1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Россия

Грузинский режиссер: Грузины испытывают симпатию к простым россиянам

По мнению Малхаза Жвании, в отношении грузин к российскому народу ничего не изменилось. К россиянам по-прежнему относятся доброжелательно и гостеприимно.

default

Малхаз Жвания

В беседе с корреспондентом Deutsche Welle грузинский режиссер-документалист и публицист Малхаз Жвания затронул некоторые аспекты двусторонних взаимоотношений, которые получают наибольшее освещение в российской прессе. Однако его точка зрения отличается от той, что доминирует в официальных российских СМИ.

Малхаз Жвания родился в Москве. Долгие годы жил в Грузии, но в 1994 году переехал в Санкт-Петербург, где помимо занятий творчеством увлекся политикой и публицистикой. В последние время все чаще бывает в Грузии, где у него много родственников и знакомых вовлечено в общественную деятельность, причем, как во властных структурах, так и в оппозиции. Приехав в очередной раз в Санкт-Петербург, он встретился с корреспондентом Deutsche Welle и ответил на ряд вопросов.

Deutsche Welle: В связи с президентскими выборами в Украине заметно активизировалась и грузинская оппозиция. У кого из политиков, противостоящих Михаилу Саакашвили, есть шансы сменить его после следующих выборов главы государства?

Малхаз Жвания: Я лично считаю, что на фоне общей слабости оппозиции, наиболее перспективным политиком является бывший представитель Грузии в ООН Ираклий Аласания. За время работы в Нью-Йорке он приобщился к принятой в современном мире стилистике взаимоотношений, и на фоне других лидеров оппозиции Аласания выглядит как вполне современный политик. Он взвешен, выдержан и придерживается тех рамок, которые во всем мире считаются подобающими для государственного деятеля такого уровня. Остальные лидеры грузинской оппозиции, с моей точки зрения, такими качествами не обладают.

В целом же оппозиция допустила целый ряд стратегических и тактических ошибок. К таким акциям, какие они организовали в апреле прошлого года, нужно долго готовиться. Все эти баррикады, палатки в виде тюремных клеток, которые были установлены на проспекте Руставели, многочасовые митинги - могут быть финалом оппозиционной борьбы, но не ее началом.

А если оппозиционеры пытаются проскочить длительный подготовительный период, то финал обречен на неудачу, потому что рядовых людей нужно долго готовить, рассказывать им о долгосрочной программе действий. Когда я только увидел эти акции протеста, я сказал своим знакомым из стана оппозиции: "Долго вы не продержитесь. Через некоторое время места в этих палатках в виде тюремных клеток займут маргиналы". Так и случилось.

Через несколько лет вместо оппозиционеров я увидел настоящих уголовников, которые… пели блатные песни. Людей вывели на баррикады под лозунгом "Мы будем стоять здесь, пока Саакашвили не уйдет в отставку". При этом никто не объяснил, почему он должен уйти в отставку, и только ли он обязан покинуть свой пост, кто придет взамен него, и каковы будут первоочередные шаги нового лидера. В результате часть оппозиции вернулась в парламент, а другая часть не пользуется влиянием за пределами Тбилиси.

- В России много писали о взрыве мемориала в Кутаиси, причем, большая часть публикаций была в том смысле, что грузинские власти грубо попирают память павших во время Великой отечественной войны. Вы видели этот мемориал? Что он из себя представлял? И как это событие видится из Грузии?

- Мемориал находился в плачевном состоянии, и это - объективная реальность. Годы тяжелейшей экономической ситуации, несколько военных конфликтов, проходивших в непосредственной близости от памятника, элементарное воровство с целью добычи хоть куска цветных металлов привели монумент в полнейший упадок. И, глядя на него, возникала мысль, что его нужно, либо реставрировать на месте, либо переносить куда-либо, но оставлять мемориал как есть, было просто невозможно.

Нужно упомянуть, что было принято решение на месте памятника построить новое здание для парламента, который должен быть переведен именно в Кутаиси, а сам мемориал, по некоторым данным, будет перенесен в другое место. Но, нужно учитывать, что переносят, как правило, памятник, а пьедестал возводится заново. Что же касается гибели людей во время взрыва, то это, безусловно, трагедия, но насколько я знаю, людей заранее предупреждали не покидать свои дома, во избежание несчастных случаев. Тем не менее, многие не только вышли из квартир, но и приблизились к месту взрыва из простого интереса - посмотреть, что будет дальше. Это было страшной ошибкой тех, кто вышел, но не меньшая вина лежит и на тех, кто организовывал демонтаж. Ибо нельзя было ограничиваться одним предупреждением, необходимо в подобных случаях установить надежную ограду, чтобы любопытствующие не могли проникнуть в опасную зону.

Еще одна существенная ошибка со стороны властей. Обычно, при принятии таких решений очень важна позиция автора памятника. Насколько мне известно, его мнения никто не спросил, и это плохо! Ну, это вообще одна из особенностей поведения нынешних грузинских властей, которые делают много хорошего и полезного, но по пути совершают серьезные ошибки.

- В таком случае, что вы можете поставить в заслугу нынешней власти, и какие аспекты ее деятельности вас огорчают?

- Например, в Аджарии сейчас наблюдается настоящий строительный бум. Это - та часть Грузии, которая была в стороне от военных действий, и разрушений здесь нет. В Аджарии решено сделать ставку на туристический сектор экономики, на приезжих из Европы, с Ближнего Востока. И определенные успехи там есть. Строительство бурно развивается и в Тбилиси, и в Кахетии. Война и экономический кризис затормозили этот процесс, но сейчас он вновь набирает силу. На селе происходит массовая газификация, электрификация, там много строят дорог и мостов, причем на мировом уровне. Идет восстановление монастырей, исторического облика центральной части городов. И все это радует.

Что огорчает. Прежде всего - некоторые действия властей в кадровой политике. "Революцию роз" совершали молодые горячие люди. Как любые революционеры, они хотели быстрее развалить старый уклад жизни, чтобы на его месте создать нечто новое. Дал о себе знать и возрастной фактор. В момент революции большинству ее участников было в среднем от 28 до 32 лет. Они психологически плохо понимали тех, кому 45 - 50 лет. Это было очень обидно, потому, что многие специалисты старшего возраста были удалены от дел, а на их место пришли молодые - менее умелые, но более энергичные.

Прошли годы, революционеры повзрослели, и сейчас 45-летних они воспринимают вполне адекватно. Но кадровый голод у них ощущается, и от этого страдает государство, возникают системные сбои, теряется время. Надеюсь, что период проб и ошибок скоро уйдет в прошлое, при этом ошибок будет меньше, а пробы будут заранее хорошо продуманы.

- Известно, что в последние годы отношения между Грузией и Россией складываются весьма непросто, а после событий августа 2008 года какие-либо контакты практически прервались. В Грузии делают различия между отношением к российской власти и к российскому народу в целом?

- Конечно! Скажу больше: в обиходе грузины не употребляют термин "российская власть". Я, по крайней мере, такого словосочетания не слышал. Называются конкретные фамилии российского президента и премьер-министра. Причем, второго, понятно, упоминают значительно чаще. В отношении же грузин к российскому народу ничего не изменилось. По-прежнему, к россиянам относятся доброжелательно, гостеприимно, и несмотря на то, что война - вещь жестокая, взволновавшая в Грузии очень многих, с гордостью и радостью скажу, что к простым людям из России здесь испытывают симпатию.

Беседовал: Владимир Изотов
Редактор: Вадим Шаталин

Контекст