1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Беларусь

Грузия – Южная Осетия – Россия: на чьей стороне симпатии белорусов?

Каким видится конфликт вокруг Южной Осетии из Минска? Официальные комментарии, мнения политологов.

default

От имени Министерства иностранных дел Беларуси прозвучало два заявления по поводу конфликта. В первом – глубокая озабоченность в связи с "применением военной силы в зоне Южной Осетии, жертвами среди мирного населения, кровопролитием, ущербом экономике, разрушением мирной жизни людей". В заявлении также говорится, что только "незамедлительное прекращение огня, мирный и цивилизованный путь проведения переговоров должны обеспечить достижение стабилизации ситуации в Южноосетинском регионе и на всем Кавказе".

Во втором заявлении МИД содержится настоятельная рекомендация белорусским гражданам воздержаться от поездок в этот регион. Оказавшимся там белорусам предложено обращаться в белорусские посольства в Баку, Ереване и отделение посольства в Краснодаре.

Оценка реакции официального Минска

Реакция белорусского МИД, отмечает координатор интернет-проекта Wider Europe политолог Вячеслав Позняк, прозвучала "не столько как реакция ближайшего союзника России, сколько государства дистанцированного, которое за уклончивыми дипломатическими формулировками хотело бы показать свое нежелание принимать чью-либо сторону в этом конфликте".

Призыв к переговорам и скорейшему урегулированию конфликта Вячеслав Позняк называет "неожиданной позицией", так как многие аналитики предполагали, что Минск "набросится на возможность в очередной раз продемонстрировать поддержку и лояльность своему большому российскому союзнику". Возможно, этого не произошло в связи с желанием официального Минска выждать некоторое время, чтобы оценить ситуацию.

Такого же мнения придерживается и политолог Андрей Федоров. По его словам, реакция Минска очень сдержанная. "На высшем уровне вообще не было никаких отзывов. МИД очень осторожно прокомментировал. В главном официозе – «Советской Белоруссии» - тоже нельзя сказать, что была бурная односторонняя реакция. Минск выжидает, как будут разворачиваться события».

При этом Андрей Федоров уверен, что Москва будет давить на своих ближайших партнеров и союзников с целью получения поддержки. "По-крайней мере, моральной, о военной говорить не приходится. Поскольку, во-первых, России это и не нужно, во-вторых, здесь даже формально нельзя "притянуть" ОДКБ или Союз России и Беларуси".

Вячеслав Позняк связывает позицию официального Минска по поводу конфликта еще и с тем, что его последствия с неизвестной концовкой, отложенной во времени могут быть достаточно широкими. "Ранняя недвусмысленная поддержка политики Москвы, возможно, с точки зрения официального Минска, могла бы поставить Беларусь в сложное положение. Так как события имеют глобальный резонанс и участвуют в нем ведущие мировые политические игроки". И это имеет особое значение сейчас на фоне заявлений официального Минска о намерении нормализовать отношения с Западом.

На чьей стороне симпатии белорусов?

Говорить, на чьей стороне симпатии белорусов – грузинской или российской – сложно, отмечают политологи. Все зависит от используемых источников информации.

По телевидению, констатирует политолог Виталий Силицкий, "полностью доминирует российская точка зрения. И сейчас в Беларуси идет разрыв между теми, у кого есть интернет, и теми, у кого его нет. Из интернета картинка видится совершенно другой".

По наблюдениям политолога, большинство принимает позицию в интерпретации российских СМИ. "Другой альтернативы у них нет. Но общее настроение – скорее бы эта война прекратилась. В отличие от того, что сейчас нагнетается в России, где эмоции перехлестывают".

Технология обработки общественного мнения

Этот конфликт Виталий Силицкий называет "медийной войной". В телерепортажах СМИ противоборствующих сторон, говорит он, используются приемы, опробованные в ходе югославского конфликта - вплоть до произвольного совмещения видеоряда и закадрового текста. "Например, показывают Поти, а говорят, что это бомбится Цхинвали". Причем одну и ту же картинку как доказательство зверств противника используют новостные каналы обеих воюющих сторон.

"Здесь уже нужно говорить не о том, как их воспринимают, а о том, какие картинки доступны. Можно констатировать: белорусам доступны в основном российские картинки".

И все же, информационную войну в мировом медийном пространстве, полагает Виталий Силицкий, Россия проиграла. Как поддержку России можно трактовать, в лучшем случае, более или менее доброжелательный нейтралитет каких-то государств. "Конфликт перерос из грузино-осетинского в грузино-российский, и здесь симпатии мира на стороне слабого – Грузии", - отмечает политолог. И добавляет, что когда в России неизбежно начнется сеанс коллективного самокопания – почему нас никто в мире не любит, Беларусь сможет сказать свое слово. Например, торгуясь о цене на газ.