1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Суть дела

Грузино-абхазский конфликт

25.04.2002

Cегодня речь пойдет о сути конфликта между Грузией и Абхазией. Вот тема передачи, подготовленной Мариной Перевозкиной на основе ее личных впечатлений от поездки в регион.

Абхазия уже 9 лет фактически не подчиняется Тбилиси и добивается признания своей независимости. Грузины и абхазы это разные этносы, не имеющие общих корней, говорящие на разных языках. Абхазы, коренное население Абхазии, родственны народам российского Северного Кавказа. Историки в Грузии и Абхазии рисуют совершенно разную картину того, что происходило здесь на протяжении долгих веков. Однако является неопровержимым фактом, что к моменту присоединения к России в 1810 году Абхазия была самостоятельным княжеством. Георгиевский трактат с Россией заключило в конце 18 века Картлийско-Кахетинское царство, которое в 1801 году царским манифестом было включено в состав Империи. С 1931 года Абхазия автономная республика в составе союзной республики Грузия. В конце 80-х годов в Абхазии формируется национальное движение, ставящее целью выход из состава Грузии. Летом 92-го года Абхазия провозглашает свой суверенитет, в ответ на ее территорию входят части грузинской армии. Начинается война, которая закончилась через год полной победой абхазов и практически полным изгнанием из Абхазии грузин. С тех пор идут переговоры, посредниками на которых выступают Россия и ООН. Однако позиция Абхазии, взявшей курс на построение самостоятельного государства, остается неизменной. Это подтвердил в интервью Немецкой волне министр иностранных дел Абхазии Сергей Шамба:

«Документ о разграничении полномочий, который подготовила группа друзей генерального секретаря, нам пока даже не предлагается, потому что понимают, что смысла нет на эту тему разговаривать, пока ситуация не урегулирована в Кодорском ущелье. Документ этот уже подготовлен, все участники этой группы одобрили его и теперь его должны вручить сторонам. Мы неоднократно говорили о том, что для нас этот документ неприемлем, потому что он предполагает разделение конституционных полномочий, что говорит о едином государстве и строится на принципах территориальной целостности Грузии, что также для нас неприемлемо. Потому что основой нашего конфликта как раз являются наши разные взгляды на эту остро стоящую в мире проблему: территориальной целостности и права народа на самоопределение. Мы исходим из второго, грузины исходят из первого принципа. В этом документе априори закладывается принцип территориальной целостности Грузии. Однозначно, что мы его не можем принять. Это принципиальные вопросы для нас. Как только проблема Кодорского ущелья будет урегулирована, очевидно, мы столкнемся с попыткой вручить нам этот документ. И наверно это будет серьезное давление на абхазскую сторону. Известно, что такого давления, какое оказывается на абхазскую сторону, ни в одном переговорном процессе никогда и нигде не оказывалось. Тем не менее мы намерены твердо отстаивать свою позицию в этом вопросе. Пока он нам не вручен. Хотя там и говорится, что он не носит обязательный характер. Но после того, как мы его примем, все модели, которые мы будем обсуждать, будут строиться на принципе соблюдения территориальной целостности Грузии. Мы взять на себя такие обязательства не можем. Мы готовы обсуждать межгосударственную модель взаимоотношений, мирное сосуществование».

Однако грузинским беженцам из Абхазии, количество которых примерно 240 тысяч, все труднее мириться с тем, что им приходится жить далеко от своих домашних очагов. Многие из них во всем обвиняют Россию, которая, по их мнению, во время войны помогала абхазам, а сейчас не делает ничего, чтобы урегулировать конфликт. Грузинский беженец:

«Конфликт спровоцирован Россией. Россия должна уйти, мы грузины и абхазы встанем друг против друга и помиримся».

В Абхазии придерживаются на этот счет прямо противоположного мнения. Вот что думает лидер Союза ветеранов грузино-абхазской войны Гарри Саманба:

«Мы видим Абхазию суверенным государством, но при этом хотим иметь очень теплые отношения с Россией. Никаких других со стороны Грузии или может быть со стороны Турции мы не хотим иметь. Мы знаем, кто нас поддерживал, когда нам тяжело было, кто рядом с нами стал. Это не секрет: добровольцы с юга России. Некоторые сегодня говорят: чеченцы в Абхазии сделали все, чтобы Абхазия оказалась в выигрышной ситуации. Учитывая, что я руководил военными операциями, я скажу вам так: больше 40 человек чеченцев в моей бригаде не было, у меня бригада достигала до 5000 человек. И с юга России помогали, поднимали наш дух. Но 95% того, что было сделано, и 95% погибших это люди абхазской национальности. Были армяне, потому что они тут живут, третье место занимают после русских в Абхазии. Батальон у них был, делали свое дело».

После войны ситуация в Абхазии серьезно обострялась дважды: в мае 98-го года в Гальском районе и прошлой осенью в Кодорском ущелье. Река Кодор, протекающая по ущелью, пересекает всю Абхазию и впадает в Черное море примерно в 30 км от Сухуми. Верховья реки Кодор труднодоступная горная местность, населенная грузинами сванами. Это единственная территория Абхазии, не контролируемая из Сухуми. Руководит общиной сванов назначенный Тбилиси губернатор Горной Сванетии Эмзар Квициани. Кодорское ущелье является своеобразным коридором из Западной Грузии в Абхазию. На грузинской стороне на входе в ущелье стоят два поста российских миротворцев, но пройти мимо них незаметно горными тропами для людей, знающих местность, не составляет особого труда. Именно таким путем проникли летом и осенью прошлого года в Абхазию интернациональные отряды боевиков под командованием чеченского полевого командира Руслана Гелаева. В Сухуми содержатся в заключении пятеро пленных, принимавших участие в осенних событиях: два чеченца, кабардинец, сван и мегрелец. Мегрелец Герваси Джологуа, уроженец села Квемо Боргеби в Гальском районе Абхазии, и стал тем проводником из местных жителей, который помог боевикам попасть в Кодорское ущелье. Вот что он рассказал о своих встречах с Гелаевым:

«Мы встречались три раза. Он оставлял впечатление абсолютно порядочного человека. У нас не было такого договора чтобы воевать. Он был заинтересован в том, чтобы иметь не одно место базирования. Видимо, хотел расширить свои возможности. Но кто и как его втянул я не знаю. Сначала хотели в Мингрелии сделать базу. 70 человек близкое окружение Гелаева я помог перевезти в Мингрелию. Это было в конце июля. В Панкисском ущелье у кистинцев мы взяли машины. У нас было три машины всего: К-66 и два КАМАЗа. Все это они организовали, мы ждали его на выходе города Ахмета. Мы даже не заходили в ущелье. Мы знали, что 29 меняются в ущелье внутренние войска. Мы накрыли машины брезентом и на большой скорости с зажженными фарами никто не подозревал, что это машины неофициальные. Все думали, что это едут машины внутренних войск. Так мы дошли до Цаленджихского района. Мы сделали бросок почти в 600 км. Потом грузинское правительство нас вынудило уйти оттуда. Они опасались того, что чеченские боевики оказались слишком близко к российским миротворцам. Потом начало происходить что-то непонятное, я не мог все контролировать. Потом этих людей стало уже не 80, а 200. Потом когда мы оказались в Сакене, их становилось все больше и больше. Я все не мог контролировать: откуда они прибывают и кто их привозит. Мы обошли российский пост, мы так его обошли, что они не могли нас увидеть. Я скажу, что там такие места есть, где можно их обойти свободно, так что миротворцы не виноваты ни в чем. Российские военные совершенно не в курсе были, что там происходило. В начале сентября уже мы были на территории Абхазии. В Сакене, это начало Кодорского ущелья, мы были, перебрались через перевал Хида».

Я прошу слушателей принять во внимание, что этот человек сейчас находится под следствием и его собираются предать суду в Абхазии. Абхазы утверждают, что вся акция по переброске боевиков из Панкисского ущелья, граничащего с Чечней, в Кодорское ущелье на территории Абхазии была организована грузинскими спецслужбами. Так думает, например, заместитель министра обороны Абхазии Гарри Купалба.

Замминистра говорит о том, что все организовал секретарь совбеза Саджая, недавно покончивший самоубийством. Масхуд Джабраилов уроженец Веденского района Чечни. Ему 25 лет. Был взят в плен абхазскими ополченцами осенью прошлого года. С весны прошлого года находился в Панкисском ущелье. Там же, по его словам, находились известные чеченские полевые командиры:

«Абдул-Малик был. Он командир ваххабитов. Он чеченец, но чеченцы считают его своим врагом. Было время, что он против чеченцев воевал, после первой войны это было. Ваххабиты отдельно живут. С ними невозможно завязать дружбу. Они какие-то замкнутые и своеобразные люди. В основном в лесу живут они. Гелаев тоже был там. Я лично с ним не знаком, но я видел его, когда сюда мы ехали. В лицо его знаю. Я так считаю, что ему тоже не простят чеченцы. Я думаю, чеченцы считают, что он их подставил».

Масхуд утверждает, что он и многие другие простые чеченцы были обмануты: они не знали, что их везут в Абхазию. Гелаев им обещал скорое возвращение домой, в Чечню.

«Говорили, что машины, в которые загружается отряд гелаевский, едут в Чечню. Я решил поехать домой. Все беженцы говорили это. Привели сюда, я не мог никуда уйти, я Грузию не знаю. Мы знали, что находимся в Грузии. Полностью они были как отряд упакованы, и вещи, и оружие, что должно быть у военного человека, у них с собой было. Мне тоже выдали оружие. У меня был автомат, два рожка. Сказали, повезут в Чечню домой. Они ехали воевать за Чечню. Человек 200-250 было. Нас везли в военных машинах марки КАМАЗ. Которые нас везли были грузины в военной форме. Прилетал вертолет, боеприпасы, продукты питания привезли. Возле водохранилища когда были, чеченцы, которые из Чечни пешком пришли, говорили: такое озеро было, когда мы шли в Грузию. Даже возле водохранилища мы еще думали, что идем в Чечню. С грузинами общаться нам запрещалось. Они отдельно были от нас. Но в передвижениях смешивались. Я лично понял, что мы в Абхазии, когда боевые столкновения были, и один грузин сказал: вон за той горой село, где я родился. Мы находимся в Абхазии. Мы втроем решили уйти от отряда при первой же возможности. Это совсем не то, что нужно мне. За Абхазию 130 чеченцев погибли. Я знал некоторых людей, которые за Абхазию воевали. Это очень хорошие ребята. Мы узнали, что нас подставили. Сказали, что в Чечню везут, а оказались в Абхазии».

Осенью в Кодорское ущелье вслед за боевиками были введены грузинские войска. Как утверждает Тбилиси, для защиты живущих там мирных жителей. Вывода этих войск сейчас добивается Сухуми. 2 апреля стороны подписали соглашение, в котором и грузинская, и абхазская стороны обязались вывести из ущелья свои вооруженные силы. Вывод грузинских войск должен был завершиться 10 апреля. Абхазская сторона обвиняет своих оппонентов в срыве соглашения. Тем временем появилась информация, что Гелаев с отрядами северокавказских боевиков опять перебрался в Кодорское ущелье. С конца февраля абхазские вооруженные силы находятся в состоянии повышенной боевой готовности. Но если война вспыхнет в Кодоре, многое будет зависеть от того, поддержит ли ее население Гальского района самого восточного района Абхазии, населенного этническими грузинами мегрелами. В этом районе действуют отряды партизан из числа местных жителей: Белый Легион и Лесные Братья. Прошлой осенью, по словам главы администрации района Руслана Кишмария, здесь все было спокойно:

«Командиры партизан выжидали, чем кончится в Кодоре, но местные жители даже провели митинг, что не будут участвовать. И вообще обстановка улучшилась, доверие населения к власти возросло».

Уже 9 лет Абхазия живет как осажденная крепость. О том, как влияет такая жизнь на психологию людей и внутриполитическую ситуацию в республике, мы расскажем в следующей передаче.