1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Политика и общество

Гуманитарные науки в эпоху третьего рейха

Правление национал-социалистов было временем расцвета радикализма. Но были и некоторые частные отклонения от общего курса, которым посвящена новая книга "Роль гуманитарных наук в третьем рейхе (1933-1945)".

default

В 1937 нацисты объявили "вырожденческим" современное искусство.

В книге показано, что многие идеологические установки, расцветшие в эпоху третьего рейха, сложились задолго до этого исторического периода, в то время как другие науки или отдельные направления наук, как выясняется, все-таки сохранили профессиональное достоинство.

Историческая наука

Позицию исторической науки невозможно правильно оценить без представлений об её основных направлениях во время Веймарской республики. Прежде всего тут надо отметить годы сразу после Первой мировой войной, обычно воспринимаемые как кризисные. Историки того времени пытались указать пути выхода из кризиса через обращение к истории Германии как источнику для идеологической альтернативы политическим взглядам держав-победительниц, диктовавших Германии свою волю в Версальском договоре. Историки же снабжали аргументами идеологов, а иногда и сами охотно становились таковыми.

Кто и почему сотрудничал с национал-социалистами или становился национал-социалистом?

Многие историки, поступившие после 1933 года на службу гитлеровской восточной политики, до того никоим образом не были связаны с национал-социализмом. Мотивы готовности сотрудничать в "восточных исследованиях" лежали в их "научной социализации и национально-политическом складе мышления" двадцатых годов, а также в их "наивности при общении с национал-социалистической системой". Так говорится в книге о таких историках, как Теодор Шидер (Theodor Schieder, 1908-1984) и Вернер Конце (Werner Conze, 1910-1986) – в послевоенное время оба были крупнейшими представителями в своей области.

Так или иначе, около 40 % историков пошли на открытое сотрудничество с национал-социалистической системой. Примерно столько же пытались приспособиться или в пределах возможного сохранить научный подход. Только меньшинство оставалось критически настроенным по отношению к правящей идеологии. Во всяком случае, авторы сборника считают, что с 1933 по 1945 годы не успел сложиться единый национал-социалистический взгляд на историю, полного превращения ее в "воинствующую" науку, как того требовали от историков убеждённые национал-социалисты, так и не произошло.

Философия в третьем рейхе

Даже активно пропагандировавшаяся в духе режима новая "немецкая философия" не привилась повсеместно. Конкурентная борьба между активными национал-социалистическими философами за лидерство в этой области не закончилась ничем. Юбилейный сборник научных трудов, выпущенный в 1939 году к 50-летию Гитлера, демонстрирует это примечательным образом. Философия фигурирует в нём как единственная академическая дисциплина, открыто не преклонившаяся перед "руководящим принципом", и представлена двумя авторами – Эрнстом Криком (Ernst Krieck, 1897-1956) и Альфредом Боймлером (Alfred Baeumler, 1887-1968), - один из них, Крик, как раз счел нужным раскритиковать состояние немецкой философии вообще и конкретных авторов в частности – как не ставших национал-социалистическими.

Древняя история стала служанкой режима

Бурный расцвет пережила после 1933 года история первобытного общества и древнего мира. Её всячески лелеяли и она наживалась на таком обхождении более, чем какая-либо другая наука, кроме, пожалуй, антропологии, включая расовую гигиену, науки об оружии, фольклористики и областей, "важных для войны", например, психологии или медицины. Параллельно с этим расцветом проводилась невообразимая популяризация и вульгаризация этой науки, причём порой при помощи аргументации, не выдерживающей научной критики.

Литературоведение прославилось лишь изучением "германского зарубежья"

Литературоведение ничем особенно не выделяется, хотя и было одной из центральных дисциплин в Третьем рейхе. Несмотря на временами мощную поддержку, никакая из предпочитаемых национал-социалистами отраслей этой дисциплины не достигла каких-то успехов, разве что "новейшая немецкая литература" и литература "германского зарубежья" (Deutschtum im Ausland). Большая же часть литературы вообще была объявлена вне закона.

Психология втирания в доверие и расизм

При взгляде на психологию того времени, представляется, что её определяли как продолжение традиций, так и идеологизация; это была комбинация, с одной стороны, объективности, а с другой – стремления втереться в доверие к режиму. Предпринимались попытки представить уже существующие теории и исследовательские программы с более или менее радикальными изменениями в духе национал-социализма, в частности, расистской идеологии.

Музыковедам "германские корни" были по душе без всяких национал-социалистов

Для большинства музыковедов не было никакой нужды специально приспосабливаться к немецкому национализму. Они и без того были убеждены в своей высочайшей ценности для национального наследия, даже независимо от их происхождения или политических пристрастий. Вместе с тем они имели и большую свободу действий.

Языкознание

В немецком языкознании также не было прорыва. Режим обнаружил уже насквозь политизированную науку, которую не нужно было специально снабжать инструментарием. Даже идеи, пользовавшиеся расистской аргументацией, также берут начало задолго до 1933 года.

Книга, составленная филологом-романистом Франком-Рутгером Хаусманном (Frank-Rutger Hausmann) называется Die Rolle der Geisteswissenschaften im Dritten Reich 1933-1945. R.Oldenbourg Verlag, 2002, 401S. и содержит доклады экспертов по 11 специальностям, одно исследование по истории научных учреждений и обширные комментарии. (еж)

Контекст