1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Европа

Давид Миранда: Это была психологическая пытка

Партнер журналиста The Guardian Гленна Гринуолда Давид Миранда рассказал DW о том, как его допрашивали сотрудники британских спецслужб, и о своей роли в скандале со Сноуденом.

На протяжении девяти часов сотрудники британских спецслужб допрашивали в лондонском аэропорту гражданина Бразилии Давида Миранду, состоящего в гражданском союзе с известным журналистом газеты The Guardian Гленном Гринуолдом, опубликовавшим разоблачительные статьи о деятельности американских и британских спецслужб на основе документов, полученных им от бывшего агента ЦРУ и АНБ Эдварда Сноудена. В эксклюзивном интервью DW Давид Миранда рассказал о том, как проходил допрос, а также о своей роли в публикации секретных материалов.

DW: Поколебал ли допрос ваше доверие к демократии?

Давид Миранда: США и Великобритания по-прежнему думают, что могут вести себя в Южной Америке, как хотят. Это своего рода империализм. Так было, когда самолет президента Боливии Эво Моралеса был вынужден совершить посадку в Вене. Со мной они поступили точно также, продержав в Лондоне 11 часов - девять в запертом помещении и два за его пределами.

Давид Миранда дает интервью в аэропорту Рио де Жанейро

Давид Миранда дает интервью в аэропорту Рио де Жанейро

- Но физического насилия во время допроса к вам не применяли…

- Была психологическая пытка. Они мне четко сказали: "Если США и Великобритания кого-то задерживают в соответствие с антитеррористическими законами, то могут делать с ним что угодно. Например, арестовывать людей в различных странах мира, сажать в самолет, отправлять в Гуантанамо и держать их там по девять лет без суда и следствия, без ничего". Было страшно, когда мне начали говорить об антитеррористических законах. Они угрожали арестовать меня, если я откажусь сотрудничать, повторяли это раз за разом.

- А сколько их было?

- Семеро.

- Семеро против одного?

- Нет, они менялись.

- Как вы выдержали такой допрос?

- Я знал, что мой партнер постоит за меня. Кроме того, я надеялся на свое правительство, верил, что когда-нибудь мне помогут. Правда, сообщить о происходящем моему адвокату мне разрешили только через восемь часов после задержания. Думаю, я справился с ситуацией потому, что немного разбираюсь в мировой политике. Другой бразилец на моем месте, возможно, оказался бы в более трудном положении.

- Вы обсуждаете с Гленном Гринуолдом материалы Сноудена?

- Нет, мы никогда не говорим о содержании секретных документов. Я разрабатываю стратегию маркетинга, помогаю карьере моего партнера по жизни, но о содержании документов узнаю только после их публикации.

- Вас задержали в лондонском аэропорту Хитроу, когда вы летели из Берлина. Что вы делали в немецкой столице?

- У меня еще оставалась неделя отпуска, и моя знакомая (американский режиссер Лаура Пойтрас. - Ред.) пригласила меня на несколько дней в Берлин. Я еще никогда не был в этом городе, поэтому решил ее навестить.

- А вы уже видели новый фильм Лауры Пойтрас? О чем он?

- Да, видел. Это документальный фильм об истории Агентства национальной безопасности (АНБ). Я привез ей кадры, снятые в сенате Бразилии, когда Гленн Гринуолд давал там показания о деле Сноудена и его освещении.

- Эти видеозаписи были изъяты?

- Нет, они у Лауры.

- Вы когда-нибудь думали, что можете быть арестованы?

- Вообще-то, нет. Ведь через Лондон в последние два-три месяца летали многие, которые занимались делом АНБ. Они летали через Лондон в Бразилию или в Нью-Йорк, и никого не задерживали. Думаю, они решили, что с бразильцем можно делать что угодно.

- Как вы оцениваете реакцию министра иностранных дел Бразилии Антонио Патриота на вашу историю?

- Хорошо, что он отреагировал быстро, но, с моей точки зрения, его ответ был недостаточным. Есть принципиальная разница между простым ответом и заявлением типа: "Я не хочу, чтобы такое повторилось". Надеюсь, что правительство моей страны выработает такую позицию, чтобы нечто подобное более не случилось ни с одним бразильцем.

- Насколько вы осознаете свою роль в этом деле?

- Вполне осознаю. Вообще-то я не люблю давать интервью, работаю для Гленна за кулисами. Но теперь как гражданин Бразилии я решил выйти на авансцену, чтобы такое не пережил ни один бразилец.

- Вы собираетесь обратиться в Великобритании в суд. В чем суть вашего иска?

- У меня три требования. Суд должен установить, что было злоупотребление антитеррористическим законом. Кроме того, я хочу, чтобы мне вернули изъятое у меня имущество. Но самое главное, - чтобы с данных на моем компьютере, смартфоне и внешнем жестком диске не были сделаны копии и переданы кому бы то ни было.

Вконтакте