1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Культура и стиль жизни

Грузинская архитектура на немецкий лад

Юрген Майер, один из самых известных архитекторов Германии, осуществил в Грузии несколько проектов, ставших символами обновления страны. В интервью DW он рассказал о своей работе.

Берлинский архитектор Юрген Майер (Jürgen Mayer) известен далеко за пределами Германии. Несколько лет назад среди поклонников его необычных проектов, напоминающих, скорее, скульптуры, чем "традиционные" здания, оказалась Грузия. Пришедший к власти Михаил Саакашвили, взявший курс на обновление и реформы, хотел создать в стране и визуальные символы политического обновления, изменить архитектурный облик Грузии.

Deutsche Welle: Ваша архитектурная мастерская J. Mayer H. und Partner, Architekten построила в Грузии более десятка самых разных объектов: от автостоянок вдоль нового шоссе до гигантской скульптуры на берегу Черного моря. Как началось ваше сотрудничество с этой страной?

Юрген Майер: Властям Грузии понравился наш проект "Метрополь Парасоль" в Севилье. Его сочли хорошим примером для застройки фактически пустующей в то время, года три-четыре назад, территории нынешнего парка Рике в центре Тбилиси. Правда, этот заказ мы в итоге не получили, но начало сотрудничеству было положено.

- И каковы были ваши первые впечатления? Ведь организация работы в Грузии существенно отличается от немецкой...

- В Грузии все приходилось делать "срочно". Нужно было быстро реализовать невероятное количество инфраструктурных проектов. Скажем, некоторые из наших первых заказов - приграничный контрольно-пропускной пункт в Сарпи, маленький аэропорт в Местии - были необходимы, чтобы страна могла нормально функционировать. Таможня, пункты въезда и выезда из страны, возможность добраться до значимых туристических мест или просто перевозить товары из пункта А в пункт Б, - все это было важно для экономики.

Например, у нас было всего два дня на то, чтобы предоставить эскиз проекта аэропорта в Местии, затем две недели на разработку детальных планов, и в итоге он был построен за три месяца. Это, конечно, невероятная скорость, с которой в Германии мне едва ли приходилось сталкиваться.

- Какие задачи ставились перед вами в целом?

- Идея правительства Саакашвили заключалась в том, чтобы сделать современную архитектуру частью грузинской культуры. Ведь такой вклад в ее богатую историю - от пещерных городов до восхитительных старых монастырей - делала каждая эпоха. Кроме того, Грузия - транзитная страна. Нужно было налаживать железнодорожную связь с Азербайджаном и Турцией, строить трассу, прокладывать трубопровод. А ведь для многих людей архитектура вдоль основных транспортных артерий - чуть ли не единственное, что они увидят в стране. И стояла задача оформить эти места так, чтобы они олицетворяли Грузию, представляли собой архитектурную ценность. Это уникальный подход, такого я не встречал нигде.

- Всего за несколько лет иностранные архитекторы построили в Грузии огромное количество зданий. Их часто критиковали за то, что архитектура слишком необычна, не вписывается в окружение. С какой реакцией столкнулись вы?

- Я встречался, в основном, с теми, с кем работал, так что отзывы были очень хорошими. В том числе и от молодого поколения, которому было любопытно увидеть, на что способна архитектура, устремленная вперед, а не законсервированная, ориентированная на прошлое.

Юрген Майер

Юрген Майер

Работа велась в Грузии в двух направлениях. Были отреставрированы и сделаны доступными для посещения многие памятники культуры. Историческая архитектура, скажем, старого Тбилиси, приводилась в порядок, за счет чего ее ценность в глазах как местных жителей, так и туристов возрастала. И одновременно в Грузии звучала тема многообразия и динамики в архитектуре, там хотели дать возможность высказаться как можно большему количеству голосов. Это было важно после долгих лет застоя.

- В новой архитектуре Грузии часто видят визуальный символ политических изменений в стране. Насколько сложнее для вас было создавать не просто здания, а именно символы?

- Мы не работали над этими проектами иначе, чем над другими. Мы всегда очень внимательно изучаем местность, где должен быть построен объект, находим в ней какие-то особенности, которые кажутся нам интересными, разрабатываем их, делаем экспрессивнее, чтобы изменить привычный взгляд на это место.

Мы, пожалуй, первые, кто привез в Грузию такую архитектуру, хотя, надо сказать, в советской архитектуре 1970-х также было много "скульптурных" зданий - жилых комплексов, стадионов, библиотек... После нас много строили в Грузии Массимилиано Фуксас, Микеле де Лукки, грузинские архитекторы, реализуя выдающиеся, крупные проекты. Мы же занимались множеством небольших объектов, которые точечно распределены по стране. Конечно, первые из них более заметны, но они были только началом архитектурной трансформации Грузии.

Что было интересно, так это новый подход к обычным вещам, с которым мы столкнулись. Например, границу с Турцией застройщики видели не линией раздела, а скорее местом встречи. С грузинской стороны до самой границы можно купаться в море, лежать на пляже (с турецкой такого нет, так как там более обрывистый берег). Так что в проекте КПП в Сарпи прямо над пунктами пропуска мы предусмотрели конференц-залы, чтобы была возможность провести там бизнес-встречу, свадьбу, семейный праздник. Прямо на границе, в приграничном здании, на террасе, откуда открывается вид на море. И это, на мой взгляд, очень интересное отношение к теме соседства, к тому, как можно прощаться с гостями страны или их встречать.

- Роль политиков со временем переоценивается. Как вы считаете, скажется ли на отношении к вашей архитектуре то, что личность Саакашвили, который инициировал архитектурное обновление страны, теперь оценивают не так однозначно, как в момент его прихода?

- Многие объекты были построены, прежде всего, для того, чтобы страна нормально функционировала, они делались с расчетом на будущее. Так что надо подождать, чтобы увидеть, насколько правильными были принятые решения и как все будет работать на деле. Но, как бы там ни было, самое важное - это архитектурное разнообразние, которое появилось в стране. Оно вдохновляет молодых архитекторов, которые там сегодня творят.

- Как выглядит ваше сотрудничество с Грузией сегодня?

- У нас в работе еще несколько проектов. Это большой международный вокзал между Азербайджаном и Турцией, он строится и финансируется Азербайджаном. А также павильон в Батуми, библиотека Саакашвили, которая в ближайшее время будет закончена, и частный особняк в Тбилиси. Так что сотрудничество продолжается.

Контекст