словам Ольги Козулиной, в письме ее отец также сообщает об усилении давления, которое оказывается на него в колонии.

«После введения США санкций последовали ответные санкции в отношении отряда, в котором я нахожусь. Проводится широкомасштабная операция. Полагаю, под непосредственным руководством спецслужб, под кодовым названием «Блокада Козулина», целью которой является абсолютнейшая моя изоляция от внешнего мира, людей, общества», - пишет Александр Козулин.

Сама Ольга так оценивает происходящее в колонии с Александром Козулиным: «Совершенно очевидно, после похорон мамы Лукашенко увидел, сколько людей ее знали и уважали, и он еще больше понял то, что Козулина не следует освобождать. Он его и так боялся, а сейчас власти, видя, какое экономическое и политическое давление оказывается на Беларусь, просто не знают, что делать».

Контекст