1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

ТЕМЫ ДНЯ

Гюнтер Ноке: У правозащитников в Китае широкое поле деятельности

По словам немецкого омбудсмена, который находится в Пекине, Олимпиада является уникальным шансом хоть как-то повлиять на ситуацию с правами человека в Китае.

Гюнтер Ноке

Уполномоченный правительства ФРГ по правам человека Гюнтер Ноке

Накануне открытия Олимпийских игр немецкий омбудсмен Гюнтер Ноке (Günther Noke), находящийся в Пекине, дал интервью Deutsche Welle. По словам уполномоченного по правам человека, ему предстоят многочисленные беседы с учеными, правозащитниками, представителями церквей и средств массовой информации по вопросам соблюдения прав человека в Китае.

Deutsche Welle: Господин Ноке, можете ли вы лично утверждать, что в Пекине нарушаются права человека?

Гюнтер Ноке: Разумеется, в Китае имеют место нарушения прав человека, причем нарушения самые разнообразные. Лично я считаю совершенно недопустимым тот факт, что журналистам, планирующим проведение интервью неподалеку от Площади Тяньаньмэнь, за день до назначенного срока предписывается получить разрешение. Объясняется это спонтанными демонстрациями, участившимися здесь в последнее время.

Свобода мнения гражданам, в частности китайским гражданам, так же как и свободный доступ к средствам массовой информации должны быть гарантированны. И в первую очередь это касается выполнения обоюдной договоренности относительно Олимпиады.

- Наблюдается ли, по-вашему мнению, ограничение условий работы иностранных журналистов?

- Да, я думаю, речь идет о взаимоотношениях Международного олимпийского комитета с организаторами Олимпиады здесь в Пекине. Особенно меня, как уполномоченного федерального правительства по правам человека, волнуют те нарушения прав человека, от которых китайцы страдают, вероятно, как до, так и после Олимпиады. Прежде всего, это доступ к интернету, свобода слова и религии. В Китае работают домашние (подпольные) церкви верных Риму христиан, и их явно притесняют.

Или назову еще один наболевший вопрос: о религиозной и культурной автономии таких меньшинств, как тибетцы или уйгуры. Речь идет о бесчеловечном явлении: о заключении "за административные правонарушения", где арестованный находится без суда и следствия до четырех лет, а затем отправляется на принудительные работы в исправительно-трудовые лагеря. Таким образом, налицо целый каталог нарушений прав человека, имеющих место в Китае.

- Заметили ли вы хоть какие-нибудь признаки послаблений со стороны правительства Китая?

- Нельзя возлагать большие надежды на то, что в связи с Олимпиадой перечисленные мной факты нарушения прав человека исчезнут. Но, можно утверждать, что благодаря людям, приехавшим в страну, открытию границ, а также контактам с многочисленными помощниками, спортсменами, тренерами и гостями Пекина, постепенно налаживается радушная атмосфера некоторого сближения. Например, уже просто потому, что большое количество людей - миллион - выучили английский язык, в дальнейшем они смогут пользоваться англоязычной информацией в интернете, не прошедшей цензуру китайского правительства.

Я думаю, что такие маленькие шаги рано или поздно принесут свои плоды. В целом еще можно сказать, что и экономическое развитие, новые фабрики, новые технологии - все это, несомненно, также помогает улучшению социальной ситуации многих миллионов жителей Китая. А это немало, удовлетворить социальные нужды 1,3 миллиарда людей в мире.

- В преддверии Олимпиады, особенно во время демонстраций в Тибете, шла речь о бойкоте. Так, например, канадский спикер олимпийского комитета господин Паунд (Dick Pound) высказал мнение, что если бы не землетрясение, бойкот, возможно, был бы объявлен. А как вы считаете?

- Я не принимаю участия в обсуждениях подобного рода и не считаю эту мысль правильной. Если речь идет только об этом, тогда Олимпийские игры в Китае нам необходимо использовать и поднять вопросы на темы, которые за кулисами праздника для китайцев на деле горькая реальность. Нам незачем пытаться вставлять палки в колеса спортсменам, приехавшим в китайскую столицу только потому, что кем-то было решено олимпийские соревнования провести именно здесь.

Напротив, я считаю, что китайцам мы больше поможем тем, что пожелаем им успешного проведения Олимпиады, настаивая при этом на выполнении обязательств, данных правительством Китая в отношении соблюдения прав человека. Высказывание президента о том, что Олимпийские игры нельзя политизировать, я думаю, невозможно претворить в жизнь. Игры носят политический характер, они и первоначально были задуманы как мероприятие политическое - для установления мира и взаимопонимания между людьми во всем мире. Политический характер они носили и в других странах: обращение с аборигенами играло немаловажную роль во время проведения Олимпиады в Сиднее, но и это была, разумеется, политика.

И также естественно, что правительство Китая стремится показать всему миру, на что способна страна. Я говорю о поистине огромных достижениях китайцев в преддверии Олимпиады: великолепные здания, организация на высоком уровне, реализация невиданных доселе проектов. Конечно, желание оказывать политическое влияние при этом высоко.

Меньшинства, страдающие от нарушений прав человека, в свою очередь хотят обратить на себя внимание общественности. Используя неповторимый шанс - Олимпиаду - они говорят о своих проблемах, пытаясь перекричать возгласы ликования, стараясь показать миру и другие стороны медали. И это тоже должно быть возможным. Я не могу сказать, как в дальнейшем будут развиваться события, но считаю недопустимым заставлять молчать тех, кто не желает сегодня говорить только о спорте.

Йохен Фок

Контекст