Гюнтер Грасс о значении 8 мая для Германии | Немецкие СМИ о России, Германии, мире | DW | 08.05.2005
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Пресса

Гюнтер Грасс о значении 8 мая для Германии

Мы, немцы, не должны забывать о нашем постыдном прошлом. Остается надеется, что мы сможем противостоять опасности появления нового тоталитаризма - власти капитала, который воспринимает человека как производящий материал.

default

Еженедельная пресса широко комментирует годовщину окончания Второй мировой войны в Европе. В опубликованной на страницах немецкого еженедельника "Цайт" статье известный немецкий писатель Гюнтер Грасс, в частности, пишет:

То, что в Германии раз за разом 8 мая отмечается день освобождения, можно объяснить пришедшим со временем пониманием значения этого дня, тем более что мы, немцы, мало, что сделали для нашего освобождения. В первые послевоенные годы в Германии царил голод и холод, повсюду беженцы, переселенцы, бездомные, потерявшие в ходе бомбежек кров. Во всех четырех зонах оккупации сдерживать и направлять растущий напор более чем 12 миллионов беженцев удалось только благодаря принудительному расселению. Едва люди почувствовали свободу, и вновь надо было применять принуждение. Это было завоевание особого рода, поскольку подселение беженцев зачастую встречало ожесточенное, пропитанное ненавистью к чужакам, сопротивление местного населения. Понимание того, что все немцы, а не только разбомбленные, беженцы и бездомные, проиграли войну, пришло не сразу.

Отмечает Гюнтер Грасс и далее пишет:

"Подаренная свобода" - так называлась моя речь, прозвучавшая в берлинской Академии искусств 8 мая 1985 года. Тогда страна была разделена, и я сравнивал оба государства, говорил об их страхе перед воссоединением и страстном желании воссоединится. Тогда термин "подаренная свобода" относился только к Западной Германии. Сегодня, после объединения Германии, пора вновь поставить вопрос о том, как мы обращаемся с этим даром. Достаточно ли заботливо мы обходились с этой не нами завоеванной свободой? Позаботились ли западные немцы в достаточной мере о том, чтобы по справедливости компенсировать страдания восточных сограждан, на плечи которых легла основная тяжесть начатой и проигранной Германией войны? И другой вопрос: обладает ли наша парламентская демократия достаточным суверенитетом, чтобы предпринять действенные меры для решения проблем в 21 веке?

Задается вопросом Гюнтер Грасс и далее пишет:

15 лет спустя после подписания договора об объединении Германии нельзя более замалчивать очевидный факт, что это объединение в основном не удалось. Причем с самого начала. Мелочный расчет помешал тогдашнему правительству последовать заранее записанному в конституции страны требованию и представить гражданам обоих государств новый, выработанный совместными усилиями всех немцев, основной закон. Поэтому не удивительно, что люди из присоединившихся земель, чувствуют себя немцами второго сорта. Что касается имущества фабрик, энергетического комплекса, газет и издательств, то это некогда народное добро исчезнувшего государства при порой криминальном содействии органов опеки перешло к новым хозяевам. А после того, как органы опеки распродали с молотка государственное добро, западно-немецкие индустриальные компании и банки отказались от инвестиций и выдачи кредитов в восточные земли, где безработица в два раза выше, нежели в западных, и тем самым от создания на Востоке рабочих мест. Вместо этого экономисты, неустанно твердя о невыгодности инвестиций в Германию, переносят производство за рубеж. И тут не помогают ни угрозы, ни увещания. Если кто и может исправить этот перекос - так это парламент. Тем самым вновь встает вопрос о дееспособности парламентской демократии.

Подчеркивает Гюнтер Грасс и далее пишет:

И вот теперь я утверждаю, что наши свободно избранные представители более не свободны при принятии решений. Сегодня основную роль играют не парламентские фракции, а круг лоббистов. Именно он оказывает давление на Бундестаг и парламентариев, принимая участие даже при составлении текстов законов. Одолжения - маленькие и большие - облегчают этот процесс. Парламент больше себе не хозяин. Он зависит от могущественных экономических объединений, банков и концернов. Законодатель стал посмешищем. А парламент выродился в филиал биржи. Демократия подчинилась диктату глобально действующего капитала. И теперь необходима демократическая воля, чтобы защитить Бундестаг от напора лоббистов. Но свободны ли сегодня парламентарии для того, чтобы применить это радикальное средство демократического принуждения?

Тут снова встает вопрос о том, что стало с подаренной нам 60 лет назад свободой? Когда 60 лет назад великий немецкий Рейх капитулировал, вместе с ним была уничтожена властная система террора, которая в течение 12 лет нагоняла страх на всю Европу. Мы, немцы, не должны забывать о нашем постыдном прошлом. Это часть нашей истории. Остается только надеется, что мы сможем противостоять современной опасности появления нового тоталитаризма, сумеем, как сознательные демократы, суверенно воспротивится власти капитала, который воспринимает человека только как производящий и потребляющий материал. Те же, кто восприняли подаренную нам свободу как биржевую прибыль, так и не поняли того, чему нас каждый год учит день 8 мая.

Обзор подготовил Владимир Тарасов

Контекст

Ссылки в интернете