1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Европа

Грузинский эксперт: "Наше общество готово к нормализации отношений с Россией"

Тбилисский конфликтолог Георгий Хуцишвили призывает Россию и Грузию возобновить диалог, даже если лидеры обоих государств не желают разговаривать друг с другом.

Михаил Саакашвили и Дмитрий Медведев (архив)

Михаил Саакашвили и Дмитрий Медведев (архив)

В интервью Deutsche Welle известный грузинский правозащитник, директор Международного центра по конфликтам и переговорам Георгий Хуцишвили заявил о необходимости возобновления диалога между Москвой и Тбилиси. Эксперт считает, что мир в регионе можно установить путем создания на Южном Кавказе конфедерации государств по модели Европейского Союза.

Deutsche Welle: Какое участие принимает ваша организация в урегулировании российско-грузинского конфликта?

Георгий Хуцешвили: Нормализация этого конфликта - одна из главных целей нашей организации на настоящий момент. В Грузии все понимают, что необходимо нормализовать отношения с Россией несмотря на тяжелое наследие войны 2008 года и неурегулированность многих вопросов. Несмотря на то, что разорваны дипломатические связи, социологические исследования показывают, что жители Грузии выступают за нормализацию отношений с Россией. Но официальная пропаганда этому явно не способствует. Она делает из России врага, с которым невозможно общаться.

Те, кто верит этой пропаганде, возможно, считают, что между Россией и Грузией нужно строить непроходимую стену и просить у мирового сообщества защиты от Москвы. Путь пропаганды – тупиковый. Москве и Тбилиси необходимо немедленно начать переговорный процесс. С этой целью наша организация развивает грузино-российский экспертный диалог, в котором участвуют независимые специалисты обеих сторон. Эти встречи проходят регулярно. Я только что вернулся из Стамбула, где проходила такая встреча.

- Обладает ли гражданское общество Грузии достаточной силой, чтобы противостоять давлению властей?

- Гражданское общество в Грузии поставлено в такие условия, когда мы постоянно вынуждены доказывать, что мы – не верблюды. Как только представители гражданского общества или оппозиционные силы призывают власти к диалогу с Россией, на нас тут же навешивают ярлыки врагов и агентов. В таких условиях работать крайне сложно. Но НПО в Грузии все равно более независимы, чем оппозиционные политики.

- Позвольте провокационный вопрос: считаете ли вы, что разрешение грузино-российского конфликта возможно только после ухода Михаила Саакашвили с поста президента?

- Я так не думаю. Я считаю, что даже сейчас существует реальная возможность для развития диалога. Для этого необязательно, чтобы наши лидеры напрямую разговаривали друг с другом. Не хотят - не надо. Но необходимо, чтобы Владимир Путин и Дмитрий Медведев в Москве, а Михаил Саакашвили в Тбилиси не мешали другим влиятельным людям вести эти переговоры. Надо дать "зеленый свет" переговорам, даже если лидеры наших стран не хотят разговаривать друг с другом.

- Кому выгоден конфликт?

- После пятидневной войны 2008 года возникла новая геополитическая ситуация, которая в данный момент находится в замороженной стадии. Это мешает тому, чтобы мы, представители "третьего сектора", могли готовить почву для мирного регулирования конфликта с абхазцами и южными осетинами. Время работает против нас. Растет отчуждение между абхазцами и грузинами, между южными осетинами и грузинами. Это усложняет процесс мирного урегулирования для представителей будущих поколений.

Российские танки в Южной Осетии (август 2008 года)

Российские танки в Южной Осетии (август 2008 года)

Необходимо развивать народную дипломатию. Она должна быть поддержана властями. Она должна вестись как на неправительственном уровне, так и при участии официальных лиц. Гражданское общество готово для нормализации отношений с Россией даже при наличии сильных разногласий по вопросу признания независимости Абхазии и Южной Осетии.

- Но в состоянии ли народная дипломатия решить столь сложные политические конфликты?

- Сама по себе народная дипломатия сделать ничего не сможет. Но она может подготовить почву для принятия впоследствии политических решений. На то должна быть политическая воля. Но без участия народа эта воля тоже никакого эффекта не даст.

- Какой сценарий мирного урегулирования конфликтов на Южном Кавказе предлагаете вы?

- В первую очередь важно преодолеть межгосударственное противостояние между армянами и азербайджанцами. Я считаю, что на Южном Кавказе могло бы сформироваться общее правовое пространство в виде более широкого союза, например конфедерации кавказских государств по модели ЕС. В составе этой конфедерации непризнанные республики могли бы занять достойное место. Острота проблем с границами будет снята. Это было бы идеальным решением.

Грузинское общество никогда не согласится признать независимость Абхазии и Южной Осетии. Грузинское население было изгнано из Абхазии в результате войны 1992-1993 годов. Референдум был проведен только среди той части населения, которая на тот момент осталась в Абхазии. Это были в основном абхазцы. Этого недостаточно для того, чтобы Грузия согласилась с результатами этого референдума. Голосование имело бы силу только в том случае, если бы в нем приняли также участие и изгнанные грузинские беженцы.

В Нагорном Карабахе ситуация еще сложнее. Это - межгосударственный конфликт. Для решения этого конфликта армянам необходимо в обмен на определенные гарантии, связанные с Нагорным Карабахом, освободить оккупированные области Азербайджана за пределами Нагорного Карабаха. Азербайджан не согласится с независимостью этого региона. Но если армяне уйдут с оккупированной территории, то начнутся переговоры, которые могут сдвинуть нынешнюю ситуацию с мертвой точки и, возможно, приведут к успешному исходу.

- На какие компромиссы могли бы пойти Россия и Грузия, чтобы нормализовать свои отношения?

- В настоящее время отношения между Москвой и Тбилиси заморожены. Переговоры должны начаться немедленно и без всяких условий. К сожалению, каждый раз, когда грузинское руководство заявляет о своем согласии возобновить диалог с Россией, тут же находится причина, по которой диалог прерывается, еще не начавшись. Всплывают шпионы, агенты... Шпионы, может быть, и есть, но странно то, что они разоблачаются именно тогда, когда появляется перспектива диалога.

- Какую роль в урегулировании конфликта между Россией и Грузией мог бы сыграть Европейский Союз?

- Очень серьезную. Абхазцы и южные осетины, как мне кажется, готовы к участию Евросоюза в их судьбе. Европа могла бы взять на себя роль посредника. Абхазцы более открыты по отношению к Евросоюзу и готовы строить с ним отношения. В Южной Осетии ситуация намного сложнее. Южная Осетия очень закрыта и подвержена сильному влиянию со стороны России, с каждым днем отдаляясь от Грузии все дальше и дальше.

Беседовала: Оксана Евдокимова, Берлин
Редактор: Андрей Кобяков

Архив

Контекст