1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Немецкая печать

Гюнтер Андерс: "Мы в состоянии разбомбить десятки тысяч людей, но оплакать их мы не в состоянии."

Гобелен, изготовленный по распоряжению Пикассо как копия его картины "Герника" и висящий в штаб-квартире ООН в Нью-Йорке, был завешен голубой тканью в тот день, когда Пауэлл призывал в ООН к войне.

Лучше бы Буш немного повременил. В его проекте новой резолюции по Ираку не учитывается желание инспекторов ООН продолжать свою работу. Тем самым, президент США косвенно признал, что ему нет никакого дела до работы группы инспекторов ООН в Ираке. Оскорблённым чувствует себя и Совет безопасности ООН, поскольку Буш низвёл заседание до некоего фарсового мероприятия, которое должно выполнять функцию алиби. Вы, де, можете контролировать Ирак, сколько угодно, я своё решение уже принял. В таком высокомерном стиле президент может командовать вооружёнными силами, но добиться большинства в ООН он не сможет.

Газета "Франкфуртер рундшау" отмечает:

В Пекине государственный секретарь США Пауэлл пытается убедить Китай "правильно" проголосовать в Совете безопасности ООН, аргументируя тем, что и Япония относится к тем, кто выступает за принятие жёсткой резолюции, то есть за то, чтобы позволить Вашингтону начать войну против Ирака. Пауэлл льстит Пекину, указывая на его роль на переговорах о северокорейском ядерном оружии. Неясно пока, заверил ли он Китай в том, что Пекин сможет действовать в Тибете и в провинции Синьцзян так же, как Вашингтон в Ираке. Что касается финансовых вливаний, то и здесь США придётся раскошелиться. Другие страны в эти дни ощущают на себе больше политику кнута, чем политику пряника. Правительство Мексики возмутилось помещичьим тоном США, заявивших, что каждый заплатит высокую цену за своё "нет". Напомним, что Йемен, отказавшийся поддержать США во время первой войны в Персидском заливе, лишился помощи развитию. Об этом помнят и некоторые африканские страны, входящие в состав Совета безопасности ООН. Однако, в первую очередь, интерес США направлен на три государства, обладающие правом вето. Это Китай, который не обязательно должен со всем соглашаться, но не должен голосовать против Вашингтона. Это Россия, которой США пообещали права на иракскую нефть и свободу действий в Чечне. И, наконец, это Франция, представляющая "старую" Европу. Против неё развязана кампания клеветы, неофициально, конечно, зато удары наносятся ниже пояса.

Тему продолжает газета "Франкфуртер альгемайне":

Гобелен, изготовленный по распоряжению Пикассо как копия его картины "Герника" и висящий в штаб-квартире ООН в Нью-Йорке, был завешен голубой тканью в тот день, когда Пауэлл призывал в ООН к войне. Посыпались протесты, и тогда было решено больше не считать спорным наличие в зале одного из самых значительных исторических полотен 20 века. Теперь трибуны ораторов и микрофоны, вероятно, будут ставить у другой стены. Вся акция имеет глубокий смысл. Если бы призывы к войне высказывались перед незавешенной картиной, то сама идея произведения была бы окончательно забыта. Поэтому было решено закрыть картину, чтобы уберечь себя от её глубокого содержания. Сегодня война носит новый, в психологическом отношении упрощённый характер, поскольку она больше не вызывает никаких эмоций. На это указал Гюнтер Андерс в своей работе "Антикварность человека". Он указывает на неспособность сознавать последствия происходящего. По словам Андерса, "наши чувства далеко отстают от наших действий: мы в состоянии разбомбить десятки тысяч людей, но оплакать их мы не в состоянии".

Газета "Генераль-анцайгер" комментирует германо-американские отношения:

В общественно-политическом отношении Америка – крайне консервативная страна, Германия же – в высшей степени либеральная. Зато в экономическом отношении всё наоборот: экстремальный либерализм в США и жёсткое регулирование в Германии. Особенно очевидны различия в международной политике. Германия сегодня – страна умеренного пацифизма, верящая в упорядочивающую силу международных организаций. В Америке же преобладает, как и прежде, умеренный национализм, питаемый твёрдой верой в собственную военную мощь. Долгое время все эти противоречия в силу политических обстоятельств затушёвывались цветистой риторикой. Во время холодной войны обе страны нуждались друг в друге. Теперь это чувство исчезло. Тот, кто считает, что германо-американские отношения, в принципе, остаются нормальными и осложнены лишь актуальными спорными политическими вопросами, после окончания иракского конфликта с ужасом констатирует серьёзное ухудшение трансатлантических отношений.

Обзор подготовил Анатолий Иванов, НЕМЕЦКАЯ ВОЛНА

Контекст